Роль мышей в создании государства Московского

В истории большую роль играет личность, но не менее важным является географическое положение территории, где формировался народ, и изменение природных условий его существования, в частности климата, что приводило к переселению, войнам за территорию, гибели одних народов и образованию новых.
У исследователя этносов Льва Гумилёва есть пассионарная теория этногенеза, которая описывает исторический процесс как взаимодействие развивающихся народов с вмещающим ландшафтом, связанным с природными условиями и климатом, и другими этносами.

Изменение климата в Золотой орде в своё время вызвало цепь событий, приведших к ослаблению одних русских княжеств и укреплению других, повлияло на историю Тверского княжества и, естественно, Клинского удельного, что исследовал ответственный секретарь клинского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Михаил Томилин.

В работе «Вторая пандемия чумы в Золотой орде и её последствия» исследователи-историки Тимур Хайдаров и Дмитрий Долбин на основе исторических источников выделили четыре волны чумы на территории Улуса Джучи.

Так ещё называли Золотую Орду, государство во главе с потомками Джучи, старшего сына Чингисхана. Первая волна чумы датируется 1345-46 гг., вторая – 1364 г. , третья – 1374 г. и четвертая – 1396 г.

Такая точка зрения в целом соответствует установившимся в исторической науке представлениям о протекании пандемии или эпидемии чумы. «Можно предположить, что одной из причин резкого всплеска чумы в 40-е гг. XIV века стало изменение миграционных путей грызунов в Средней Азии, – заметили учёные. – Данное изменение возникло, с одной стороны вследствие изменения климата, а с другой стороны, вследствие бурной деятельности жителей Улуса Джучи».

Трупы людей, умерших от бубонной формы чумы, «к ужасу живых, сообщали исторические источники, стремительно чернели и напоминали по цвету уголь – отсюда и появилось название «черная смерть».

В своем труде «История Российская» учёный Василий Татищев подтверждает, ссылаясь на русские летописи, что дело уничтожения рода тверских князей, начатое татарами и московскими князьями, было продолжено чумой.

Серьёзные последствия для Руси имели вторая волна этой болезни в середине 1360-х годов и третья в конце XIV века. Многие исследователи Руси отмечали, что вторая волна чумы возникла на территории Улуса Джучи примерно в 1363/64 гг., что связано с продолжением возникшего в 1360 году в Северо-западной Руси мора.

Анализ русских летописей показывает, что именно нижневолжский природный очаг, как и в период с 1346 г. по 1349 г. стал эпицентром распространения эпидемии чумы. «Бысть мор велик в Новгороде, в Нижнем, и на все уезде его, гласили летописные источники, … храхаку людие кровию и инии железою боязноваху день един, или два, или три дни мало и умираху… и себе по вся дни и нощи, и не успеваху живыа мертвых погребати, бо на день по пятидесят и по сту человек и больше…

Того лета мор бысть в Переславом… и по всем волостей и селом и монастырем Переяславским…» Смертность была чрезвычайной – умирало до 150 человек в день. Не остался в стороне и центр России, о чем тоже есть сведения в летописях Руси: «… и пришел мор от низу от Бездежа, в Новгород в Нижний, а оттуду на Рязань и на Коломну, а оттуду в Переславль, а оттуду на Москву, и тако разыдеся во все грады… и в Суздаль, и в Дмитров, и в Можайск, и на Волок и во все грады разыдеся мор силен и страшен… и бысть скорбь велика по всей земли, и опусте земля вся и порасте лесом, и бысть пустыни всюду непроходимые».

Первым удар чумы на себя приняло Тверское княжество и северная часть Клинского удельного княжества, северной границей которого была река Волга – главная транспортная и торговая артерия, по которой с Нижней Волги через купцов и торговцев и пришла беда.

Миграция грызунов, которые и стали переносчиками чумы, привела к коренному изменению во внутриполитической жизни Северо-восточной Руси и в Золотой Орде.

В русских сказках, в частности о репке и курочке Рябе, несшей золотые яички, одна из главных ролей отведена мышкам. Есть в России и целый город Мышкин, стоящий на главном торговом пути.

То есть можно говорить о том, что к концу 1364 г. эпидемия чумы именно из ордынских земель пришла на Русь. В 1364-65 гг. на Руси свирепствовала моровая язва, чума, унесшая представителей многих княжеских родов – московского, ростовского, суздальского.

Но больше других потери понесли именно тверские правители. За несколько месяцев умерли Семен Константинович, Всеволод, Андрей и Владимир Александровичи.

Удельный князь «Полуклинский» или как его ещё называли Белогородский по названию центра Северного удельного Клинского княжества – Белого городка – Семён Константинович являлся младшим сыом Константина Михайловича от его второй жены Евдокии.

Историк Владимир Кучкин, комментируя гипотезу о разных матерях Константиновичей, утверждает … «в пользу того, что младшим был не Еремей, а Семен – сын именно второй жены Евдокии, говорит их совместная смерть от чумы».

После смерти отца он получил часть Северного Клинского удела с Белым Городком и землями по Волге. От чумы умирают не сразу. Поэтому Семён успел завещать свой удел двоюродному брату Михаилу Александровичу Микулинскому, а не, как было положено по закону того времени, родному брату Еремею Константиновичу.

Это стало поводом к началу многолетней борьбы между Михаилом и Еремеем, а так же кашинскими князьями с вмешательством Москвы. Как видим, эпидемия чумы не способствовала объединению Клинского удельного княжества в единое целое.

Другая волна чумы по Тверскому княжеству прошла через полвека. За один 1425 г. сменилось три поколения Тверских правителей: друг за другом умерли князья Иван Михайлович, Александр Иванович и Юрий Александрович, дед, отец и сын, соответственно.

Это тоже привело к сильному ослаблению Тверского княжества, так как кроме князей умерло много народа. Именно после второй и третьей эпидемий чумы в Северо-восточной Руси усилился процесс территориального расширения Великого княжества Московского за счет выморочных земель Суздальско-Нижнегородского и Тверского княжеств.

Тверь после эпидемий чумы не смогла оправиться и набрать силу. Дмитрий Донской закрепил за собой и за своими наследниками ярлык на Великое княжество Владимирское и в конечном счёте Московскому княжескому дому по завету Ивана Калиты в конце XV века удалось образовать централизованное государство на Руси.

Михаил Томилин
Газета “Клинская неделя”, №33 за 2018 год


08.09.2018