Архив

Первый пуск ракеты А-4

65 лет назад, в октябряе1947 года, был произведен первый в СССР пуск баллистической ракеты дальнего действия (РДД) А-4, собранной на основе узлов и агрегатов немецкой ракеты.

Первый пуск ракеты А-4 был организован очень серьёзно. На сайте «Капустин яр» опубликован список участников этого пуска, а на территории полигона установлена памятная лоска с этим списком, хотя далеко не полным. Я думаю, что его нужно вспомнить здесь специально, хотя бы из-за того, что в нем не указаны 21 человек немецких специалистов и те, которые были потом доставлены отдельным самолетом в Капустин Яр после второго неудачного пуска. Кстати, о конкретных причинах неудачных первых двух пусков нигде ничего не говориться, да и сам второй неудачный пуск в открытой литературе вообще не упоминается. Его скрывают в общем количестве пусков того 1947 года под общей фразой «всего было запущен 13 ракет, были удачные и неудачные пуски».

Итак, участники первого пуска ракеты А-4 18 октября 1947 года, в соответствие с приказом командира Бригады особого назначения РГВК от 14 октября 1947 года «О назначении личного состава бригады для участия в пуске ракеты, а также списка ученых и квалифицированных специалистов, привлекаемых к участию в подготовке и проведении пусков и списка участников испытаний из промышленности», представленным С.П. Королевым в сентябре 1947 года для утверждения в Комитете №2 при Совете министров СССР.

Участники испытаний от промышленности:
1. Спиридонов А.С. - главный инженер 7 ГУ Министерство вооружения,
2. Покровский Н.И. – парторг ЦК ВКП(б),
3. Гонор Л.Р. – директор НИИ-88,
4. Уткин И.И. – парторг ЦК ВКП(б) при НИИ-88,
5. Победоносцев Ю.А. – главный инженер НИИ-88.

Техническое руководство:
1. Королев С.П. – технический руководитель, главный конструктор, начальник СКБ НИИ-88,
2. Глушко В.П. – заместитель технического руководителя, главный конструктор завода №456,
3. Бармин В.Я. – заместитель технического руководителя, главный конструктор ГСКБ,
4. Рязанский М.С. – заместитель технического руководителя, главный конструктор НИИ-885,
5. Кузнецов В.И. – заместитель технического руководителя, главный конструктор НИИ-10.

Стартовая команда:
1. Воскресенский Л.А. – начальник стартовой команды, начальник отделения НИИ-88,
2. Харламов В.М. – помощник начальника стартовой команды НИИ-88,
3. Киреев П.Ф. – помощник начальника стартовой команды, ГАУ.

Отделение по автономным испытаниям приборов:
1. Белинский Р.К.- начальник отдела НИИ-885,
2. Жихарев Т.М. – помощник начальника отделения НИИ-10,
3. Лихницкий М.И. – инженер по взрывному устройству НИИ-137,
4. Отрешко П.Л. – гироскопы НИИ-88,
5. Пирогов М.И. - рулевое кольцо НИИ-88,
6. Семихатов И.А. – по машгерету НИИ-88.

Группа немецких специалистов
Руководство:
1. Греттруп Хельмут,
2. Леуман Лючия.
Участники стартовой команды:
3. Фибах Фриц,
4. Шварц Вилли, завод №456,
5. Фильтер Ганс,
6. Шталь Виктор,
7. Вольфарт Курт,
8. Шольц Вальтер,
9. Матхейц Фриц,
10 Пеле Макс,
10. Рюдигер Вальтер,
11. Техарт Вилли,
12. Апориус Вилли,
13. Бергеман Фриц,
14. Буяк Тюйферт.

Работают в техбюро:
1. Вольф Вольдемар,
2. Вольф Мапгарет,
3. Мюллер Вернер,
4. Неркорн Горст,
5. Хох Ганс,
6. Неркорн Горст, все они из НИИ-88.

Здесь не указана группа немецких специалистов, в которую входил Курт Магнус и которая была доставлена на полигон Греттрупом на самолете после второго неудачного пуска (как это описывает К.Магнус).

А вот как фиксировались результаты пусков:
№ пуска Дата Время Описание
01 18.10.1947 10-47 Пуск изделия «Т». Ракета 010Т, дальность 206,7 км. Отклонение от точки прицеливания на 30 км (влево)
02 20.10.1947 11-14 Пуск ракеты «04Т». На активном участке полета зафиксировано отклонение ракеты влево. Дальность 237.4 км. Отклонение от директрисы 181 км
03 23.10.1947 17-05 Пуск ракеты «08Т». Ракет упала в 29,4 км от старта с отклонением от директрисы на 3,9 км
04 (Нет данных)
05 28.10.1947 Пуск ракеты с телеизмерительной системой информации
06 02.11.1947 Пуск ракеты с научными приборами и с комбинированным управлением полета – инерциальным и радиоуправлением по азимуту (два корректирующих радиолуча)

Как видим, причина таких больших отклонений не указана. По всей вероятности, ни немецким специалистам, ни нашим конструкторам тоже ничего не было известно о влиянии вибраций корпуса ракеты на показания приборов – гироскопов. Тем более странно то, что против Парижа и Лондона было запушено огромное количество ракет Фау-2 и неужели при таком количестве ни разу не возник вопрос о точности? Хотя, может быть, этот вопрос обсуждался в секретных отчетах и в Германии, и у нас, в Союзе. Ведь, судя по списку, только через пять дней, 28 октября, была запущена ракета, на которой были установлены специальные датчики и телеизмерительная система. Видимо, этот пуск позволил определить резонансные частоты колебаний конструкций и приборов ракеты, который дал возможность рассчитать фильтр, который был предложен Магнусом.

Собрать такой «Т-образный» или «П-образный» фильтр, как пишет сам Магнус, не представляло особой трудности (что и я подтверждаю, так как почти у каждого инженера, связанного с электрическими или радиоприборами на полигоне, в карманах всегда была коллекция различных сопротивлений и конденсаторов). А вот о чем Магнус не говорит, так это о том, что коэффициент усиления в «Машгерете» наверняка пришлось повышать в разы!

Только сейчас вспомнил, что, когда Л.А. Воскресенский работал в МАИ, он в своих лекциях говорил о влиянии вибраций на показания бортовых приборов системы управления и способах определения этих вибраций. Но всё это он рассказывал в контексте иллюстраций к различию технологической культуры производства артиллерийских систем и авиационного приборостроения. Действительно, Уральский оптико-механический завод, где началась моя производственная деятельность, изготавливал очень много авиационных приборов: прицелов, гироскопов. На территории завода был построен специальный испытательный корпус, оборудованный климатическим камерами, нагрузочными и вибрационными стендами и другими устройствами. Поэтому каждый прибор, поставляемый в авиацию, проходил довольно жестокую программу испытаний и в том числе на вибрацию. А вот в производстве артиллерийских систем были совсем другие требования – там орудие должно было выдержать транспортировку по определенным видам дорог на расстоянии, допустим, на 300 километров. Поэтому эти требования сказывались и на самой технологической культуре производства: там, в артиллерии, вибрацию не измеряли!

Замечание: прошу читателя обратить внимание на фамилию немецкого специалиста Фрица Фибаха, из группы Л.А. Воскресенского. Если кто-либо знаком с историей пребывания С.П. Королева в Германии, то должен был вспомнить тот случай, когда Сергей Павлович присутствовал на демонстрационных пусках, которые устроили англичане в Куксхафене. Там ему понравилось, как работает пусковая команда под руководством капрала Фибаха. Через Соколова он добился, чтобы переговорили с этим капралом и предложили ему переехать в нашу зону. Говорят, что в этой операции активно участвовал Победоносцев (перевез его в своей машине через американскую зону). Затем он с остальными специалистами переехал в СССР – и вот он на полигоне Капустин Яр, участвует в первых пусках ракеты «А»!

В.И. Малых, председатель общества краеведов г. Королёв

Главная
Символика и геральдика
Картография
О фонде
Археологический атлас
История
Новое время и современность
Федор Колоколов
Экспедиция
Издательская деятельность
Выставочная деятельность
Проект «Усадьба»
Ратминский камень
Проект «Сталкер»
Лаборатория гражданского общества
Помощь донецкому музею
Межрегиональный центр
Другая Дубна
Фотогалерея
Календарь
Кинохроника
О нас пишут
История и публицистика
Обратная связь

 


Партнеры и спонсоры



Historic.Ru: Всемирная история
Historic.Ru: Всемирная история




ИСТОРИЯ СПОРТА ДУБНЫ

© Дубненский общественный фонд историко-краеведческих инициатив "Наследие", 2004 г.
Дизайн и хостинг — «Компания Контакт», г. Дубна.


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100