«И плыть легко, и петь легко»

15 июля 1937 года был введен в эксплуатацию канал имени Москвы, который население Советского Союза узнало по полюбившемуся фильму «Волга-Волга». На практике это грандиозное гидротехническое сооружение, чуть ли не крупнейшее в мире, превратило Москву в порт пяти морей, обеспечило полное и бесперебойное снабжение предприятий и жителей города волжской водой. Канал протяженностью 128 км был построен в рекордно короткое время – за четыре года восемь месяцев. Завершение строительства явилось «триумфом индустриализации, подтверждением технического могущества страны», как писали газеты тех лет.
Первым и важнейшим условием успеха начальник строительства М.Д. Берман называл то, что ЦК партии, совнарком и лично тов. Сталин проявляли исключительную заботу и внимание, оказывали помощь и поддержку коллективу строителей. «Коллектив чувствовал в своей практической работе энергичную помощь и заботу о стройке со стороны Молотова, Кагановича, Ежова и Хрущева, - говорил М.Д. Берман в день пуска канала. - Эта забота вдохновляла строителей, и они работали с максимальным подъемом и энергией».

Сейчас эти слова заместителя наркома НКВД СССР М.Д. Бермана воспринимаются как издевательство над каналармейцами - заключенными Дмитровлага, чей дешевый, преимущественно ручной труд, а также минимальные затраты на их содержание сделали задачу воплощения в жизнь грандиозных кремлевских замыслов реальной и решаемой. На строительстве канала в разные годы работало от 10000 до 200000 человек. С 14 сентября 1932-го по 31 января 1938 года в Дмитровлаге, по официальным данным, умерло 22842 человека.

При этом недостатка в рабочей силе и инженерных кадрах канал не испытывал – заключенных в Дмитровлаг доставляли из всех лагерей ОГПУ, а если не хватало специалистов, то по статье 58 УК РСФСР за шпионаж вредительство, саботаж, контрреволюционную агитацию могли взять любого нужного специалиста и доставить на строительство.

Особая роль в проекте канала отводилась Волжскому гидроузлу, который решал важнейшую задачу управления Волгой – чтобы она чересчур не разливалась и не вредила во время паводка. Начальником его строительства был один из лучших строителей Беломорстроя, чекист К.К. Крипайтис.

Сердцем Волжского гидроузла стала самая крупная из семи гидростанций канала - Иваньковская ГЭС. Эта уникальная станция открытого типа построена первой на Волге впервые в СССР по американскому образцу.

Плотина ГЭС строилась на мягком грунте. Она должна была выдержать напор огромного водохранилища и пропускать через свои пролеты 7500 м3/сек. воды. Подобная плотина, рассчитанная на громадный напор, строилась на таком грунте впервые не только в СССР, но и во всем мире.

В Гидроэлектропроекте были против открытой станции — поборники технических традиций мотивировали свои возражения отсутствием опыта и большим риском. Они сомневались, что экономия материалов и все остальные выгоды окупят сложность монтажа и демонтажа. Но разработчики настаивали на том, что если нет опыта, то его следует нарабатывать. Руководство канала Москва-Волга поддержало проект открытой ГЭС.

Строить было нелегко. Мало того, до конца 1934 года не было ни одного чертежа, к тому времени только заканчивался технический проект. Получалось, что в 1935 году приходилось делать все сразу — и начинать строительство, работая по чертежам, которые уже были готовы, и срочно выпускать новые чертежи для остальных частей гидростанции. Коллективу удалось сделать чертежи, в которые не было позже внесено почти ни одного изменения.

Особенность открытой гидростанции заключается в том, что над генераторным помещением нет обычной надстройки, где движется мостовой кран, необходимый для монтажа механизмов. При проектировании Иваньковской ГЭС предполагалось, что эту работу будет исполнять портальные краны, которые поднимают и опускают щиты плотины.

Уникальные краны грузоподъемностью 150/40 тонн пролетом 17 метров заказали на НКМЗ. Их автором стал Григорий Гаврилович Вербовский – первостроитель, начальник бюро краностроения, впоследствии заместитель главного инженера завода, а через время - преподаватель Харьковского института инженеров железнодорожного транспорта.

В конструктивном отношении краны для Иваньковской ГЭС существенно отличались от обычных мостовых кранов, которые завод в большом количестве выпускал для нужд промышленности. Отсутствие какого бы то ни было опыта в постройке подобных машин и сжатые сроки исполнения делали задачу чрезвычайно сложной, требовали исключительного напряжения и тщательной подготовки производства.

Механизмы поднимали особые затворы плотины, которые давали нагрузку на крюк в зависимости от напора воды. Вербовский ввел в конструкцию кранов ряд усовершенствований, позволявших сократить сроки изготовления и монтажа на месте установки. Впервые в мире применялось переключающее устройство скоростей подъема грузов, вал с электромотором, регулирующий ход крюков спаренных кранов.

При весе одного крана в 293 тонны главная тележка имела грузоподъемность 150 тонн, вспомогательная - 40 тонн. Хотя в отдельных случаях нагрузка возрастала до 300 тонн, ни разу подъемные краны с маркой НКМЗ не подвели водников, о чем после ввода в эксплуатацию Волжского гидроузла сообщил на завод начальник строительства канала М.Д. Берман. Автор проекта инженер Г.Г. Вербовский в своих воспоминаниях писал: «Новизна конструкции и большая ответственность сооружения поставили нас перед необходимостью испытать краны на территории завода. Для этой цели кран монтировался на специальном стенде и воспроизводил все движения с заданной нагрузкой. Ни один из кранов, изготовленных заводом до сего времени, не проходил такого испытания. Отправляя его в адрес заказчика, мы знали, что машина полностью отвечает поставленным условиям. Краны служат и до сих пор». Для изготовления кранов Волжской плотины впервые в краностроении была применена сварка.

После пуска канала Г.Г. Вербовский был удостоен ордена Ленина (по другой версии - ордена Трудового Красного Знамени).

Канал Москва-Волга строила вся страна. Валы турбин мощностью 15000 кВт ковал и обрабатывал Уралмаш, направляющие лопатки турбины изготавливал завод «Красное Сормово», обрабатывал завод «Электросила».

Отливки втулок, механизмы открывания ворот шлюзов, лопатки рабочего колеса из нержавеющей стали массой 4 т изготавливал наш завод. Марка стали требуемого химсостава производилась впервые.

Верхние и нижние кольца направляющего аппарата Ø7 м отливали в Ленинграде, на заводе «Центролит», обрабатывались эти кольца в Харькове, на турбогенераторном заводе. Все производства работали только по чертежам и паспортам, без пригонки детали к детали.

Все части турбины, изготовленные на многих заводах, отправлялись из разных городов на монтажную площадку гидростанции и здесь, на месте, собирались. «Какими же были искусство и совершенство рабочих, которые делали комплектующие для гидростанции, если все детали при сборке точно встали по своим местам!» - восхищаются и сейчас исследователи истории канала Москва-Волга.

За кранами для Иваньковской ГЭС последовало изготовление по проекту ведущего инженера Н.М. Вальцева (также впервые в СССР) мостового крана грузоподъемностью 125 тонн для Сходненской ГЭС (знаменитое Химкинское водохранилище). И завершили программу «Москва-Волга» уникальные монтажные краны грузоподъемностью 310/75/20 тонн для Рыбинской и Угличской ГЭС, созданные в 1938 году.

«Канал Москва-Волга построен исключительно советскими инженерами, советскими механизмами, из советских материалов, а по всей 128-километровой трассе нового водного тракта — от Иваньково до столицы — стоит марка только отечественных заводов, - отмечал в своем выступлении по случаю ввода в эксплуатацию канала Москва-Волга М.Д. Берман. - Строители канала, и это факт, обошлись 6ез консультации и экспертизы зарубежных специалистов, а Волжская намывная плотина и Сестринские намывные дамбы могут служить неплохим образцом для иностранных коллег».

Вскоре на экранах кинотеатров Союза появился фильм «Волга-Волга», в котором и прозвучала песня со словами: «И плыть легко, и петь легко».

А ведущий инженер Г.Г. Вербовский в течение двух лет после ввода канала в эксплуатацию занимался еще одним гигантским проектом, связанным с Москвой. Он проектировал судоподъемник гидравлического типа на 300 тонн - крупнейшее подъемное сооружение для Северного московского канала. Уникальный механизм предназначался для подъема и опускания речных судов по вертикали на 26,5 м с тем, чтобы они могли переходить с верхнего горизонта канала на нижний и обратно. Этот проект не был реализован, так как строительству Северного Московского канала помешала война.

Из истории Новокраматорского машиностроительного завода