Зачем раскалывать город и его историю?

В 2004 году участники Фонда «Наследие» установили на ул. Ратмино памятный камень, посвященный древнерусской Дубне. Почти сразу он стал одной из городских достопримечательностей. Но шесть лет спустя жительница наукограда Л.Зиновьева и группа ее сторонников объявили надпись на камне противоречащей официальной дате основания города и развернули кампанию против камня, настойчиво переводя исторические дискуссии в административные споры и судебные разбирательства.
Поставить точку в этом псевдоисторическом споре не удается до сих пор, хотя многие профессиональные историки, кандидаты и доктора исторических наук, признали надпись корректной.

Своим мнением о ситуации вокруг ратминского камня поделился Леонид Четвериков, дубненский краевед, автор многочисленных исследований о прошлом территорий, входящих в состав современного наукограда: в том числе о возникновении на левобережье градообразующих предприятий, о военном и послевоенном периоде, о защите плотины на Иваньковском водохранилище, о пребывании на Тридцатке и в Подберезье немецких авиаконструкторов и пр. - Наша Дубна формально, так сказать, де-юре образована в 1956 году. Де-факто современная Дубна берёт своё начало в 1960 году с момента объединения двух равноправных городов, Дубны и Иваньково, в его современных границах. До 1960 года шло своеобразное административное броуновское движение с подчинениями-переподчинениями территорий из одной области в другую, сменой названий, изменениями городских и областных границ. Начиная с 1960 года город на двух берегах Волги стал развиваться как единое целое, встречая на этом пути немалые трудности. Не всем нравилось подобное совместное проживание. В 70-е годы дело едва не дошло до развода.

Предоставим слово тогдашнему председателю исполкома Дубны В.Ф. Охрименко: «...Через некоторое время в городе разразился скандал грандиозных масштабов, не оставивший равнодушным ни одного дубненца: руководство ОИЯИ обратилось в Политбюро к секретарю ЦК КПСС А.П. Кириленко с просьбой о разделении Дубны на два населенных пункта, границей между которыми должна стать река Волга… Формально эта идея преподносилась в верхах в благопристойной упаковке: забота о благе ученых, о создании для них заповедных условий для творческой работы. Эти люди выражали интересы определенной группы работников ОИЯИ, болезненно ностальгировавших по прошлым временам, когда ОИЯИ был крохотным островком изобилия и благ среди общероссийской послевоенной нищеты. ...Когда я узнал об этой затее, первая мысль, возникшая по этому поводу, была: «А здоровы ли наши ученые? Ну, как можно делить живой организм пополам?»

К счастью, у Н.Н. Боголюбова хватило мудрости остановить намечаемое разделение и наша общая объединённая Дубна на двух берегах Волги осталась в границах 1960 года.

Нет смысла по десятому разу повторять все различия между частями Дубны, существовавшие и существующие многие десятилетия. К сожалению, сглаживание этих противоречий во многом произошло не из-за того, что отстающие подтянулись к передовикам по уровню жизни, комфорта, развитию транспортной инфраструктуры и т.п., а, наоборот, в 90-е годы грянул общий обвал, в результате которого все части города стали товарищами по несчастью.

Тем не менее постепенно ситуация начала выправляться. Маленький пример. В 2007 году на левом берегу заработал свой полноценный плавательный бассейн. Напомним, что в институтской части «Архимед» действует с 1971 года. Сам левый берег вышел из глубокого режима секретности. Теперь разработки левобережных конструкторов не менее известны, чем открытия правобережных учёных. Узким местом пока остаётся транспортная составляющая. Хочется верить, что строящийся мост если полностью не устранит, то хотя бы сгладит сложности перемещения с одного берега Волги на другой.

Но последствия городотрясения, так сказать, афтершоки событий 70-х годов, чуть было не приведших к расколу единого организма, продолжаются до настоящего времени, хотя они приобрели уже, на мой взгляд, несколько гротескные черты. В попытке защитить исключительность институтской части Дубны сторонниками этой точки зрения на флаг поднята формальная дата основания города – 1956 год. Всё, что не вписывается в их концепцию, подлежит переписыванию или, как в случае с Ратминским камнем, сбиванию зубилом. Даже если представить, что с буквоедской, формальной точки зрения все экспертизы, все бумаги, собранные Л. Зиновьевой, верны – вся её деятельность направлена на разобщение. Повторюсь: с моей точки зрения, это отголоски попыток расколоть наш город.

В надписи на камне, на мой взгляд, наоборот заложена здравая объединяющая идея для всего города. Она как бы говорит нам: давайте не будем спорить, кто круче – левый или правый берег, институтская часть, Большая Волга или Тридцатка… Давайте все вместе хранить память о тех предшествующих поколениях, которые жили, строили, торговали и воевали здесь столетия назад, создавали флот Петра I, относительно недавно перекрывали плотиной Волгу, крепили и продолжают крепить оборонную мощь страны, развивали и развивают передовую науку…

Я не тешу себя надеждой переубедить этой небольшой заметкой своих оппонентов. Даже великому Боголюбову потребовалось время, прежде чем он изменил свою точку зрения на то, каким должен быть наш город. Но Боголюбов мыслил в государственных масштабах и смотрел в будущее, а сегодняшние защитники исключительности институтской части, вероятно, стремятся вернуть утерянный рай свой юности.

Подытоживая, ещё раз попытаюсь обосновать свою точку зрения на этот многолетний спор. За всеми буквоедскими, надоевшими всем до чёртиков, спорами, судами, экскурсами в далёкую и не очень историю стоит главное: понимание того, что представляет собой сейчас наша Дубна и какой ей следует быть в будущем. Это город, где все его такие разные и самобытные части равны между собой или одна из этих частей важнее других?

03.03.2018