Архив

Водники (часть 2)

Из семьи водников и Борис Павлович Шмаков. Вот что он нам рассказал.

«Во время строительства канала им. Москвы мы жили на Оке, отец ходил в штурманах.

В 1937 году отца Павла Петровича Шмакова отправили на открытие канала, поставили капитаном на катер «Упорный». Жить на Большой Волге нам пока не разрешили, на II участке еще была «зона», в некоторых бараках продолжали жить заключенные. Семья временно поселилась на р.Сестре, близ д.Карманово. Внизу, за мостом было несколько 2-этажных бараков на четыре семьи.

Через несколько месяцев Павлу Петровичу выделяют полдома недалеко от Пристани. В одной половине жили мы – Шмаковы, в другой – начальник Пристани Громов с семьей.

Шлюз еще не эксплуатировался, шли завершающие работы. На левый берег ездили на лошадях, вброд. Волга была мелководной. Достраивали перемычку. Когда пустили Угличскую ГЭС, то вода в Волге поднялась, шлюз заработал и тогда стали возить грузы вниз по Волге до Углича, Рыбинска.

Время шло, в пароходстве появилось шесть новых пароходов: «Дуся Виноградова», «Мария Виноградова», «Никита Изотов» и др., названные в честь трактористов, шахтеров, ткачих.

Отцу дали новенький пароход «Радист Кренкель». Ходили по малым рекам, притокам Волги: Унже, Ветлуге. Судоходство здесь было коротким, использовали паводковый сезон, когда вода поднималась. По большой воде забирались далеко вверх и сплавляли лес. В другое время эти речки были непроходимыми.

Войну встретили в г. Калязине. Зима 1941 г. была очень морозной. Немец взял Калинин, подходил к Иванькову. Мы спешили не своем «Радисте Кренкеле» домой на Большую Волгу, но река рано встала. Плицы у колес – деревянные. Дерево об лед ломается, крошится, пройдешь один километр – и нет колеса, так и не доехали. В Калязине ходили в лесную школу.

Весной 1942 г. немца из Калинина выгнали, стали плавать вверх по Волге. Ходили до Старицы, а дальше было мелко.

В голодный, разрушенный город Калинин возили хлеб, картошку и другие продукты. Загружались в Москве, в Горьком, в Рыбинске - и шли караваном, медленно, по 3-4 км в час, заходили к шлюзу – так занимали весь шлюз.

После войны продолжали плавать всей семьей. Сыновья подросли и стали юнгами на судне. Юнги то юнги, а работали как взрослые мужики, были добытчиками. В войну получали по карточкам 400-500 граммов хлеба (взрослым полагалось по 1 кг)».

На мой вопрос: «Рыбачили часто?» получила ответ: «В плавании рыбачить было некогда, а вот когда зимовали – то есть, что вспомнить. Зимой в районе «аппендицита» ставили на ночь жирлицы. Утром вытаскивали по 10-12 налимов – таких, что когда тащили, хвосты волочились по земле.

Был момент, когда около шлюза вода кишмя кишела от малька (рыбки по 2-3 см). Рыба шла таким густым косяком, что за час набирали по ведру. Сетки делали из марли. Мама пропускала рыбешек через мясорубку и получались чудесные котлеты.

Также марлевыми сачками черпали рыбешек из озера, что у переправы. Одно время там завелся сенец (5-6 см) и карась, которого черпали также ведрами и корзинками.

На время учебы оставались одни. Мне лет 9-10, Славе – 7. Сами хозяйничали. Мама, Анна Андреевна, прекрасная хозяйка – все оставит, все подготовит, а уж хлеб, молоко, какие-то мелочи покупали сами. Деньги берегли.

С мальчишками, конечно же, дрались, но только до первой крови; и домой друзей приводили, но не забывали о главном: школа, уроки, топить печь, прибираться.

Жить впятером в бараке было тяжело, и отец решил строиться. Тогда выделяли лесные делянки для заготовки леса. Нам разрешали заготавливать бревна около Дмитровой Горы. Сплавляли их по р. Сестре до канала. В судоремонтных мастерских давали по две лошади с повозками и таким образом доставляли лес до моста.

Будучи грамотным и толковым, отец сам провел в дом воду, сам сделал паровое отопление.

С годами Павел Петрович стал сдавать. Оставив большой пароход пересел на маленький, а точнее – на катер «Стриж», и перевозил людей по заливам Московского моря до самого своего выхода на пенсию. Всем смыслом его жизни было честно работать и крепить семью, дать сыновьям хорошее образование. И семья. И работа – все у него получало на отлично!»

P.S. Старший сын Павла Петровича Борис Павлович и жену взял себе из семьи водников. Люся или Людмила Ивановна Ершова плавала с родителями на барже «Иван Коробов». Вместе они уже почти 55 лет, вырастили двух сыновей.

Среднего сына, Вячеслава Павловича, к сожалению, давно нет в живых. Он сделал блестящую карьеру. Был самым молодым профессором, самым молодым членкором Академии Наук СССР, т.е. человеком государственного масштаба или, как раньше говорили, «номенклатурой». В трагические дни Чернобыля по приказу М.С. Горбачева вошел в состав комиссии по ликвидации последствий взрыва на АЭС. Получил смертельную дозу облучения и в 50 с небольшим лет ушел из жизни талантливейший молодой ученый, прекрасный человек.

Младший, Владимир Павлович, после окончания строительного института живет и работает в г. Королеве Московской области, где жил и его средний брат. Все у него сложилось хорошо.

Людмила КРЮЧКОВА

Водники. Часть 1


05.04.2010

Главная
Символика и геральдика
Картография
О фонде
Археологический атлас
История
Новое время и современность
Федор Колоколов
Экспедиция
Издательская деятельность
Выставочная деятельность
Проект «Усадьба»
Ратминский камень
Проект «Сталкер»
Лаборатория гражданского общества
Помощь донецкому музею
Межрегиональный центр
Другая Дубна
Фотогалерея
Календарь
Кинохроника
О нас пишут
История и публицистика
Обратная связь

 


Партнеры и спонсоры



Historic.Ru: Всемирная история
Historic.Ru: Всемирная история




ИСТОРИЯ СПОРТА ДУБНЫ

© Дубненский общественный фонд историко-краеведческих инициатив "Наследие", 2004 г.
Дизайн и хостинг — «Компания Контакт», г. Дубна.


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100