Автобиография генерал-лейтенанта Гурия Терентьева

В ноябре 1948 года мне будет 50 лет, а в том же вышеупомянутом году, 7 октября исполнится тридцать календарных лет моей беспрерывной службе в Советской Армии и тридцать один год общей армейской службы. Итак, большая половина лет моей жизни посвящена Армии.
1. Детство.

Обычное, без особых ярких красок, деревенское детство в семье бедного крестьянина Тверской губернии дореволюционной России. Два эпизода из школьного периода моей жизни особенно запечатлелись в памяти.

Эпизод первый: учитель сельской школы Александр Александрович с помощью «волшебного фонаря» показал ученикам нашей школы сказку «Конек-горбунок» и нашел время коллективно прочесть с нами полное собрание сочинений Н.В. Гоголя. Когда я был в третьем классе, Александр Александрович давал мне читать экземпляры «Былое и думы» Герцена. Позже, уже после школы, где только представлялось возможным достать «Былое и думы», я с захватывающим интересом знакомился с этой художественной летописью русской и европейской жизни.

Эпизод второй: печаль расстилалась над крестьянскими полями, а с полей проникала в русскую поэзию, рождая грустные напевы. Из всех известных писателей того времени Некрасов был мне роднее и понятнее других. Картины из крестьянской жизни, нарисованные пером гениального поэта Некрасова, глаза мои видели в натуре. В простых и ярких произведениях Некрасова была выражена объективная истина. Большая историческая эпоха с гениальной простотой отображена в произведениях Некрасова. Поэтому, когда отец Алексей – священник церковно-приходской школы, на выпускном экзамене предложил мне прочесть наизусть стихотворение по моему выбору, я не случайно назвал стихотворение Некрасова «Несжатая полоска». Стихотворение, с чувством рассказанное наизусть, понравилось отцу Алексею, и он предложил мне повторить его для всех присутствующих.

«Поздняя осень, грачи улетели,
Лес обнажился, поля опустели,
Только несжатая полоска одна,
Грустную думу наводит она».

И я замолчал. Все ждали, почему я не рассказываю дальше, почему я молчу? А я стою и молчу и плачу, слезы горькие ручьем лились из моих глаз. Следующее слово начиналось с буквы «К». Слова, начинающие с буквы «К» и «П» были трудными для меня звуками. Волнение, охватившее меня, немедленно сказалось на моем физическом недостатке. Я молчал и плакал, плакал и молчал.

Заикание в сильной форме, которое у меня было с детства, доставляло мне много горьких минут в моей школьной жизни. Это наложило свой отпечаток на весь мой характер – меньше говорить, чтобы скрыть свой физический недостаток. Больше думать молча, без слов – осталось правилом не всю мою последующую жизнь. После школы мне пришлось много затратить усилий, чтобы хоть несколько освободится от так мешавшего мне, моего физического недостатка – заикания. Чтение вслух, нараспев, где-нибудь вдали от деревни в лесу или на берегу Волги значительно выправили мою речь.

2. Мои родители – мои славные старички.

Деревня Иваньково, где я родился в 1898 году, уступила свое место Иваньковской плотине канала имени Москвы. Деревня Иваньково построилось на новом месте, ближе к устью реки Дубна.
Иваньковский колхоз – три улицы. На одной из них третьим домом с краю - маленький одноэтажный, с примкнувшим непосредственно к домику двориком дом моих теперь уже очень стареньких родителей. Колхозный сторож Терентьев Никита Прокофьевич и есть мой отец.

«Сторож и генерал»
Заметка из газеты «Коллективная жизнь» органа Кимрского РК ВКП(б) и Райпрофсовета

«Разговор зашел о конских хомутах. Сторож конюшни Никита Прокофьевич, разговорчивый и бодрый старичок, провел нас в сушилку, чтобы показать, как хранится сбруя. Пахнуло сухим теплым и резким запахом конского пота. Здесь было тесновато, но чисто и уютно. На стенах, на деревянных крюках висели хомуты, седелки.

«Оно иначе не полагается, коль соревнование имеется», - пояснил сторож.

Усевшись на лавке у окна, он ладонью провел по своей бороде, расстегнул пиджаки, не спеша, достал из кармана маленький пузырек с нюхательным табаком.

«А с кем Вы соревнуетесь?» – спросили мы.

С наслаждением, вынюхивая из щепоточки зеленоватые пылинки, Никита Прокофьевич. Ответил: «Его-то здесь нету…

- А где же он?

– В Советской Армии.

- Стало быть, солдат?

- Генерал.

Это еще больше нас заинтересовало. В самом деле, где-то в безызвестном Иваньковском колхозе, скромно приютившимся в лесах Кимрского района, артельный сторож соревнуется с генералом.

– А что же тут особенного? – спокойно сказал Никита Прокофьевич. - Дело-то у нас одно! Генерал в своем деле на страже порядка, а я - в своем.

В доме сторожа нас приветливо встретила его жена. Она сидела у стола, покрытого зеленой клеенкой, и вязала перчатки, как потом выяснилось, для генерала.

- Ну, что с ней делать, - возмущался Никита Прокофьевич, - он же Генерал! Шутка! Под его властью и пушек не счесть и людей не счесть! А она не понимает: да неужто у него в перчатках недостача!

- Все равно пошлю, - стояла на своем старушка, и носки свяжу, тоже пошлю. Он-то, родимый, должен любовь мою чувствовать.

Татьяна Степановна повела нас за перегородку, в маленькую, уютную горенку. Там вся стена от потолка до кровати была увешена фотографиями. Их было очень много, этих простых семейных снимков. На самом видном месте, в самодельной рамке под стеклом красовался снимок человека средних лет в военной форме. Никита Прокофьевич показал на эту фотографию с гордостью: «Наш сын – генерал Гурий Никитович Терентьев».

Имя генерала Терентьева хорошо известно во всей здешней округе. Многие землеробы с ним работали на полях и теперь с любовью хранят газеты, упоминающие имя знатного земляка. Потом, когда Татьяна Степановна, счастливая от волнений о сыне, показала письмо генерала, Никита Прокофьевич заметил: «Потому и держава наша нерушима, что простые люди в генералы выходят. Они из народа вышли, и свой народ от любого врага защитят».

Город Калинин, Дудочкин

3. Трудовая жизнь

Закончен 3-й класс сельской школы. Экзамены сданы на отлично, в том числе и по Закону Божьему. На этом было закончено мое общее образование. По отношению к моим родителям, это было шагом вперед, так как оба они были неграмотными. Прошла пора, хотя и безрадостного, но все-таки пора золотого детства. Началась новая пора, пора трудовой жизни.

Трудовая жизнь началась с 11-летнего возраста, но, по существу, она была раньше. В периоды полевых работ надо было вместо няньки сидеть с братишкой или сестренкой меньшего возраста. Моя профессия – башмачник. В этой профессии я работал с 11-летнего возраста и до призыва в старую армию - февраль 1917 года, то есть около 8 лет.

4. Служба в старой армии.

Призван в армию 3 февраля 1917 года Корчевским уездным воинским начальником Тверской губернии. Отправлен в город Елец Орловской губернии – 201-й пехотный запасной полк старой армии, - солдат 14-й пехотной роты этого полка. Позже в этом же полку окончил учебную команду, получил звание младшего унтер-офицера и был назначен командиром отделения.

Четыре фамилии запечатлелись в памяти, связанные со службой в этом полку. Первая – командир отделения, младший унтер-офицер Хованский. Был он небольшого роста, плотный, строгий, требовательный и одновременно приветливый командир. Особенно четко и красиво на занятиях показывал он нам ружейные приемы по команде: «На выпаде остаться – коли», и долго так держал, выравнивая штыки в прямую линию. Про себя солдаты тогда ругали итальянцев, которые продали русскому царю тяжелую винтовку «Ветерло» с широким штыком, русских винтовок в запасном полку не было.

Вторая фамилия командира 201-го пехотного запасного полка, полковника Мокроплио, высокого, тучного, который ездил всегда в пролетке, запряженной четверкой орловских рысаков. После февральской революции наряду с другими офицерами был членом полкового комитета солдатских депутатов.

Третья фамилия большими буквами была написана внутри ротной казармы, между потолком и верхним краем окон - командир бригады, Его Превосходительство генерал-лейтенант Рогозин, которого я видел один раз, когда он на плацу полка читал манифест об отречении царя.

Четвертая – солдат Рябов, до февральской революции никому не известная фамилия. После февральской революции о солдате Рябове знал не только полк, о нем говорил весь город Елец. Где ты сейчас, дорогой товарищ, трибун февральских и памятных Октябрьских дней 1917 года, мой политический крестный?

О первых днях февральской революции в городе Ельце память сохранила следующую картину. На широком военном плацу выстроены части гарнизона. Офицеры – на своих местах. Командир запасной бригады генерал-лейтенант Рогозин читает... старческий голос его на морозном февральском воздухе дрожит и глухим эхом разносит по плацу слова манифеста…. «За благо изволили отречься от престола». Четким строем полк поротно маршировал в казармы.

Митинг, собрания, дискуссии в городе и запасном полку начались позднее. Особенно широкий размах они получили с появлением в городе солдата-большевика тов. Рябова. Организованность, принципиальность и политическая заостренность митингов, собраний и дискуссий резко поднялась. Тов. Рябов пользовался у солдат исключительной популярностью и вниманием за свои простые, ясные и понятные сердцу солдат выступления. Большинство из нас записалось у него в члены РСДРП (большевиков) и получили квитанции об уплате членских взносов (50 копеек). После Октябрьской революции, когда стали переизбирать ротные и полковые комитеты солдатских депутатов, я был выдвинут товарищем Рябовым в члены полкового комитета, в котором и работал до начала 1918 года.

В начале 1918 года вместе с уходившими со старого фронта солдатами, уходили по домам, к своим семьям и солдаты 201-го пехотного запасного полка. Вместе с ними из города Ельца ушел домой в деревню Иваньково и младший унтер-офицер Терентьев Г.Н.

До октября 1918 года работал в деревне Иваньково, в хозяйстве отца, и в деревенском комитете бедноты.

5. Начало службы в Советской армии.

Службу начал с 7 октября 1918 года по призыву унтер-офицеров старой армии Корчевским уездным военным комиссариатом Тверской губернии. Направление получил в город Тверь, в 8-й стрелковый полк, где был назначен командиром стрелкового взвода. В первый же день моего прибытия в полк был вызван комиссаром полка тов. Модестовым и назначен организатором ротных ячеек СДРП (большевиков) в полку. В январе 1919 года комиссаром полка тов. Модестовым командирован на Иваново-Вознесенские командные курсы, которые окончил в 1920 году. Когда ехал на курсы через Москву, то видел плакат в Москве: «Нам нужно 100000 своих красных командиров».

С мая по август 1919 года курсы были на фронте, отбивали первое наступление Юденича на Петроград. Отряд особого назначения - так именовалась воинская часть из Костромских, Владимирских, Иваново-Вознесенских пехотных и Тверских кавалерийских курсов. В боя под деревней Лоузно получил сквозное ранение правой голени и был эвакуирован в госпиталь. В 95-м полевом госпитале, который был дислоцирован на станции Окуловка Октябрьской железной дороги, рана заживала шесть месяцев. Отказавшись от отпуска после выздоровления, был направлен на свои Иваново-Вознесенские командные курсы, которые и окончил в 1920 году. Оставлен командиром взвода на этих курсах. Позже был на них же помощником командира роты и командиром 3-й роты.

В июне 1921 года окончил шестимесячные курсы усовершенствования командиров военно-учебных заведений при школе «Выстрел», Москва. Вернулся командиром роты на свои Иваново-Вознесенские курсы, которые были в Тамбовском лагерном сборе военно-учебных заведений и выполняли особое задание. Сводным отрядом из Ивановских, Рязанских и Орловских курсов командовал начальник Ивановских курсов Слепченко, комиссар отряда – комиссар Ивановских курсов Гринберг. Осенью 1921 года курсы были возвращены в Иваново и переименованы в нормальную пехотную школу.

Весной 1922 года направлен в объединенную Военную школу имени ВЦИК Москва, Кремль, где был командиром взвода. Осенью 1922 года на основании приказа, разрешающего командирам, окончившим краткосрочные командные курсы, поступать в нормальные военные школы, поступил для продолжения военного образования в школу ВЦИК – Кремль, Москва. В бытность мою в Кремле не раз был часовым на посту №27 – квартира товарища Ленина. В январе 1924 года, когда умер Владимир Ильич Ленин, в газете «Ленинградская правда» был напечатан мой рассказ «На посту №27».

Осенью 1923 года отделение бывших командиров при школе имени ВЦИК перевели в 8-ю Ленинградскую пехотную школу, а в 1924 году эта школа слилась с Киевской объединенной школой, которую окончил в 1925 году. Направлен в 48-й Нырненский стрелковый полк – город Старая Русса.

Служба в 48-м Нырненском стрелковом полку, 16-й имени Киквадзе стрелковой дивизии, проходила так: командир пулеметного взвода полковой школы, помощник начальника полковой школы, помощник комбата, врио комбата. С 1927 года стал готовиться в Военную академию имени М.В. Фрунзе. Два раза не выдержал конкурсных испытаний. Осенью 1928 года был направлен на подготовительное отделение Военной академии имени Толмачена – город Ленинград. В 1929 году переведен в Военную академию имени Фрунзе, основной факультет которой окончил в 1932 году. Направлен в штаб 4-й стрелковой дивизии – город Слуцк.

Служба в штабе 4-й стрелковой дивизии прошла так: начальник 1-го отдела штаба дивизии, врио начальника штаба дивизии.

Служба в Военной академии имени М.В. Фрунзе.

К 1947 году из общего количества 29 лет службы в армии, почти одна треть этого срока (восемь лет) прошла в Академии имени М. В. Фрунзе.
1929-1932 гг. - учился в Академии.
1934-1935 гг. - был в Академии преподавателем по кафедре общей тактики – доцент этой кафедры, комиссар курса, начальник курса основного факультета. Принимал меня преподавателем в Академию ее начальник – маршал Советского Союза Б.М. Шапошников. Академию я люблю, очень люблю. Опираясь на основы теоретического курса военных знаний, полученных в Академии, на практической работе чувствовал положительное значение полученного в Академии военного образования. Великая Отечественная война была как бы второй большой практической Академией.

В период службы в академии мне неоднократно приходилось бывать на правительственных приемах участников первомайских и ноябрьских парадах – 1935-1938 годы, незабываемые дни…Ворошилов Климент Ефремович, как правило, руководил приемом, и первым от имени правительства поздравлял участников парада. На приемах всегда были товарищи Сталин, Молотов, Калинин.

Бывая на правительственных приемах в Кремле, я вспоминал известную мне по литературе обстановку октябрьских боев 1917 года в Москве: описание боев у Кремлевской стены, взятие Кремля и первый караул Московских рабочих у ворот Кремля. Годы, сменяясь, идут своей чередой. Память задерживается на 1922-23 гг., когда я был часовым у ворот седого Кремля и не раз бывал на посту №27 – квартира Владимира Ильича Ленина. Не раз шагал разводящим по широкой Кремлевской стене, за ровными рядами Кремлевских зубцов, с очередной сменой к постам Кремлевского караула.

В академии в 1936 году за успешную педагогическую работу по воспитанию офицерских кадров награжден орденом «Красная Звезда». Там же награжден медалью «ХХ лет РККА».

Служба на Дальнем Востоке с июня 1939 года по октябрь 1941 года

Начальник отдела боевой подготовки Дальневосточного фронта (ДВФ), заместитель командира 40-й стрелковой дивизии по строевой части, заместитель командующего по тылу 25-й армии.

6. Боевой опыт в Великую Отечественную войну 1941-1945 гг. на западе и востоке без перерыва.

Хабаровск
Памятный день 22 июня 1941 года застал меня в городе Хабаровске в должности заместителя по тылу командующего 25-й армией. О начале войны на западе узнал из выступления по радио В.М. Молотова, а 3 июля слушал обращение товарища Сталина к советскому народу, к бойцам Красной Армии и Военно-Морского Флота.

Дальний Восток поверял свою боевую готовность. «Третье колесо оси – Токио» вело себя подозрительно. Часть Дальнего Востока вели напряженную боевую подготовку и повысили бдительность на границе. Много рапортов, особенно от офицеров, с просьбой направить в действующую армию на запад. Обычно отказывали, мне тоже отказали. Много работы с обеспечением дивизии, перебрасываемых на запад: обеспечить продовольствием от 15 до 20 суток, горючим - 2 заправки, фуражом на 5-10 суток, все это в разных местах, сроки отправки эшелонов жесткие. Работаем день и ночь. На копку картофеля привлекаются воинские части.

Хабаровск – Москва – Кузнецк.

Командующий Дальневосточным фронтом, генерал армии товарищ Апанасенко разрешает мне убыть в действующую армию. График движения пассажирских поездов сбит воинскими эшелонами, на 17-е сутки хабаровский поезд пришел в Москву, в Москве беспрерывные воздушные тревоги.

Представляюсь товарищу Хрулеву. Получаю назначение заместителем командующего по тылу 10-й Резервной армии - город Кузнецк Пензенской области. Первоначальное предложение – вылет на самолете в город Кузнецк - отпадает. Дают автомашину и двух шоферов, с которыми я должен доехать от Москвы до Кузнецка. В пути за Рязанью автомашина выходит из строя. Заморозки, на полях – мелкий снежок. Пользуясь попутными автомашинами, вечером на 5-й день в Кузнецке. Дисциплина светомаскировки в Кузнецке выполняется строго. С трудом удается найти штаб армии. Представляюсь командующему 10-й Резервной армии генералу Голикову Ф.И. и Ворошилову К.Е., который был у командующего армией. Узнаю, что погрузка управления армии в эшелон – сегодня ночью, и в эту же ночь эшелон уходит на запад. Так и не пришлось ознакомиться с санитарным состоянием бань в городе Кузнецке, о чем мечтал от Москвы до Кузнецка.

Железнодорожная станция Шилово.

Без особых приключений управление 10-й Резервной армии сосредоточилось на станции Шилово. Командующий и штаб армии изучают обстановку и контролируют сосредоточение частей армии. Отдаются дополнительные распоряжения, уточняется план операций. Главный удар в направлении Михайлов – Сталиногорск, вспомогательный – из района Коломна, Зарайска в направление Венев, Куракино.

Подготовка армейского тыла к контрнаступлению проходит в трудных условиях. Армейская база не сформирована. Армия имеет длинные пути подвоза по грунту и мало, очень мало автотранспорта. Зима обещает быть суровой и с глубоким снегом. На чем и откуда подвозить горючее, боеприпасы, продовольствие, фураж? Все эти вопросы уточняются на ходу. Не прибыл назначенный армейский интендант. Аппарат начальника тыла армии учится работать на ходу. Все понимают ответственность боевой задачи.

Контрнаступление 6 декабря 1941 года.

Морозное и снежное утро. Двинулись Сталинские резервы в контрнаступление, и в их составе 10-я Резервная армия генерала Голикова. Серебряные Пруды и город Михайлов были первыми населенными пунктами, возвращенными Родине на направлении 10-й Резервной армии.

Контрнаступление развивается. Вслед за Серебряными Прудами и городом Михайлов занимается город Епифань, Плавск, Богородск, Козельск, другие города и населенные пункты.

«Разгром немецко-фашистских войск под Москвой явился решающим военным событием первого года войны и первым крупным поражением немцев во второй мировой войне. Это поражение навсегда развеяло созданную гитлеровцами легенду о непобедимости германской армии».
И. В. Сталин, «Краткая биография» стр. 194

И тогда в декабре 1941 года и теперь как радостно сознавать себя участником первого крупного поражения немцев во второй мировой войне. Прибыл новый заместитель по тылу, командующего 10-й Резервной армией. Сдал должность и получаю приказ на листке полевой книжки.
Серия «Г»
Полковнику тов. Терентьеву.
7-00. 22.01 42
Приказываю с получением сего немедленно отправиться в район расположения 322-й Стрелковой дивизии и вступить в командование 322-й СД. Полковнику товарищу Филимонову после сдачи дивизии прибыть в штаб армии - Охотное.
Командир – 10 (Голиков).
Член Военного совета (Николаев)
Начальник штаба армии – Любарский.

Боевые действия 322-й стрелковой дивизии 10-й армии Западного фронта (январь – февраль 1942 года).

Лошадка, запряженная в сани, к утру следующего дня довезла меня до района дивизии – деревни Лутовня, село Чернышино. Положение дивизии не из легких. Свежая, прибывшая из Франции 211-я пехотная дивизия немцев при сильной поддержке авиации выбила значительно ослабленную наступательными боями 322-ю стрелковую дивизию из Зикеево, Петровни, Речицы. Два стрелковых, артиллерийский полк и штаб дивизии сбились в маленькую из 14 домов деревню Лутовня. Один стрелковый полк ведет бой в окружении в Думиничи, по непроверенным данным, убит командир стрелкового полка. За период наступательных боев в стрелковых полках большая убыль в личном составе. Артиллерийский полк дивизии – полнокровная единица, материальная часть артиллерии – полностью, боеприпасов – один боевой комплект. В хорошем состоянии саперный батальон дивизии. Несмотря на приличный возраст – 50 лет, энергичен дивизионный инженер, майор тов. Куренков. Хуже – батальон связи дивизии. Связи с соседями нет. Немецкие автоматчики, пользуясь лесом, вплотную подходят к деревне Лутовня и обстреливают дома, огневые позиции батарей артполка. Искусство командира Фрунзе видел «в умении из многообразия средств, находящихся в его распоряжении, выбирать те, которые дадут наилучшее результаты в данной обстановке и в данное время».

Доношу о приеме 322-й стрелковой дивизии. Артиллерийский полк – наиболее полная и организованная единица. Решаю артполком поправить дела и перейти в наступление двумя полками, чтобы освободить третий полк. Саперный батальон – резерв. Короткий, но сильный артналет ошеломляет противника. Оба полка имеют успех. Положение восстанавливается. Подтверждаются данные о гибели командира полка в Думиничи.

Попытка 322-й СД продолжить наступление встречает ожесточенное сопротивление 211-й пехотной дивизии немцев. Движение возможно только по дорогам. Глубокий снег. Лыж дивизия не имеет, да если бы и имела, воспользоваться ими не смогли бы из-за неподготовленности личного состава ходить на лыжах. Лыжный батальон, позже подошедший на участок 322-й СД, убедил меня в этом. Командир этого батальона охотнее брался выполнять боевую задачу, не связанную с использованием лыж, и на мой вопрос о причинах этого, отвечал: «Личный состав не научен, ходить на лыжах, лыжи у нас не средство ускорения марша и маневра (лыжник не связан с дорогами), а обуза на ногах. Много лыж у батальона поломано.

Боевые действия 322-й стрелковой дивизии (СД) 16-й армии Западного фронта (март – декабрь 1942 года).

Получаю шифрограмму о переходе в состав 16-й армии и боевую задачу на оборону занимаемого рубежа. Весь остаток зимы – дивизия в обороне. Получены лыжи: вторые эшелоны тренируются ходьбе на лыжах. Дивизионный инженер майор Куренков классически осуществляет минирование местности. Несколько попыток немцев наступать отбиваются хорошо организованным огнем обороны в сочетании с минными полями Куренкова. На минных полях часто находили подорвавшихся немецких разведчиков. Весной уточняется полоса обороны, организуются инженерные работы и боевая подготовка вторыми эшелонами обороны.

Август 1942 года. В лесу недалеко от деревни Вяльцево КП 322-й СД. В 5часов утра – сильный артиллерийский огонь противника общей продолжительностью до 3 часов. В 8 часов утра в воздухе до 70 самолетов. Ясно, что предварительные данные о возможности перехода противника в наступление подтверждаются. 322-я СД ведет тяжелый оборонительный бой с двумя пехотными и одной механизированной дивизией немцев. В первый день авиация противника делает до 1000 самолето-вылетов. Левый фланг 322-й СД оголен, остатки полка левого соседа (61-й армии) – на моем КП. Убиты командир и заместитель по политической части левофлангового полка 322-й СД. Положение осложняется. Армейские резервы – конница на подходе. Приказ командарма – держаться!

В итоге семидневных, напряженных августовских боев на реке Рессета во взаимодействии с кавалерийским корпусом генерала Баранова и батальона танков, дивизия выполнила свою боевую задачу. Решающее звено, способствовавшее 322-й СД выполнить оборонительную задачу на реке Рессета, безусловно, остается за армейским резервом: танковым батальоном и кавалерийским корпусом генерала Баранова. Вовремя введенный командармом -16 генералом Баграмяном к армейскому стыку, он же был и стыком фронта (Западного с Брянским), армейский резерв резко изменил обстановку в пользу обороны не только на левом фланге, но стабилизировал ее в центре и на правом фланге дивизии.

Попытка немцев возобновить наступление успеха не имела, и противник вынужден был перейти к обороне. Подавляющее превосходство в воздухе на этом участке все дни было на стороне немцев, и все-таки на этот раз превосходство в воздухе не обеспечило немцам успеха на земле. Правильно решенные вопросы взаимодействия на земле обеспечили нашей обороне успех без наличия господства в воздухе нашей авиации. Но в то же время отсутствие господства в воздухе нашей авиации не дало возможности армейским резервам и частям обороны использовать успех контратаки наших резервов и самим перейти от обороны к наступлению. Задача такая армейскому резерву и обороне ставилась, но она была не выполнена. Для перегруппировки и маневра армейскому резерву нужна была поддержка с воздуха. Все попытки произвести такую перегруппировку нарушались сильными авианалетами немецкой авиации. Контратака резервов обороны лишена была, возможности перерасти в наступление. Обе стороны перешли к обороне.

Получив пополнение и задачу на оборону несколько сокращенного по фронту рубежа, 322-я СД укрепляла его в инженерном отношении. Через месяц дивизия в армейском резерве, устраивается в лесу под Сухиничи в землянки, готовит второй рубеж обороны и занимается боевой подготовкой. Некоторые затруднения в обеспечении ручным оружием в дивизии устраняются присылкой в адрес дивизии автоматов товарищем Булганиным Н.А. (член Военного Совета Западного фронта).

По приказу командующего армией генерала Баграмяна, для офицеров управления армии, командиров дивизий и полков провожу показные занятия:
а) Новые боевые порядки.
б) Место командира отделения, взвода, роты, батальона в бою.
в) Значение организованного залпового огня.

Переброска 322-й СД на Воронежский фронт и боевые действия в составе 60-й армии генерала Черняховского (январь-февраль 1943 года).

Командующий 16-й армией генерал Баграмян вызывает в штаб. В штабе знакомит с шифрограммой о срочной погрузке дивизии в эшелоны. Погрузка в районе станции Сухиничи, мне ехать в головном эшелоне. На подготовку к погрузке два дня, устные указания командующего - и первый эшелон в ночь на 1 января 1943 года в пути. Встречаем новый 1943 год в теплушке эшелона, а через несколько дней эшелон проходит Москву и идет на юг….

Воронежским фронтом командует генерал Голиков Ф.И. 322-я СД – резерв фронта. Двигаемся за 40 армией генерала Москаленко. В процессе наступления дивизия передается в состав армии генерала Черняховского и ведет успешные наступательные бои в направлении станции Касторное. В газете «Правда» за 28 января 1943 года объявлено Постановление Совета народных комиссаров Союза ССР за подписью товарища Сталина о присвоении мне воинского звания генерал-майор.

Заместитель командующего по строевой части 38-й армии у генерала Чибисова (Воронежский фронт – март-июнь 1943 года).

Получаю вызов генерала Голикова. Назначен заместителем командующего 38-й армии по строевой части к генералу Чибисову. Его армия ведет наступательные бои. Основное направление – Тим, Обоянь, Конотоп. Получаю задачу – согласовать действия двух дивизий, наступающих в направлении Тим, Обоянь и далее на запад.

Дивизия 38-й армии выходят на фронт западнее Суджа и вплотную подходят к Сумам. Попытка взять с ходу не удалась. На участке 40-й и 64-й армии – встречный удар противника. 40-й и 64-й армии отходят, оголяя левый фланг 38-й армии. Получен приказ на оборону: Воронежский фронт – южный участок Курской дуги, 38-й армия – правый фланг фронта. Уточняются оборонительные рубежи. Плановую подготовку на своих рубежах Курского выступа 38-я армия начала в апреле 1943 года и продолжила развивать и совершенствовать ее вплоть до 5 июня, то есть до начала немецкого наступления. В начале июня на участке 240-й СД 38-й армии оборону поверяли командующий фронтом генерал Ватутин и Член Военного Совета генерал Хрущев.

27 июня 1943 года получил:
Генерал-майору Терентьеву Гурию Никитичу
Предписание
С получением сего предлагаю Вам убыть в распоряжение командующего Воронежским фронтом для назначения на должность командира 49-го стрелкового корпуса.
Командующий 38 армией… Член Военного Совета Армии
генерал-лейтенант Чибисов…. Полковник Олейник

В штабе жду командующего фронтом... задерживается, принимает начштафронта, генерал Иванов, знакомый по академии имени М.В. Фрунзе. Управление 49-го стрелкового корпуса сформировано в Москве. и сегодня, говорит генерал Иванов, к исходу дня прибыть в пункт. Советую вам, не ожидая командующего фронтом, выехать к месту сосредоточения управления корпусом.

Управление корпусом принято. Получил две стрелковые дивизии 69-й армии и вхожу в ее состав.

Боевая деятельность 49-го стрелкового корпуса (СК) в составе 7-й гвардейской армии (июль-декабрь 1943 года).

Приказ на смену корпуса 7-й гвардейской армии – генерала Шумилова. Провожу рекогносцировку оборонительного рубежа западнее Щебикино и на следующую ночь готовлюсь сменить части 24-го гвардейского стрелкового корпуса 7-й гвардейской армии. Впереди еще ночь и день светлого времени для рекогносцировки путей выхода частей в свои районы обороны.

Рекогносцировка сорвана: в 5-00 5 июля 1943 года, после сильной артиллерийской подготовки, части 24-го стрелкового корпуса атакованы противником и ведут тяжелые бой. Одна из дивизий этого корпуса ведет бои в окружении, связь с ней – только по радио.

Началось знаменитое Курское сражение, в результате которого советские войска, измотав и обескровив отборные фашистские дивизии, прорвали фронт противника и сами перешли в контрнаступление. 49-й стрелковый корпус выведен из состава 69-й армии и передан в состав 7-й гвардейской армии. В составе 73-й, 270-й и 111-й стрелковых дивизий 49-й стрелковый корпус по приказу командарма –7 занял оборону на рубеже свх Батрацкая дача, свх Поляна – вторая полоса обороны - вел упорные бои с противником, прорвавшим главную оборонительную полосу. Рубеж остался за 49-й СК.

Контрнаступление 49-го стрелкового корпуса (СК) в составе 7-й гвардейской армии (июль-декабрь 1943 года).

Боевая задача корпуса – наступать на Разумное и Белгород. Тщательно готовлю дивизии корпуса к выполнению боевой задачи. Корпус усилен армейской артиллерией. Все в корпусе понимают, что от результата выполнения боевой задачи на наступление – зависит будущая судьба корпуса. День атаки противник упорно сопротивлялся. Он вводит в бой танки и самоходные орудия «Фердинанд». Во второй половине дня 270-я СД 49-го СК прогрызает оборону противника. Корпус имеет успех, усиливается, танковой бригадой и во взаимодействии с частями соседней армии 5-й августа занимает Белгород.

«В столице нашей Родины Москве был произведен артиллерийский салют в честь доблестных войск, освободивших город Орел и Белгород. С тех пор салюты Москвы стали у нас традицией военного времени»
И. В. Сталин «Краткая биография», второе издание, стр. 206

В составе 7-й гвардейской армии 49-й СК провел много наступательных боев, участвовал в освобождении городов Белгород, Харьков и других населенных пунктов нашей Родины. Форсировал реки: Северный Донец, Днепр, участвовал в развитии наступления за Днепром. В боях за Днепр количественный и качественный рост нашей техники – авиации, артиллерии и танков - во взаимодействии с пехотой решил успех сражений на этом историческом рубеже в нашу пользу.

49-й стрелковый корпус в Корсунь-Шевченковской операции – 2-й Украинский фронт (январь-февраль 1944 года).

Несколько дней 49-й СК в составе 57-й армии. В связи с наметившимся окружением противника в районе Корсунь-Шевченковской управление 49-го СК 29 января было выведено из состава 57-й армии и направлено в район Шпола в состав 5-й гвардейской танковой армии генерала Ротмистрова. Чего стоило управлению корпуса перейти в район Шпоты - 220 километров украинских весенних дорог – это требует особого описания. Управление 49-го СК в Шполе. Задача:
а) Принимая дивизии по мере их подхода, образовать внешнее кольцо окружения Корсунь-Шевченковской группировки.
б) Освободить с внешнего обвода танковые корпуса армии.
в) Не допускать прорыва танковых дивизий немцев к окруженным немецким частям.

49-й СК в составе шести стрелковых дивизий, получаемых последовательно с подхода, и десяти противотанковых полков образовал на рубеже Шпола – Звеногородка внешнее полукольцо окружения немцев в Корсунь-Шевченковской операции. К правому флангу полукольца 49-го СК примыкали части 1-го Украинского фронта, образуя вторую половину внешнего кольца окружения.

Оборонительные бои на внешнем обводе окруженной немецкой группировки отличались особой жестокостью и упорством. Начиная с 5 февраля 1944 года немецкое командование принимает отчаянные попытки ударами южнее Звенигородки прорваться к окруженным немецким войскам и вывести их из окружения. Для выполнения этой задачи немцы стянули в район западнее и юго-западнее Звенигородки до 8 танковых дивизий, на вооружении которых главным образом были танки типа «Тигр», «Пантера» и самоходные орудия «Фердинанд». Кроме того, было несколько пехотных дивизий, пополненных из резерва.

С каждым днем немцы наращивали удары на земле и в воздухе. Их атаки в первые дни были почти беспрерывными. Временами положение было угрожающим, особенно на участке 357-й СД корпуса. Положение на участке этой дивизии спасли 8 танков 5-й танковой армии генерала Ротмистрова. В подтверждение тезиса о большом значении случайностей на войне и насколько важно во время воспользоваться этими случайностями для дела победы, позволю себе остановиться на этом случае несколько подробнее. Прорвав фронт и установив взаимодействие с танками 1-го Украинского фронта, танковая армия генерала Ротмистрова до выхода дивизий 49-го СК на внешний обвод, вела сдерживающие бои с танковыми дивизиями немцев на рубеже Звенигородка – Шпола. С выходом на внешний обвод дивизий 49-го СК, танковая армия генерала Ротмистрова была собрана в кулак и готовилась наращивать удар по окруженной группировке немцев на Корсунь-Шевченковской. Отчаявшись прорвать внешний обвод 49-го СК 2-го Украинского фронта, немцы перенесли нажим на внешний обвод частей 1-го Украинского фронта и его прорвали, стремясь развить успех в сторону окруженной группировки. Резервами армии 1-го Украинского фронта позже положение было восстановлено.

Предложение Советского командования частям окруженной немецкой группировки сдаться было немцами отклонено. Оставалось одно, чтобы убедить немцев в безнадежности их попыток освободить окруженную группировку – эту окруженную группировку уничтожить. На уничтожение окруженной группировки немцев вместе с другими частями ушли и танки генерала Ротмистрова. В 3 километрах юго-восточнее Звенигородки в небольшой роще была оставлена часть автотранспорта и 8 танков, которые не могли следовать со своими частями из-за неисправности ходовой части. За 4 дня до описываемого случая на участке 375-й СД мне пришлось быть у командира всех оставленных танков и машин 5-й танковой армии. Таковым оказался заместитель по тылу 24-го танкового корпуса. С ним было договорено о временном оставлении танков на месте их готовности, в случае необходимости вести огонь с места по прорвавшимся немцам на участке 373-й стрелковой дивизии.

Уход танковой армии Ротмистрова с моего участка скрыть было нелегко. Немцы об этом, по-видимому, как-то узнали и решили этот случай использовать и еще раз попытаться прорваться своей окруженной группировке. Собрав кулак, немцы ринулись узким клином к полосе обороны 375-й СД, смяли батальон первого эшелона и развили успех к роще, где стояло 8 танков. Сделав выдержку, и подпустив немецкие танки и пехоту на 400-500 метров, танки открыли огонь и подбили одновременно 5 немецких танков. С работающими на месте моторами наши 8 танков продолжали вести огонь.

Картина получилась потрясающая. Весь немецкий клин завернул обратно и побежал. Захваченные в плен немцы потом показали: «Мы шли в наступление в полной уверенности, что ваших танков на этом участке нет». В приказе Верховного Главнокомандующего от 23 февраля 1944 года №16 об этой операции сказано так: «Советские войска устроили немцам «новый Сталинград» на правобережье Днепра, окружив в районе Корсунь-Шевченковский 10 немецких дивизий и одну бригаду». Корсунь-Шевченковская операция закончена. 49-й СК передан в состав 53-й армии генерала Манаганова, в котором и был до конца войны на западе и востоке без перерыва.

Боевые действия 49-го стрелкового корпуса (СК) в составе 53-й армии 2-го Украинского фронта (март 1944, июнь 1945 года).

Март 1944 года. Перегруппировав дивизии, 49-я СК готовится к прорыву оборонительного рубежа немцев юго-западнее Звенигородки. Весна в этот год была дружной. Дороги Украины превратились в безбрежные хляби раскисшего, истолченного колесами и гусеницами чернозема. Трудности подвоза из-за дорог ограничили лимит боеприпасов. Достаточно сказать, что когда на отдельных направлениях подвоз был вовсе невозможен, тогда на выручку приходило местное население. Сотни граждан, составив цепочку на расстоянии несколько километров, передавали по цепи снаряды и мины от Арт. ДОП к огневым позициям батарей. Фронт противника прорван. Отступая, немцы бросали на каждом своем оборонительном рубеже массы боевой техники, которую они судорожно подвозили из глубоких тылов, стремясь любой ценой задержать наше новое наступление. Немецкая техника оказалась парализованной, бросая ее, немцы убегали пешком, оставляя на дорогах даже конские фуры. И, действительно, казалось невозможным двигаться по этим дорогам, где танки вязли по башню, а нога пехотинца уходила в грязь по колено. А между тем, наше наступление развертывалось с каждым днем все быстрее, все шире и могущественнее. Были случаи, когда немцы не успевали занимать своими тыловыми резервами оборудованные в инженерном отношении рубежи. При подходе к этим рубежам немецкие части атаковывались нашими частями, вышедшими на эти рубежи раньше немцев. Такие случаи имели место севернее города Балта при подходе к реке Днестр. Ломая отчаянное сопротивление немцев на промежуточных рубежах, дивизии 49 СК вышли к рубежу реки Реут (район Оргеев) на территории Молдавской СССР с большим некомплектом личного состава в дивизиях. Попытки прорвать оборонительный рубеж немцев на реке Реут с ходу успеха не имели. Армии фронта получили приказ на оборону. Организация обороны перед готовым оборонительным рубежом противника, под непосредственным воздействием огня его организованной обороны, требует от офицерского состава особого подхода к решению задач обороны и организации системы всех видов огня. Как только становилось известно о переходе к обороне, большинство огневых средств пехоты сразу выдвигалось в первую линию боевого порядка. В первую очередь решались вопросы организации противотанкового, артиллерийско-минометного и ружейно-пулеметного огня. Решались вопросы управления вышеперечисленными видами огней и системы артиллерийского наблюдения. Отделения, взводы, роты, батальоны и полки, остановленные на случайных рубежах, немедленно зарывались, чтобы не нести напрасных потерь от огня организованной обороны противника и его авиации. Уточнение переднего края обороны и огневых точек производилось на офицерской рекогносцировке, когда были точно определены границы районов обороны батальонов, участки обороны полков и полосы обороны дивизии. Оотрытые в период остановки щели, окопы и т. д., включали потом в общую систему инженерных сооружений в обороне. Оборона, как правило, к этому времени всегда оборудовалась системой траншей. Особое внимание уделялось выбору «НП» связи между ними и организации службы на них. Корпус, как правило, имел в обороне не менее 2-3 «НП», выбором которых занимался я сам, дивизия, полк и батальон –не менее двух. Командиры рот и командиры взводов оборудовали «НП» в траншее. Большое внимание уделялось схеме вызова огня артиллерии и минометов, как по заранее определенным участкам, так и участкам по обстановке.
Наступательные бои 49 стрелкового корпуса в составе 53 армии в Румынии.Маршал Малиновский, уточняя роль 53 армии в Яссо-Кишеневской операции, сказал генералу Манагарову: « Сила твоей армии в высокой подвижности». Снятая с оборонительного рубежа реки Реут (район Оргеев) и сосредоточенная ночными маршами к месту прорыва, армия генерала Манагарова, опрокидывая резервы обороны, бурным потоком устремилась к Бухаресту. 49 СК получил одну, но хорошую дорогу. Кроме того, нам была известна одна важная деталь. В первую мировую войну Россия, как своему союзнику, передала Румынии много конского состава. Решили, что признают нас потомки русских коней, что сохранили они донскую, кубанскую, орловскую и тамбовскую резвость, что не разучились еще понимать русскую речь. Спросили молодых хозяев бывших русских коней, поговорить с ними, понимают ли те русскую речь, а насчет резвости, надо было проверить практически. Не успел еще командир 49 СК определить форму практической проверки, а дивизии его корпуса уже мчались по асфальтированному шоссе на славных потомках орловских, тамбовских, донских и кубанских, запряженных в полозки коней, к Бухаресту. Маршировали по 70-80-90 километров в ночь. Ломая и нарушая управление немецкой армии, захватывали его тыловые базы, громили подходившие немецкие резервы. В тылу корпуса шли бои. Справа и слева тянулись отходящие на Запад колонны частей румынской армии. Брать, их в плен нет времени, да к тому же они почтительно уступают дорогу, когда какая-либо из наших колонн догоняет румынскую часть. Мчимся вперед, не обращая внимания на остающиеся позади части румынской армии.
Вот большая колонна частей румынского фокшанского укрепленного района с большим числом крытых по-цыгански повозок. Доношу командарму генералу Манаганову. Получаю приказ: «Встречающиеся части румынской армии подчиняйте себе и, соответственно обстановке, ставьте задачи». Выполняю. Всем встречающимся командирам частей румынской армии ставлю задачи: «дорогами, параллельно движению 49 СК двигаться на Запад к Бухаресту». Назначаю рубежи, время и оставляю у себя от штабов румынских частей, офицеров связи для контроля за выходом частей на указанные мною рубежи. Командиры частей румынской армии чем-то взволнованы и просят разрешения доложить в части заданных им рубежей. Оказывается, они такими темпами двигаться не могут, их темпы движения –20-25 километров в сутки и просят дать им другие расчеты по времени выхода на рубежи. Я понимаю, что мне нужно, это то, чтобы части румынской армии имели цель куда двигаться и не мешали мне на дорогах. Конечно, на указанные мною рубежи и в указанные сроки им не выйти, но я все же предлагаю им попытать счастья и организовать движение с расчетом вывода своих частей на указанные рубежи в указанные мною сроки. Обычно, на третий день движения румынские части были, от колонн движения моего корпуса, в 150-180 километрах позади и я терял с ними всякую связь. Позже, я узнал, что, двигаясь в указанном мною направлении, колонны на марше таяли. Солдаты частей румынской армии, не получив надлежащего разъяснения от своих командиров об обстановке и, проходя мимо своих деревень, ручейками растекались по домам, оставляя оружие в населенных пунктах, а 49 СК, выполняя задачу командарма, продолжал стремительно наступать вперед. Днем немецкие самолеты – разведчики ищут 49 СК, исходя из темпов его движения в 35-40 км. в сутки и не находят его. Определился след 49 СК сначала на восточных, а потом на западных окраинах румынской столицы Бухареста.
31 августа 1944 года радио передавало….
Развивая удар, 49 Стрелковый, теперь Бухарестский корпус, продолжал стремительно наступление по румынской долине Валахии в направлении Турну-Северин к Железным Воротам Трансильванских Альп: Крову, Драганешты, Александрии, Рошиорийде-Веде, Крайова, Бутоештии, наконец, Турну-Северин. Справа – отвесные скалы Трансильванских Альп, слева – многоводный Дунай, а между отвесными скалами Альп и Дунаем, на протяжении 20 километров, узкая (18-20 метров ширины) лента дороги. По берегу Дуная – немецкая оборона. Огонь прямой наводкой орудий обороны немцев и пулеметный огонь прочно закрыли движение по единственной дороге к Железным Воротам. Что делать?
Вспоминаю слова детской песни школьного периода:
« От Алтая до Амура, от Дуная до Днепра,
Прогреми до грани света,
Слово русское - Ура!!!
Попытка прорваться на Ура!.. Ночью отдельными автомашинами с большими интервалами не удалось. Две головных автомашины подбиты и закрыли дорогу.
Вторая мировая война – классическая война машинного периода, а вот машина тоже не помогает, а при определенных условиях даже мешает. Подбитые автомашины загородили дорогу.
В литературе мне известны два произведения с таким заголовком. Роман «Что делать» Чернышевского, написанный им в Петропавловской крепости и историческая книга В. И. Ленина «Что делать».
Произведение Чернышевского проникнуто верой в будущее и намечает пути борьбы для достижения этого будущего. Своим романом вождь революционно-демократического движения из мрачного заточения дал программу действия своим ученикам, указав, что надо делать для победы революции. Герои романа Лопухов, Кирсанов, Вера Павловна, революционер Рахметов. Книге Ленина «Что делать» предшествовала статья «С чего, начать?», в которой Ленин набросал конкретный план построения партии и развил его потом в своей знаменитой книге «Что делать». Герои произведения – партия, рабочий класс-пролетариат.
…. Итак, с чего начать? Обдумываю, каким должен быть план выполнения боевой задачи и начинаю подготовку к разработке такого плана. Кстати, надо заметить, что любопытная версия, высмеявшая догматический подход меньшевиков к марксизму, рассказанная товарищем Сталиным еще до Октябрьской революции, мне была известна. Вот ее содержание: « дело происходит в Крыму во время восстания флота и пехоты. Приходят представители флота и пехоты и говорят социал-демократам: «Вы нас звали за последние годы к восстанию против царизма, мы убедились, что Ваш призыв был правильным. Мы, матросы и пехота договорились восстать и теперь обращаемся к Вам за советом». Социал-демократы всполошились и ответили: «Что они не могут решить вопрос о восстании без специальной конференции. Матросы дали понять, что медлить нельзя, что дело почти готово, что если они не получат прямого ответа от социал-демократов, а социал-демократы не возьмут на себя руководство восстанием, то дело может провалиться. Матросы и солдаты ушли в ожидания директив, а социал-демократы создали конференцию для обсуждения вопроса. Конференция протекала так: взяли с полки первый том «Капитала» Маркса, взяли с полки второй том «Капитала» Маркса, взяли третий том «Капитала» Маркса и ищут там указаний насчет Крыма, насчет Севастополя, насчет восстания моряков в Крыму, ни одного указания не находят в 3 томах «Капитала» ни о Севастополе, ни о Крыме, ни о восстании моряков. Перелистывают другие сочинения Маркса и Энгельса и ищут указаний. Все равно никаких указаний не оказалось. Как же тут быть? А моряки пришли и ждут ответа. И социал-демократам пришлось признать, что при таком положение вещей, когда у Маркса-Энгельса нет специально никаких указаний по этому поводу, - они решить вопрос не могут.
А не похожу–ли я, пытающийся найти ответ в произведениях «Что делать», на социал-демократов (меньшевиков) в вышеприведенном рассказе товарища Сталина. Не догматически ли я подхожу к этим произведениям?
Итак, в чем же своеобразие обстановки? Где ключ к решению вставшей на пути корпуса задачи? Каким должен быть план, чтобы по узкому коридору вырваться к румынской провинции Банат?
В Турну-Северин – небольшой гарнизон румынской части. Начальник его гарнизона, румынский полковник рассказывает: «Других путей, по которым можно было бы пройти в провинцию Банат, в этом районе нет. По тропинкам Альп, в колонне по одному трудно, но может быть, возможно, пройти пехоте. Между прочим, мои части по этим тропам не ходили.… Как Вы думаете, господин генерал, пройти, когда и как начнете эту операцию? -. интересуется полковник румынской армии.- «Что Вы можете, господин полковник, сказать мне о немецкой обороне по тому берегу Дуная? - в свою очередь спрашиваю я любопытного румынского полковника. - «Ничего особенного, обороняются. Два часа тому назад перед Вашим приходом, моя разведка пыталась проникнуть на тот берег, но успеха не имела, веду наблюдение».
- Я тоже веду наблюдение, - отвечаю я румынскому полковнику, только я буду вести наблюдение несколько шире. Я организовал наблюдение за югославским и румынским берегами Дуная, за хребтом Трансильванских Альп, а сегодня ночью одна из моих частей. –« Вы слушали стрельбу сегодня ночью? – прорвалась к Железным Воротам, захватила их и ведет наблюдение и разведку на Запад» (В действительности, как сказано выше, мои две автомашины были подбиты и закупорили дорогу). Прошу вас, господин полковник, вести наблюдение за обороной немцев на том берегу Дуная с румынского берега. Разведку югославского берега Дуная беру на себя. Обеспечение порядка внутри города остается за Вами. Все, что касается вопросов вне города, я беру на себя, с божьей помощью одолеем немца и в этом месте». (Румынский полковник, как я успел заметить, был православным). Признаюсь, для большей убедительности, я перекрестился. После моего крестного знамения лицо румынского полковника одновременно с просветлением, выразило удивление, и он стал еще добродушнее рассказывать о трудности моей задачи.
Весь разговор происходил на высоте, за стеной какой-то каменной постройки, на северной окраине Турну-Северин. Переводчиком был русский офицер – бессарабский молдаванин, хорошо знавший румынский язык. На обратном пути румынский полковник пригласил меня и спросил разрешения пригласить всех бывших со мной моих офицеров на завтрак к нему. Свежее, прохладное и одновременно теплое румынское утро хорошо действует на желудок. Мы приняли приглашение румынского полковника на завтрак. Нечего греха таить. На завтраке румынский полковник вынужден был удивиться во второй раз, когда стало известно, что я не пью ни спиртного, ни виноградного. Изрядно захмелевший к концу завтрака, он много говорил о русской армии, которая помогла обрести румынам свою государственную самостоятельность. Мы согласились с этим. Он хорошо знал, этот полковник румынской армии, историю своего народа. Темной румынской ночью по узкой ленте дороги, прижимаясь к отвесным скалам, Трансильванских Альп, 1-я воздушно-десантная дивизия 49 БСК проскочила, к Железным Воротам и на рассвете внезапной атакой захватили их. Огонь батарей по югославскому берегу Дуная завершил операцию. Дорога свободна. На другой день мне рассказывали, что около10 часов следующего дня гостеприимный полковник румынской армии, начальник гарнизона Турну-Северин, снова прислал приглашение к нему на завтрак. И, тогда румынский офицер доложил своему полковнику, что русский генерал завтракал в Железных Воротах, а обедать, наверно, будет значительно западнее. Румынский полковник немедленно прибыл к оперативному офицеру моего штаба, который остался в Турну-Северин для передачи донесения в Штарм о занятии головной дивизией 49 БСК Железных Ворот, чтобы лично удостовериться в доложенных ему румынским офицером, сведениях. Когда эти сведения были ему подтверждены, полковник румынской армии был очень «обрадован» и предложил для ведения разведки взять у него единственный кавалерийский эскадрон. Остальные эскадроны его кавалерийского полка почему-то были без лошадей. Естественно, что на этот раз мы от румынского эскадрона отказались любезно, но зато позже в развернувшихся ожесточенных боях на полях Венгрии, правее меня вела бои румынская королевская армия, а в состав 49 Бухарестского стрелкового корпуса восточнее Шальготарьян (Венгрия) вошла первая румынская добровольческая Дебреценская имени Тудор Владимиреску пехотная дивизия. Уже отгремели битвы на Западе и Востоке. Каждый занят своим делом, но крепки основы боевого содружества на полях совместных битв. И вот доказательство: в 1946 году через генеральный штаб Советской армии я получаю письмо офицера 1-й Румынской добровольческой Дебреценской краснознаменной пехотной дивизии имени Тудор Владимиреску. Письмо подписано командиром дивизии (Теклу Якоб), зам по культ работе и начальником штаба дивизии.
Боевой путь воинской части определяется боевым приказом. Путь 49 Бухарестского стрелкового корпуса от Железных Ворот определен на север к румынскому городу Лугож, а западнее Лугож – Тимишоара – главный город провинции Банат. Тяжелые бои Тимишоара с немецкими вновь подошедшими резервами. Воздух насыщен немецкой авиацией, но мы уже научились побеждать. Взята Тимишоара, в госпиталях, которой много больных и раненых офицеров немецкой армии. Проверяем. Больные порой оказываются, здоровыми и часто под снятой повязкой не обнаруживалось никаких ран. О внимании и бдительности не надо забывать и при победах.
Наступательные бои 49 БСК в составе 53 армии 2-го Украинского фронта в Венгрии.« В результате седьмого удара, который был нанесен нашими войсками в августе 1944 года, был открыт путь для наших войск в Венгрию, последнюю союзницу Германии в Европе».И. Сталин.
«О Великой Отечественной войне Советского Союза», стр. 136.

В Венгрии особенно упорное сопротивление наступавшие части корпуса встречали на рубежах Орошхаза, Карцаг, Хайдудорог, при форсирование реки Тисса, в районе Тиссафюред и в горах Матра, Дендъеш, Пасто, Шалготарьян.
За период боев в Венгрии с кавалерийским корпусом генерала Плиева мне пришлось взаимодействовать дважды: первый раз у Карцаг, где, вырвавшись вперед, кавалерийский корпус вел бой в окружении, имея недостаток в боеприпасах. Мне была поставлена задача разорвать кольцо окружения и вернуть кавалерийскому корпусу свободу действий.
В книге И. В. Сталина «О Великой Отечественной войне Советского Союза», стр. 83, сказано: «Десятки тысяч командиров Красной Армии стали мастерами вождения войск. Они научились сочетать личную отвагу, мужество, с умением руководить войсками на поле боя, отрешившись, от глупой и вредной линейной тактики и стали прочно на почву тактики маневрирования».
Эту истинную правду могут свидетельствовать многие части и соединения Советской Армии, участвовавшие в Великой Отечественной войне. Март – маневр 49 БСК от Орошхаза на север к Корцаг был стремительным, дивизии корпуса не отставали от танков, а кое – где шли впереди. Мы имели опыт стремительного наступления к Бухаресту. Не было у немцев расчета на такую нашу тактику маневрирования. Кольцо разорвано. Кавалерийский корпус Плиева получил свободу действия. «До новой встречи», - говорит мне генерал Плиев, и уходит куда-то вперед. И это была правда, вскоре мы снова встретились – бои за переправу на реке Тисса, ее форсирование и упорные наступательные бои на подступах к воротам в горы Матра, городе Дендъеш. Авиация немцев днем ведет себя очень активно. Трудно генералу Плиеву в безлесной венгерской равнине днем. Но кроме дня есть ночь. Кавалерийский корпус генерала Плиева ночной атакой врывается в Дендъеш и открывает нам дорогу на Пасто.
«До свиданья», - снова говорит мне генерал Плиев и уходит куда-то на северо-запад. Тяжелые бои за Пасто с применением обходного маневра стрелковой дивизии генерала Огородова, и вот - Шалготарьян, севернее которого в непосредственной близости – граница Чехословакии. В боях за Шалготарьян активно участвует переданная в состав 49 БСК 1-я румынская добровольческая дивизия имени Тудор Владимиреску.
Боевые действия 49 БСК в Чехословакии.Ломая сопротивление врага, 49 Бухарестский стрелковый корпус ведет бои в словацких рудных горах. После упорных и жестоких горных боев 49 Бухарестским стрелковым корпусом взята Банска-Штавница. Английская «Матильда» плохо себя зарекомендовала в горах, скользят гусеницы на горных дорогах при заморозках (несколько таких танков было в танковой бригаде, приданной 49 БСК). Бои за Нитра, Триава, Годонии. Все эти города, как и Банска-Штавница, корпус берет один. Пройдены Малые и Белые Карпаты и вот Брно. В газете «Правда» от 21 апреля 1945 года объявлено Постановление Совета Народных Комиссаров Союза ССР за подписью товарища Сталина о присвоении мне воинского звания «генерал-лейтенант»
Вся 53 армия при сильной поддержке авиации и танков ведет бои за Брно. Брно взят. Западнее немцы продолжают ожесточенно сопротивляться, бои продолжаются. 9 мая 1945 года слушаем по радио обращение товарища Сталина к народу: «Товарищи соотечественники и соотечественницы! Наступил Великий день победы над Германией…. Правда одна группа немецких войск в районе Чехословакии все еще уклоняется от капитуляции, но я надеюсь, что Красной Армии удастся принести ее в чувство».
Мы вели бои и после 9 мая 1945 года. Это было нелегко. Мы приводили в чувство отчаявшихся фашистов. И вот случай: 49 Бухарестский стрелковый корпус ведет бои 49 горно-стрелковым немецким корпусом на подступах к Праге. Итог-около 20 тысяч солдат 49 немецкого горно-стрелкового корпуса пленены со всей его техникой 49 Бухарестским стрелковым корпусом Советской армии. Взят в плен командир немецкого горного корпуса – генерал-лейтенант Лесгоир и весь его штаб вместе с представителем генерального штаба немецкой армии генерал-майором Гернах. Прага взята войсками 1 Украинского фронта – Маршала СССР Конева И. С.
Дивизии 49 БСК 53 армии 2 Украинского фронта расположены биваком в 20-30 километрах восточнее Праги.
Итак, война на Западе окончена, победа за нами!
Что с Востоком?
«Горит Восток зарею новой»….
Переброска 49 БСК в составе 53 армии на восток. Июль 1945 года.Получено предварительное распоряжение штаба 53 армии о подготовке дивизий 49 БСК к погрузке в железнодорожные эшелоны. Управлению корпуса следовать за головной дивизией. Эшелон в пути на Восток: Прага, Дрезден, Варшава, Брест, - граница нашей родины СССР. Эшелон управления корпуса медленно подходит к пограничному столбу и, миновав его, хвостовым вагоном, останавливается. Офицеры и солдаты выходят из вагонов. Быстро собираются на месте, чтобы организованно на митинге засвидетельствовать свою радость возвращения на землю своей Родины. Митинг затягивается. Многим хочется поделиться чувством радости возращения на свою Родину и гордостью победы. Эшелон идет дальше на Восток Минск – Москва. Москва празднует день встречи победителей. Из эшелона мы приветствуем ликующую Москву и продолжаем двигаться на восток: Свердловск, Омск, Новосибирск и вот Ачинск. В Ачинске, эвакуированная с Дальнего Востока весь период войны, живет моя семья: жена и два сына, которых не видел со дня эвакуации – с августа 1941 года. Мне удается вызвать их к эшелону. Пришли все трое, выглядят неважно. Оба сына просятся ехать со мной, мне хочется взять обоих, но мы не знаем, куда едем. Обоих брать не решаюсь, беру старшего Вову, ему 14 лет, он окончил 7-летку. Младший – Витя обижен, но держится молодцевато. Эшелон продолжает свое движение на Восток. Жалоб на железнодорожных станциях на эшелоны головной дивизии нет. Чувствуется общий подъем. Предлагаю Вове вести дневник. На третий день пути Вова заболел, сильный жар. Его тетрадка – дневник на полу. Читаю первую запись: « Июля, 15 – 1945 года, стучат колеса, сижу в вагоне военного эшелона, вернее не сижу, а лежу, потому, что на третий день после своей посадки в вагон свалился в гриппе.… А еще собираюсь воевать! Грипп перешел в ангину, но, кажется, дело идет на поправку. Едем уже восьмые сутки. Проезжая станцию Байкал, купили и съели омуля. Спели знаменитую:
«славное море, - священный Байкал,
Славный корабль – омулевая бочка».
Сегодня ночью перевалили Яблоновый хребет. Подъезжаем к Чите. Кажется, наше путешествие кончается. Скорее бы, надоело уже находиться в эшелоне. Куда едем, не знаю, да и что могу знать я четырнадцатилетний пацан. Кроме того, я уже «показал» себя: только сел в эшелон и сразу заболел, вот валяюсь и до сих пор. Про меня, наверно, так и говорят: «Вот взял отец сына воевать на свою шею».
Терентьев Вова.Как относиться к этой записи? Что можно сказать о ней? Что думает, каким стал и каким будет Вова? Правильно - ли я поступил, взяв Вову с собой?
Эшелон на станции Чайболсан дружественной нам Монгольской Народной Республики. Головная дивизия расположена биваком в 5-6 километрах от станции. Управление корпуса также располагается биваком. Предупреждают, что в нашем распоряжении считанные дни. Знакомимся с топокартами и изучаем военногеографическое описание:
а). Однообразный рельеф, большие открытые пространства, отсутствие ориентиров, все это сильно затрудняет ориентировку.
б). Нужно иметь виду организацию сети маяков, ориентиров и указателей, тем более что карты не отражают полной действительности местности.




Нет стр. 32.На восток
Дивизии Стрелкового корпуса с повышенной скоростью продолжали марш бросок. Основная часть грузов – вооружение, снаряжение, продовольствие, вода и, частично, люди были размещены на верблюдах. Кое-где японские кавалерийские заставы не успевали уходить от наших передовых частей, марширующих на верблюдах. Скорость наступательного марша главных сил корпуса также поднялась. Мы получили возможность двигаться без дорог. Там, где не шла автомашина и повозка, проходил верблюд, неся на себе груз, а иногда и людей. Автомашины приходили потом, позже, к указанному им населенному пункту основными грунтовыми дорогами, несовпадающим с нашими маршрутами. Корпус шел вперед к берегам Тихого океана. Тысячекилометровый марш- маневр был тяжел. Но разве бывает легкой солдатская служба? Да, бывает…, когда запевается песня:
«И на Тихом океане свой закончили поход», перекликаясь с историей гражданской войны, пели дивизии 49 БСК 2 – ого сентября 1945 года у берегов Тихого океана на Дальнем Востоке. Это был день безоговорочной капитуляции японских вооруженных сил.
В Москву
Победа за нами. Веду корпус в родные края, в СССР. На обратном пути в СССР, в Маньчжурском городе Кайлу сдаю корпус, которым командовал беспрерывно с первого дня его боевой жизни, в течение двух лет и 3 месяцев, до Бухареста 49 стрелковый корпусом, а после Бухареста – 49 –м получившим наименование Бухарестского стрелкового корпуса.
Пишу рапорт:
Командарму-53
Генерал-полковнику Манагарову.
« Должность командира 49 Бухарестского стрелкового корпуса 19.9 1945 года сдал начальнику штаба корпуса полковнику Ханину и 20.9 1945 года убыл из района Кайлу в город Москва.
Основание: Ваша телеграмма от 18.9 1945 года № 3200/ ш.





Общий список наград.

1. В 1936 году награжден юбилейной медалью « ХХ лет РККА». В том же году за успешную педагогическую работу в деле воспитания офицерских кадров в Академии имени М. В. Фрунзе награжден орденом «Красная Звезда».
2. Награды в период Великой Отечественной войны.
а) По представлению генерала Черняховского за успешные наступательные бои 322 СД в составе 60 Армии Воронежского фронта награжден орденом Суворова – 2 степени. Орден сопровожден письмом Председателя Президиума Верховного Совета СССР.
Президиум Верховного Совета
Москва-Кремль № « .» март 1943 года.
Генерал-майору Терентьеву Гурию Никитовичу.
Не имея возможности лично вручить Вам, орден Суворова второй степени, которым Вы награждены Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 февраля 1943 года посылаю Вам его с настоящим письмом.
Поздравляю Вас с заслуженной высокой наградой и шлю пожелания дальнейших успехов в Вашей боевой деятельности и личной жизни.
Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. Калинин.
б). По представлению генерала Шумилова за успешные наступательные бои и форсирование реки Днепр 49 СК в составе 7-й гвардейской армии 2-го Украинского фронта, награжден вторым орденом Суворова –2 степени. Орден сопровожден письмом Председателя Президиума Верховного Совета СССР.
Президиум Верховного Совета
Москва-Кремль № 618 «10 ноября» 1943 года.
Генерал-майору Терентьеву Гурию Никитовичу.
Уважаемый Гурий Никитович!
За умелое и мужественное руководство боевыми операциями при форсировании реки Днепр, прочное закрепление и расширение плацдарма на Западном берегу реки Днепр и достигнутые в результате этих операций успехи, Президиум Верховного Совета СССР Указом от 25 октября 1943года наградил Вас орденом Суворова второй степени.
Посылаю Вам указанный орден и крепко жму Вашу руку.
Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. Калинин.
в). По представлению генерала Шумилова, за выслугу лет в Красной Армии награжден орденом Ленина и орденом Красного Знамени.
г). По представлению генерала Манагарова, за успешные наступательные бои 49 СК в составе 53 армии 2 Украинского фронта награжден орденом Кутузова –2 степени и орденом Красного Знамени.
д). По представлению генерала Манагарова, за успешные наступательные бои 49 СК в составе 53 армии Забайкальского фронта, награжден орденом Кутузова 1-степени.
е). Награжден медалями:
Медаль «За оборону Москвы»;
Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»;
Медаль «За победу над Японией».
ж). По представлению генерала Манагарова, за успешные наступательные бои 49 СК в составе 53 армии 2 Украинского фронта награжден румынским орденом «Михаил Витязь».
Краткий перечень наиболее важных боевых операций на фронтах Великой Отечественной войны, участником которых мне довелось быть.

1. Контрнаступление на Московском стратегическом направлении в составе Западного фронта, разгром центральной группы немецких войск. Ноябрь – декабрь 1941 года – январь 1942 года (около трех месяцев).
Должности: Зам командующего по тылу 10 армии. Командир 32 Стрелковой дивизии.
2. Упорная оборона 322 СД в составе 16 армии Западного фронта. Февраль 1942 года, январь 1943 года (около года).
Должности: командир 322 Стрелковой дивизии.
3.Воронежская – Касторненская операция во взаимодействии Воронежского и Брянского фронтов. Январь – март 1943 года. (Три месяца).
Должности: Командир 322 Стрелковой дивизии.
4. Упорная оборона 38 Армии на правом фланге Воронежского фронта. Южной половины Курской дуги. Март – июнь 1943 года (четыре месяца).
Должности: Зам командующего 38 Армии по строевой части Воронежского фронта.
5. Курская битва и последующее контрнаступление: бои за Белград, Харьков, р. Днепр и бои западнее р. Днепра в составе 7-й Гвардейской армии Воронежского, переименованного в ходе операции – Степной, 2-го Украинского фронта. Июнь 1943г, январь 1944 г. Около восьми месяцев.
Должности: Командир 49 Стрелкового корпуса.
6. Внешнее кольцо Корсунь-шевченковской операции и последующие наступательные операции в Кишиневском направлении в составе 5 Танковой Армии генерала Ротмистрова и 53 армии генерала Манагарова. Январь – март 1944 года, три месяца.
Должности: Командир 49 Стрелкового корпуса.
7. Упорная оборона на реке Реут, в районе Оргеев в составе 53 армии 2-го Украинского фронта. Март – июль 1944 года (около 5 месяцев).
Должности: Командир 49 Стрелкового корпуса.
8. Яссо-Кишиневская операция и наступательные бои в Румынии. (Седьмой удар): Бухарест, Турну-Северин, Железные Ворота, Тимишоара в составе 53 армии 2 Украинского фронта. Август – сентябрь 1944 года (около двух месяцев).
Должности: Командир 49 Стрелкового корпуса.
9.Наступательные бои в Венгрии. Форсирование реки Тисса, бои в горах Матра в составе 53 армии 2 Украинского фронта. Сентябрь – ноябрь 1944 года.
Должности: Командир 49 Бухарестского Стрелкового корпуса.
10. Упорная оборона на реке Грон перед словацкими рудными горами в составе 53 армии 2 Украинского фронта. Декабрь 1944 года. Февраль 1945 года.
Должности: Командир 49 Бухарестского Стрелкового корпуса.
11. Наступательные бои в Чехословакии. Бои за Банска-Штавница, в словацких рудных горах Нитра, Трнава, Годонии, Бро. Форсирование рек Нитра, Ваг, Морава в составе 53 армии 2 Украинского фронта. Февраль – май 1945 года (четыре месяца).
Должности: Командир 49 Бухарестского Стрелкового корпуса.
12. Переброска Корпуса в составе 53 армии в Чайболсан МНР по железной дороге (июнь – июль 1945 года).
Должности: Командир 49 Бухарестского Стрелкового корпуса.
13. Наступательный марш-маневр по безводным и бездорожным степям МНР, китайской провинции «Чахар», перевал «Шарахота» хребта Большого Хингана, Линцун, Кайлу, Сиилунди, Баоготу, Чаоян, к берегам Ляодунского Залива Тихого океана в составе 53 армии, Забайкальского фронта. (9 августа – 3сентября 1945 года).
Должности: Командир 49 Бухарестского Стрелкового корпуса.
14. Обратный марш на Родину в СССР: через Чаоян, Кайлу на Чайболсан (3 – 20 сентября 1945 года).
Должности: Командир 49 Бухарестского Стрелкового корпуса.
15. В Кайлу получил шифрограмму об откомандировании мене в Москву, в Главное Управление Кадров Советской Армии.
Получаю назначение зам начальника УВУЗ сухопутных войск, где работал до мая 1947 года. В мае 1947 года назначен командиром 31 Стрелкового корпуса – город Мурманск.

«Защита Отечества, есть священный долг каждого гражданина СССР».

Из схемы моего беспрерывного боевого пути в Великую Отечественную войну видно, что этот путь не мал, это большой путь побед. Мое участие в войне началось с контрнаступления под Москвой. В дальнейшем ходе войны я участвовал в прочной обороне, наступлении, контрнаступлении и стремительных марш-маневрах на полях Румынии, Венгрии, Чехословакии, Манчжурии. Мне приходилось организовывать и проводить наступательные и оборонительные бои, марш-маневры во все времена года – весной, летом, осенью и зимой на различной местности. На полях Европейской равнины, на полях родной Украины, в Трансильванских Альпах Румынии, в горах Матра Венгрии, в рудных горах и Карпатах Чехословакии, в безводных монгольских равнинах, на перевалах хребта Большого Хингана и на полях Манчжурии.
В Великой Отечественной войне я шел только вперед.
Я – участник битв, где было применено большое количество современной техники – артиллерии, танков, авиации.
Был свидетелем количественного перехода Советской Военной техники в качество результатов наших побед. Был свидетелем и участником войны машинного периода – войны моторов.
На этом памятном и большом боевом пути Великой Отечественной войны, проходил по полям сражений прошлых войн, вспоминая своих славных предков. Видел много на этом пути. Обобщить, осмыслить, восстановить в памяти события и людей – моя обязанность, моя задача. Война закончена. Пойден большой боевой путь. Подвести итоги этому пути – большая и важная задача, а на основе прошлого с учетом настоящего – представить себе картину боев будущего. Что главное в настоящем и что из настоящего перейдет в будущее? Современная война машинного периода – война моторов. Мотор резко изменил скорости маршей. Проблема организации больших сражений – проблема разных скоростей. Прежде «ходить врозь, а драться вместе», поднялось на высшую ступень и звучит по иному: «Идти разными скоростями, а подходить к полю боя вместе». Пехота, конница, мотопехота, моторизованная и на тягачах артиллерия, танки, морской и речной флот, авиация, авиадесантная пехота и, наконец, радиолокация, и атомная бомба – последние новинки второй мировой войны.
Введение нового вида оружия потребует и новых боевых порядков, новых качеств солдата, следовательно, должен измениться и характер воспитания и обучения. Как и какими путями все это пойдет? Это во многом зависит от нас – участников и свидетелей только, что закончившейся классической войны машинного периода – войны моторов.
Но и это еще не все. И этого для нас мало. По идеям, нового общественного порядка и демократии мы – самая передовая страна в мире.
В 1846 году Белинский сказал: « В будущем мы, кроме победоносного русского меча, положим на весы европейской жизни еще русскую мысль». Это было сказано давно. Для того времени это было сказано хорошо и полно. Тогда была дореволюционная Россия. Теперь у нас Союз Советских Социалистических Республике. Это другие масштабы. Следовательно, мысли такого масштаба нужны соответствующие весы. Европейские весы будут маловаты для такой мысли, как мысль СССР и сегодня мы тезис Великого русского критика В. Г. Белинского выразили - бы так: «В настоящем мы, кроме победоносного Советского меча, положим на весы жизни стран земного шара еще строй Союза Советских Социалистических Республик.

Ленинградская правда № 32 . Суббота 9 февраля 1924 года.

Встреча с Лениным.

27 –ой пост
Важность поста 27 в здании Рабоче-крестьянского правительства я представлял себе и тогда, когда 4 февраля 1923 года первый раз встал на пост № 27 – квартиры Ленина. Полню то чувство, когда приняв от старого часового обязанности, я нажимаю кнопку электрического звонка в комендатуре Кремля, что служил сигналом: смена произошла исправно. Слышны шаги уходящих по каменной лестнице часового первой смены и разводящего. Я один на посту № 27!. На посту № 27 !! Легкая дрожь и маленькое волнение, - это от быстрого подъема по лестнице, - стараюсь я успокоить себя этими объяснением. Но сейчас же ловлю себя на самообмане: причина волнения, конечно, не в том…
Мысль, что ты на посту у вождя Коммунистической партии, у Ильича – заставляет взять себя в руки. Еще минута и я спокоен. Руки крепко сжимают трехлинейную и я, каждую минуту готов к бою. Проходит другая – третья минуты, кругом тихо-тихо. Я вспоминаю, что нужно лучше познакомиться с инструкцией и просмотреть список тех, кого я могу пропускать в квартиру Ильича. Было десять часов вечера ( я был во второй смене). В коридоре от 25-ти свечовой электрической лампочки – легкий полусвет. Инструкция прочтена два раза, список просмотрен. Перебираю в уме, в каких случаях я должен звонить в комендатуру Кремля. Вдруг шаги. Кто это? Неужели Ленин? Тот чье имя с любовью произносится миллионами тружеников на обоих полюсах земного шара… Мысль летит дальше… Тот… Здесь она обрывается, - так как дверь быстро отворяется – затворяется и мимо поста № 27 твердыми и уверенными шагами быстро проходит человек в коричневом пиджаке и ботинках. Вот он, скоро и легко доходит до двери Большого Совнаркома и скрывается за ней. Кто это? Ленин? Если да, то по инструкции, в момент выхода из квартиры председателя Совнаркома, я должен нажать кнопку электрического звонка в комендатуру. Если нет, не нужно. Минуту я колеблюсь. Близко я видел его один раз, одетым по-зимнему, садящимся в автомобиль. Здесь он раздетый, да и так быстро прошел, что я не успел ничего заметить. Как же быть? Вспоминаю каким я видел Ильича на портрете в клубе , в книгах и журналах… Да. Это он – Ильич. Спокойно, в полной уверенности, что это вышел Ленин, я звоню в комендатуру Кремля. Я не ошибся в правильности своих предложений, в этом я убедился через час, когда дверь у входа в Большой Совнарком снова отворилась и оттуда вышли двое мужчин и одна женщина. Одного из них я узнал сразу: это был Ленин, вышедший час тому назад из квартиры. Теперь он возвращался обратно. С кем? Этого я еще не знал. Все трое тихо приближались к посту № 27, ведя какую-то беседу. Вот они в 7 –10 шагах от поста, я узнаю их всех. Впереди Ленин, второй – врач Елизаров, и сестра Ильича Анна Ильинична. Так близко видеть тов. Ленина! Видеть того, под чьим руководством совершался Красный Октябрь! Тот, под руководством которого выросла могучая, стальная, монолитная, как гранит, партия РКП (большевиков). Видеть так близко того, кто первым практически указал рабочему классу путь к власти. Видеть того, о ком говорит весь мир… Ленин - у поста № 27! Часовой замер, он весь внимание, зрение и слух. Короткий поворот головы в сторону часового. Я вижу лицо Ленина. Открытая голова, немного утомленное лицо. Глаза искать не нужно – они, немного прищуренные, смотрят прямо на вас. Правая рука держит портфель, левая тянется на ручку двери.
- Здравствуйте.
Приветствует Ильич часового на посту № 27 – легким наклоном головы и улыбкой. Раньше я много слышал о том обаятельном впечатлении, которое производит Ленин на того, с кем он беседует, про его влияние на других. Здесь мне пришлось убедиться самому в этой силе Ильича. На минуту я забываю, что я часовой поста № 27 – поста № 27!. И вместо короткого красноармейского «здравствуйте», я. Четко стараясь подражать Ильичу, немного тяну свое «здравствуйте» и также отвечаю наклоном головы в сторону Ленина (это не по уставу), продолжая смотреть в его лицо. Оно осталось тем же, что и в первое мгновение при повороте к посту № 27: улыбка только стала еще мягче и веселее – это от моего не уставного красноармейского ответа на приветствие т. Ленина. Дверь за входящими затворяется, мысленно я стараюсь еще представить себе фигуру Ильича… другая мысль, такая же быстрая, как ток по проводу электрического звонка в комендатуру и рука сама тянется к звонку, на посту № 27 – звонок ставит в известность кого нужно по службе, что Ильич вернулся на квартиру.
Оставшиеся полчаса до смены быстро проходят в мыслях об Ильиче, о его значении для дела мировой революции. Вспоминаю главу 4 параграф 28 из Бухарина «исторический материализм» и сравниваю это политическое рассуждение с действительностью. Шум шагов по каменной лестнице заставляет меня приготовиться к сдаче поста № 27. Смена… Смирно!… Прорезает тишину в коридоре резкий тенор разводящего: «Смена на пост, шагом марш!». Шаг в право – и рядом со мной, повернув голову для приема поста № 27, встала третья смена. Пост № 27. Охранять вход в квартиру т. Ленина… Идет дальнейшая сдача поста, продолжающая 4-5 минут… «Вторая смена! Смирно! За мною марш!» забывает добавить «шагом» разводящий. Поворот налево. Несколько шагов по коридору и мы на лестнице. Ждут часовые с постов ЦИКа. «Становись!» раздается первая команда разводящего. Выстроившись по два, шли часовые правительства Союза Советских Социалистических Республик и с ними часовой с поста № 27.
Слушатель 8 пехотной Ленинградской школы комсостава, член Ленсовета 4 созыва, бывший курсант школы ВЦИК город Мурманск.

Личные пометки к автобиографии генерал-лейтенанта Терентьева Гурия Никитовича.
1.
От царской империи осталась, дошла разоренная, вытоптанная первой мировой войной Россия. Потом, в гражданскую войну, ее долго разоряли интервенты и белогвардейцы. С каким трудом народ поднимал из разрухи страну, с каким напряжением и жертвами строили они великий Союз Советских Социалистических Республик.
Июнь 1941 года, снова и, снова страшнейший поток разорения прошел по нашей стране.
2.Историческая победа Советского Союза в Великой Отечественной войне не только сорвала злобные планы и коварные надежды наших врагов, не только покрыла неувядаемой славой оружие советской державы, но и спасла мир от страшной угрозы фашистского рабства.
Тем, кто сейчас питается умалить нашу победу и ее значение для человечества, стоит подумать, что стало бы со странами Европы, да и не только Европы, если бы германский фашизм выиграл войну? Франция перестала бы существовать как государство и нация. От Великобритании остался бы крошечный островок, на котором странствовал бы нацистский гуалейтер. Доминионы и колонии были бы заглотаны жадной фашистской Германией и империалистической Японией. А затем, собравшись с силами, мобилизовав миллионы европейских и азиатских рабов, взбесившейся Гитлер махнул бы через океан.
3.
События второй мировой войны с особой силой привлекли внимание передовых людей к эпопее Л. Н. Толстого. Ее жадно читали и перечитывали, как свидетельство непобедимой стойкости русского народа, как произведение, доказывающее неизбежность поражения агрессора.
Передовой французский критик и публицист Клод Руа писал несколько лет тому назад о том, как воспринималась «Война и мир» жителями патриотами в странах порабощенными гитлеровцами. Французы и другие народы, находившиеся под властью захватчиков, обретали в эпопее Л. Н. Толстого историческое основание для того, чтобы надеяться …
Гитлер продвигался со своей армией вглубь России, её ждала та же участь, какая постигла Наполеона. Наши подпольщики укрывались в «маки», и тогда Денисов, Долохов, Тихон Щербатый представлялись нам не только предками чапаевцев и Зои Космодемьянской, но и отдаленными предшественниками наших партизан… Читая «Войну и мир», мы поддавались чудесной мечте, будто читаем самую прекрасную, самую ободряющую из нелегальльных газет. «Мой друг, Отчизне посвятим души прекрасные порывы» (из обращения А. С. Пушкина к Чаадаеву).

Война 1941-45 гг.

Периоды:

1. Июнь 1941 - ноябрь 1942 года.
2. Ноябрь 1942 – конец 1943 года.
3. 1944 год решительных побед.
4. 1945 год. Год завершающих побед

Компании:
1. Летняя 1941 года. Вынужденный отход.
2. Зимняя 1941-42 гг. Наступательная (Московская битва).
3. Летняя 1942 года. Отход в сочетании с обороной.
4.Зимняя 1942-43 гг. Наступательная (Сталинградская битва).
5. Летняя (осень). Наступательная (Курская битва).
6. 1943-44 гг. Наступательная.
7. Летняя-осеняя 1944 года. Наступательная.
8. Зимняя-весенняя 1945 года. Наступательная.
9. Летняя 1945 года. На Дальнем Востоке.

Итак, всего в войне 1941-45 гг. проведено 9 компаний, из которых 8 компаний против гитлеровской Германии и одна против империалистической Японии на Дальнем Востоке. Из 8 компаний против гитлеровской Германии, 6 компаний были наступательными.
Первый период войны принято делить на три компании.
Первая компания- летняя 1941 года, когда Советская Армия вынуждена, была отходить вглубь страны. Смертельная опасность нависла над Родиной. В этой компании мы теряли так много, что, казалось, сердце не выдержит этих потерь. Мы теряли: Киев, Минск, Одессу, Курск, Орел, Харьков. Мы теряли огромные пространства нашей Родины. Мы теряли сотни тысяч наших людей. Враг подходил к сердцу Родины – Москве.
Вторая компания - зимняя 1941-42 гг, когда битве под Москвой был похоронен миф о непобедимости фашисткой армии. Но, несмотря на крупные потери в этой компании фашистское командование смогло организовать стратегический фронт на линии Ленинград, Ржев, Болхов Белгород, Таганрог?.
Третья компания - летняя 1942 года, когда в результате отсутствия второго фронта гитлеровцы смогли оправиться от разгрома под Москвой и летом 1942 года организовали крупное наступление на юге.
В упорных оборонительных боях под Сталинградом, Воронежем и на Северном Кавказе были измотаны главные силы врага.
Итак, первый период самый тяжелый период, по времени он равен почти полутора годам войны, до перехода Советской Армии в контрнаступление под Сталинградом – ноябрь 1942 года.
Второй период – принято делить на две компании.Зимняя компания 1942-43 гг., (четвертая компания от начала войны), была начата наступлением под Сталинградом. В этой компании было разгромлено все южное крыло фашисткой армии и нанесен такой удар, от которого немцы не могли оправиться до конца войны.
Летняя компания 1943 года (пятая компания от начала войны), начата битвой под Курском, в результате которой фашистская армия была поставлена перед катастрофой.
Третий период 1944 год решительных побед также принято делить на две компании. Этот период ознаменован 10-ю ударами, предрешившими окончательную победу Советского Союза.
К концу этого периода стратегический фронт противника вновь был восстановлен на линии: рек Неман, Нарев, Висла, Западные Карпаты, озеро Балатон, р. Дрова.
Компания 1943-44 (шестая компания от начала войны). Эта компания включила три крупных стратегических наступательных операции:
1. Операция по разгрому северной группы немецко-фашистских войск под Ленинградом и Новгородом и освобождение Северо-западных областей РСФСР. (1удар по времени полтора месяца).
2. операция по разгрому, Южной группы немецко-фашистских войск и освобождение правобережной Украины. (2 удара по времени три месяца)
3. Операция по разгрому немецко-фашистских войск на Черноморском направлении под Одессой и в Крыму и освобождение этих областей. (3 удара).
Компания 1844 года (летне-осенняя) седьмая от начала войны. Эта компания включает шесть крупных стратегических операции и одну небольшую по своему масштабу (10 удар). Решающее значение в этой компании имели стратегические операции: Белорусская и Львовско – Сандомирская (пятый и шестой удары), Яссо-Кишиневская (седьмой удар).
Четвертый период 1945 год, год завершающих побед. Также принято делить на две компании. Зимняя – весенняя компания 1945 года на западе ( восьмая по счету от начала войны), включающая в себя шесть стратегических наступательных операции:
1 Восточно-Прусская;
2.Висло-Одерская;
3.Восточно-Померанская;
4.Венская
5.Берлинская;
6. Пражская .

Г.Н. Терентьев

Материал подготовлен М. Булановым


03.02.2005