Сто лет - от трактира до картинной галереи

Продолжение статьи кимрского журналиста и краеведа Галины Крюковой из серии «Диалог прошлого с настоящим» - прогулка по улице Урицкого в городе Кимры Тверской области. До революции эта улица носила название Ильинской, поскольку была образована на месте дороги, ведущей в село Ильинское. Публикация в газете «Кимры Сегодня» за 2007 год.
Перейдя через улицу Кирова, остановимся у следующего собеседника – углового дома №10. По одним источникам, дом этот, как и предыдущий, принадлежал Сорокиным. Другие источники называют владельцем дома Василия Ивановича Бугринова. Как бы то ни было, та и другая фамилии очень достойные и многое могут напомнить коренным жителям. То же самое относится и к дому.

На рубеже XIX-XX веков, стоящий на оживленном месте, дом этот был очень популярным у кимряков и заезжих гостей. В нем арендовал помещение один из братьев Дудкиных под трактир. Верх дома всегда занимала чайная. Продолжительное время ее содержал Федор Григорьевич Копыткин, потомки которого и сегодня живут в городе. На первом этаже располагались хлебная лавка и рейнский погреб. Какое-то время правую сторону первого этажа занимал Константин Михайлович Русин под магазин, в котором можно было приобрести бакалейные, мучные, рыбные товары, гастрономию, парфюмерию, колониальные товары – прямо супермаркет. Константин Михайлович под свои магазины в разное время арендовал разные помещения, и они еще напомнят о себе.

Фамилия Русиных у кимряков была на слуху. Во-первых, первым земским врачом Кимр был Михаил Иванович Русин, сын корчевского священника Ивана Русина. По стопам отца пошел и сын Николай Михайлович, незадолго до революции 1917 года назначенный старшим врачом кимрской больницы. Акушер-гинеколог по специальности, он принимал активное участие в создании в Кимрах роддома, был его главным врачом. В 1960 году ему было присвоено звание «Заслуженный врач РСФСР». Был ли Константин Михайлович выходцем из этой семьи, мы доподлинно не знаем. Богаты содержанием и советские страницы истории дома и его обитателей.

В 1925 году 9 сентября в здании этом был открыт Дом крестьянина им. Енукидзе. На его открытии присутствовал и выступил с речью «всероссийский староста» Михаил Иванович Калинин. В доме, кроме комнаты отдыха и чайной, имелись читальный зал, библиотека, справочное бюро, позднее – агрономический музей.

Дом крестьянина в 20-30-е годы прошлого века был крупным организационным и культурно-просветительным центром, активным участником общественной жизни города. Например, в 1929 году при подготовке к дню коллективизации в агромузее была организована выставка урожая, на которой демонстрировались зерновые и огородные культуры. В колхозе Пикуново к дню урожая в том же 1929 году при деятельном участии Дома крестьянина произведена радиофикация колхоза, открыта изба-читальня.

Газета «Коллективная жизнь» от 11 апреля 1936 года рассказывает о том, как готовился Дом крестьянина к празднованию Первомая. В частности, в подшефном Богунинском колхозе ставит спектакль, проводит выставку к весенне-полевой компании.

Позднее в этом здании разместился клуб кустарей. Организован клуб был еще в 1926 году и какое-то время «квартировал» в помещении Преображенского храма. В своей деятельности клуб кустарей активно и эффективно использовал природу. Так, он развернул работу на площадке «Темного бульвара», который находился под Покровским собором, если идти на катерную переправу (была такая, кажется, совсем еще недавно). Площадка эта была как бы двухъярусной и намного больше, чем теперь. Это позволяло построить там два павильона и эстраду с местами для зрителей. Была и читальня, помещение для настольных игр и буфет. Здесь, на природе, проводились собрания, выступала художественная самодеятельность, часто играл струнный оркестр под управлением Синюшкина.

С середины 1930-х годов клуб кустарей стал называться клубом промкооперации. Промкооперация занималась кооперированием кустарей, в частности, сапожников, организуя их в артели. Пример одной такой – обувная артель «Вторая Пятилетка», которая считалась одно время самой механизированной артелью в Советском Союзе. Для артели в 1933 году промкооперация выстраивает здание на углу улиц Ленина и Кирова. Впоследствии мы знали его как производство №4 обувного промышленного объединения «Красная звезда».

В ведении промкооперации находились и учреждения культуры – музей, клубы, на которые отпускались средства, вырученные от производственной деятельности артелей. Вот один такой клуб и находился в этом здании. Когда в 1957 году постановлением правительства промкооперация в стране прекратила свое существование, здание было отдано обувной фабрике «Красная звезда» – флагману Калининского производственного обувного объединения, которая разместила в нем свой клуб. Это уже близкая нам история. В 60-е годы в клубе для молодежи в выходные дни устраивали танцы. Местные острословы прозвали это место «кабаре», в отличие от «курятника» – второго клуба «Красной звезды» на улице Володарского. Сегодня же, как говорит вывеска, здесь находится картинная галерея.

Кимры и Кимрский район издавна привлекали к себе художников. Разные по силе дарования, художественным пристрастиям, технике письма – они составляют безусловную славу города. И мы по праву называем Кимры городом художников, а не только обувщиков и купцов. Владимир Владимирович Маслов, Валентин Дмитриевич Хрущ, Петр Савельевич Гусев – это вообще величины мирового масштаба. Большую любовь и признание у любителей живописи не только Кимр, но и многих других городов страны и зарубежья снискали Владимир Комлев, Юрий Рылеев, Игорь Хохлов, Владимир Ростов, Александр Васильев.

В конце теперь уже прошлого века настоящим открытием стала баба Люба – Любовь Михайловна Майкова. Взявшись впервые за кисть в достаточно преклонном возрасте, за 80 лет, она покорила зрителей чистотой образов, по-детски трогательных, наивных, целомудренностью цвета, простотой и бесхитростностью восприятия окружающего мира, природы. Выставки живописи наших мастеров всегда желанны, гости города, раз побывавшие на них, при первой же возможности приходят сюда снова, интересуются новыми именами, работами, приобретают их для своих коллекций.

А теперь давайте пройдем чуть вперед. К сожалению, не все строения дожили до наших дней. В противном случае, нашим собеседником сейчас стал бы двухэтажный деревянный дом, принадлежавший Шокину. Шокиных в Кимрах было много, это одна из старых кимрских фамилий. Они были и успешными промышленниками, и удачливыми торговцами, много сделали и на общественной ниве, и мы с некоторыми из них еще познакомимся.

Одно время в не дожившем до нас доме располагалась станция Северных железных дорог, включавшая в себя агентство, кассы, посредническое агентство. Станция была создана приблизительно через два года после открытия в 1901 году железнодорожной станции Савелово. Она принимала грузы и выдавала железнодорожные дубликаты на все станции железных дорог и сама отправляла грузы через станцию Савелово. А также переправляла грузы, прибывшие на станцию Савелово, по торговым и квартирным адресам. Станция также продавала железнодорожные билеты и принимала багаж для доставки его на станцию Савелово. Вот такой был сервис! Сравнить его с сегодняшним вы можете сами.

В советские годы в здании находилось общежитие Дома крестьянина, потом столовая медицинского училища. В начале войны в нем располагался истребительный отряд. Потом случился пожар, и здание разобрали.

Такая же участь позднее ожидала и его соседа, памятного кимрякам как дом Бугринова. На этот раз имя владельца не вызывает сомнений. Дом этот по одному из свидетельств был не тронут пожаром 1859 года и избежал какой бы то ни было перестройки – вот такой до недавнего времени стоял на улице ветеран! И был поставлен необычно: фасад его смотрел во двор. Некоторые краеведы в связи с этим задаются вопросом: может ли это свидетельствовать о том, что до пожара 1859 года планировка центра села была другой, нежели сейчас?

Представлял собою дом одноэтажное строение, которое до самого сноса (а это произошло уже в 90-х годах минувшего столетия) все считали каменным. Но, как оказалось, кирпичным был только полуподвал, а само здание – деревянное. Архитектура у него была своеобразная. Так строили, писал краевед Павел Николаевич Орешкин, во времена Пушкина и Гоголя. Характерная лепка на толстооштукатуренных стенах не бросалась в глаза и вместе с тем придавала дому неповторимый облик. До сноса дом арендовала у городских властей фирма «Попиком» и даже собиралась произвести ремонт в содружестве с другой фирмой «Дружба». Но износ дома был очень большой, и целесообразнее было его снести. Что и сделали. А на его месте возвели другое – яркое, высокое, большой вместимости. Сегодня в нем находится торговый центр «Фаворит».

Ну а что же Бугриновы? Род этот кимрский, старинный, впервые встречаем мы его под именем Бугра, что, скорее всего, было прозвищем, в Писцовой книге 1635 года. В Переписной книге 1710 года он значится уже под фамилией Бугрины. Но и на этом трансформирование фамилии не закончилось, и это шло весьма распространенным явлением, имевшем место при оформлении русских фамилий, берущих свое начало от прозвищ. К XIX веку Бугра XVI века уже окончательно становится Бугриновым и потомки его, наряду с предприимчивыми кимрскими крестьянами, такими как Собцовы, Башиловы, Малюгины, Мошкины, Лужины, ведут обширную торговлю хлебом в Петербурге.

Покупая хлебный товар на пристанях Моршанска, Лыскова, Балакова, Казани и прочих мест, весной кимряки разгружали его в Рыбинске на мелкие суда и отправляли вверх, к Петербургу, разраставшемуся, требующему все больше и больше хлеба и продуктов. Эта торговая операция совершалась на сумму от 200 до 300 тысяч. Что же касается непосредственно Ивана Васильевича Бугринова, то он сбывал хлеб как в Петербурге, так и в других городах, на сумму 170 тысяч рублей.

А в целом в те годы, по словам М.В. Малюгина, оставившего нам свои интересные записки, «торговое дело нашего селения, с включением того, что делается по торговле и вне нашего селения, простирается от миллиона пятисот тысяч до двух миллионов». Заметьте, это первая половина XIX века. Участвовали эти торговцы и в поставках хлеба на заграничный рынок, особенно после Венского конгресса 1815 года. Огромные капиталы, вырученные во времена «хлебного бума», одни впоследствии успешно вложили в обувной промысел, другие – в строительство доходных домов, третьи – в расширение торгового бизнеса.

Династия Бугриновых оставила глубокий след в кимрской истории. И не только в качестве крупных торговых людей. Как и многим зажиточным преуспевающим жителям села, им не чужды были интересы общества, его социальное развитие. Василий Иванович был волостным старшиной, принимал большое участие в строительстве и содержании земской больницы. Он был ее попечителем, и попечителям ревностным. Он активно поддерживал идею создания в селе вольной пожарной дружины, первым начальником которой и был. Это благодаря ему и его единомышленникам дружина вскоре была признана одной из лучших и по оснащению, и по подготовленности, и по качеству действий.

Был Василий Иванович и председателем местного благотворительного общества. Социальное благотворительное учреждение, узнаем мы из журнала «Нива» за 1899 год, отпускает ежедневно до ста даровых обедов и оказывает денежное пособие бедным невестам при выходе их в замужество. Из этого рода вышла знаменитая династия кимрских педагогов Бугриновых.

Ну а мы продолжаем движение по улице, и в диалог вступает двухэтажный каменный дом с магазином, принадлежавшим в свое время опять же одному из Шокиных. Торговал он мучными и бакалейными товарами. Сегодня дом также сохраняет торговый профиль. В нем располагается магазин женской одежды. Владельцы позаботились не только о самих товарах, но и о внешнем виде своего магазина. Долгое же время здесь был магазин Райпо, и был он не таким стильным. Заканчивается же квартал домом, принадлежавшим опять же семейству Бугриновых.

Начало - в статье "Кимры, улица Ильинская"

25.05.2018