Архив

«Рюмка для мухоморовки»: чем развлекались первые жители Подмосковья

В Музее археологии Москвы открылась выставка «Кто мы? Откуда мы? История миграций в Московском крае с древнейших времен до Средних веков». МОСЛЕНТА узнала у историка, заведующей отделом Музея археологии Галины Новиковой, откуда понаехали предки современных москвичей, что мы знаем об их диете, украшениях и развлечениях.

Охотники на шерстистых носорогов

Выставка посвящена миграциям в Московском крае с древнейших времен до средних веков. С древнейших времен — это с эпохи палеолита, а палеолит, или древний каменный век, для нашей территории начинается примерно 20 тысяч лет назад. Так что самому древнему предмету на экспозиции — 20 тысяч лет, а самому молодому — 300. Всего мы выставляем около 600 экспонатов из хранения отдела археологии Музея Москвы. Каждая витрина охватывает конкретную историческую эпоху.

Люди пришли сюда жить с территорий, которые находятся к югу от Московской области, — с берегов Дона, а туда — с территории Моравии, по Припяти и Висле. К этому периоду относится несколько археологических памятников в южной части Московской области. В это время на нашей территории находился край ледника, высота которого составляла один километр, поэтому первые стоянки появились на территории, которые человек мог как-то освоить.

Люди сюда пришли вслед за стадами промысловых животных, на которых они охотились. Это были шерстистые носороги, мамонты и северные олени. Места их поселений археологи называют стоянками, предполагая, что люди жили на них не так долго. Самая древняя стоянка в Подмосковье датируется периодом 20-17 тысяч лет назад, а находится на территории и близ Зарайского кремля.

Чтобы понять, насколько давно это было, мы можем представить историю человечества как один год. 1 января первые люди в Африке сделали каменные орудия труда. Каменный век продолжался с января по декабрь. И по этому календарю первые люди пришли жить в Подмосковье 27-28 декабря.

Они пользовались каменными орудиями труда. Любимым, легкодоступным и хорошо обрабатываемым материалом был кремень. Кремневые выходы есть на берегах Оки и на территории окрестностей реки Москвы. Мы показываем в экспозиции эти первые орудия и как их делали из специально обработанного камня-нуклеуса. От него откалывали пластины, из которых делали скребки и резцы.

В самом конце палеолита появились наконечники стрел, тогда человек уже охотился на быстро бегущего зверя.

Кастрюля на все племя

Шли тысячелетия, и наконец ледник начал таять, закончилась эпоха палеолита и начался мезолит — средний каменный век. Изменился климат, появились реки, озера. Мохнатые животные ушли далеко на север. Частично за ними откочевали и жившие на территории Подмосковья люди, на смену которым пришли новые, охотившиеся уже на оленей, птиц и занимавшиеся рыболовством.

В это время на территории Подмосковья можно выделить две культуры — так в археологии называют общность людей, живущих на одной территории в похожих жилищах, использующих похожие или одинаковые украшения, орудия труда и методы обработки материалов. Первые подмосковные культуры мезолита — Ленинская и Бутовская. Они располагаются на северо-западе и юго-востоке Московской области, люди жили здесь 10-8 тысяч лет назад.

Одни из них выбирали под поселения высокие берега, а другие строили жилища прямо у воды. Видимо, для одних приоритетом было рыболовство, а для других — защита от каких-то внешних условий.

В палеолите средняя температура воздуха в Подмосковье была минус пять градусов, ландшафт напоминал тундростепь, а зима длилась с сентября по май. В наступившем же после мезолита неолите — новом каменном веке — климат стал куда более влажным, почти тропическим. То есть появилось много животных и растительности, а реки были богаты рыбой. Разумеется, в этих условиях стала активно развиваться человеческая деятельность. В новом каменном веке на территории Подмосковья люди были охотниками и собирателями.

Для нашей территории известно несколько неолитических культур, которые отличаются, например, техникой изготовления глиняной посуды. В неолите человек наконец-то стал делать глиняные горшки, а до этого он посуды не знал. То есть мамонта можно было съесть сырым, тухлым, жареным, но вот вареного мамонта человек никогда не пробовал.

А в эпоху неолита уже стало возможно приготовить суп, кашу из злаков. Посуда появляется крупная, с острым дном. Потому что столов, похоже, еще не было, и посуду закапывали в землю или зажимали между камнями. И рисунки, орнаменты на этих сосудах человек делал очень разные. Например, в эпоху Льяловской культуры все сосуды покрывались глубокими вдавлениями, за счет чего они становились значительно легче. Это были огромные 20-30-литровые кастрюли — на все племя.

За бронзой в Башкирию

Около четырех тысяч лет назад эпоха нового каменного века сменилась эпохой бронзы. На смену камню пришел цветной металл, и одновременно возникла определенная проблема. Добывать его в Подмосковье человек не мог, так что за ним приходилось достаточно далеко путешествовать. Чтобы достать цветной металл, из которого делались бронзовые изделия, во втором тысячелетии до нашей эры нужно было пешком отправиться на территорию современной Башкирии. Если самолет в Уфу сейчас летит один час, то тогда человек шел семь недель туда и семь недель обратно. Мы это знаем потому, что не все возвращались, и в современной Башкирии известно несколько захоронений выходцев с наших территорий.

В эпоху бронзы для Московский области характерны несколько археологических культур, которые различаются в первую очередь техникой изготовления посуды и немного образом жизни. Самая известная Фатьяновская культура представляет полукочевое скотоводство. В это время разводили крупный и мелкий рогатый скот. Для этой культуры характерны «скорченные» захоронения, то есть умершего хоронили или в позе на боку, или с поджатыми ногами.

В могилу обязательно клали круглодонный сосуд небольшого размера и сверленый каменный топор, который для нашей территории является самым характерным предметом эпохи бронзового века. Их делали из разных пород камня, часто использовали диорит. Интересно, что это не топор для рубки деревьев, не орудие, а оружие, направленное против людей, или же предмет определенного статусного значения.

Интересно, как их высверливали. Если в эпоху неолита человек научился полировать камень, в основном песком и водой, то в эпоху бронзы он научился делать круглые отверстия. Использовалась обычная полая кость от ноги животного. Ее выравнивали, наматывали сверху тетиву лука и с помощью такой простой первобытной лучковой дрели высверливали отверстие, подсыпая в место трения песок. У нас на выставке есть два топора с круглыми отверстиями, и один недосверленный.

Поразительно, что на каменных топорах имитировали следы отливки, которые были характерны для металлических орудий. Похоже, все хотели иметь бронзовые изделия, которые были очень редки и дороги, поэтому в камне люди подражали металлу. В Музее Москвы хранится пять бронзовых предметов той эпохи, но это бусины, браслет, маленький кинжал — то есть предметы не очень крупные и достаточно редкие. А вот сверленые каменные топоры встречаются часто.

Рюмка для мухоморовки

В первом тысячелетии до нашей эры в Подмосковье приходит железный век. В эпоху бронзы человек наконец-то перешел к производящему хозяйству, а теперь эта эпоха сменилась другой, когда человек научился добывать черный металл и производить из него различные изделия.

С VIII века до нашей эры на территории Подмосковья распространяется Дьяковская культура, которая просуществовала тут более полутора тысяч лет. Достаточно большой период — в остальном мире это время Древней Греции, Древнего Рима, скифов, сарматов, эпохи великого переселения народов. В Средиземноморье и на Ближнем Востоке росли и рушились империи, а у нас из века в век была Дьяковская культура, оставившая нам много предметов, назначение которых мы до сих пор не можем разгадать.

Вероятнее всего, эта культура принадлежала финно-угорским народам, для которых характерны так называемые шумящие подвески. Они и до сих пор встречаются у народов Среднего Поволжья — чувашей, мордвы, у которых до сих пор сохранилась поговорка: женщину сначала должно быть слышно, а потом видно. На одежде носились небольшие металлические привески, издававшие шумящий звук. На территории Дьяковской культуры мы находим подобные украшения, поэтому считаем, что оставили их представители финно-угорских народов.

Конечно же, мы находим знакомые и понятные нам предметы — наконечники стрел, серпы, ножи, булавки, проколки. Но назначение многих предметов из глины мы не можем точно определить.

Кроме обычной керамической посуды для приготовления и хранения пищи они делали миниатюрные сосуды размером три-пять сантиметров, куда можно было бы положить только бисер или пряности, если они у них были. Есть несколько версий, как их определить: это могут быть детские игрушки, модели больших будущих сосудов или такая мелкая посуда.

Народы того времени крепкий алкоголь не употребляли, а для пива, которое тогда могло быть распространено, мелкая посуда не подходит. В одном случае внутри такого сосуда нашли остатки галлюциногенных грибов. Отсюда сразу возникла версия, что это не что иное, как рюмка для мухоморовки. Но научно это не подтверждено — остатки грибов могли попасть туда случайно. Поэтому такая версия существует наряду с остальными, но не является окончательным ответом на вопрос, для чего же эти маленькие сосуды были нужны.

Другие предметы, назначение которых точно не определено, — глиняные шарики, орнаментированные и нет. Возможно, это игрушки: в Древнем Риме, у венгров и в Сибири известны игры, где подобные шарики надо катать, загонять в лунки и емкости.

Мы говорим о том, что это дописьменная культура, не оставившая нам языка и письменных источников. Но среди археологических находок Дьяковской культуры есть маленькие кирпичики или маленькие таблички, покрытые точками. Что это? Может быть, записи, которые мы пока не можем прочесть? Если существовала клинопись — то, может, была и точкопись?

Самые известные и непонятные предметы той культуры — грузики дьякового типа. В Музее Москвы их хранится более тысячи, происходящих из 13 памятников. Их находят практически в каждом поселении той культуры. Это что-то похожее на пирамидку, грибок или катушку для ниток, делали их чаще всего из глины, хотя первые изготавливались из кости, из рога. Они покрыты орнаментом, нарезками, обязательно имеют внутри отверстие. Такое название ученые дали этим предметам потому, что считали их грузиками для вертикального ткацкого стана. А эта культура знала ткачество, потому что мы встречаем отпечатки тканей на сосудах.

Но существует и еще несколько научных версий того, зачем они создавались. В археологии часто все непонятное связывают с религией. Носители Дьяковской культуры не закапывали умерших в землю, не возводили погребальных сооружений, а сжигали их и развеивали пепел. Следов умерших нет, поэтому мы и не можем сказать, как они выглядели, как носили ту или иную одежду. И существует версия, что такой грузик мог служить прибежищем души усопшего.

Грузики очень разные — аккуратные и неаккуратные, большие и маленькие, светлые и темные, украшенные орнаментом и без изображений. И поэтому существует версия, что это личный идентификатор, древний паспорт или же какое-то свидетельство. Например, приходите вы в древности на новое поселение, предъявляете грузик, и все понимают, что вы прекрасный мастер-ювелир или замечательная портниха.

Версий того, зачем были нужны эти грузики, множество, мы в музее даже проводили опрос на эту тему. Победила версия, что это детская игрушка, потому что их можно использовать и как юлу, и как колесики для повозки, и как развивающую пирамидку.

Импортные предметы с окраин Римской империи

На рубеже нашей эры к финно-уграм в Подмосковье присоединились балты — народы, близкие к современным латышам и литовцам. Изменилась посуда — например, появилась лощеная керамика. Появились импортные предметы, привозимые с окраин Римской империи, — это пластовые, стеклянные бусины, бронзовые изделия, украшенные эмалями.

Местное население активно участвовало в торговле мехом. Например, если из домашних животных самым любимым была свинья, то из диких животных больше всего встречается костей бобра — его мех продавали и обменивали на какие-то необходимые предметы.

В домашнем хозяйстве находят еще довольно странные зооморфные и антропоморфные статуэтки. Часто встречаются изображения женщины — хранительницы домашнего очага с выпуклым животом, возможно, ждущей прибавления в семействе. Также находят, например, изображения маленьких кабанчиков, свинок — животных, которых больше всего употребляли в пищу.

Дьяковская культура, просуществовавшая чуть дольше чем до середины первого тысячелетия нашей эры, потом с нашей территории исчезает, оставив довольно большое количество поздних памятников. Вероятно, эти люди переселились на другие территории. И лет 200-250 у нас в Подмосковье вообще никто не жил. То есть до прихода славянского населения пару веков это был медвежий пустой угол, или историческая лакуна.

Любимые украшения славян

Славяне на территорию Подмосковья пришли примерно в X веке с южных территорий, то есть из современных Тульской и Рязанской областей. Это носители Роменско-Борщевской культуры. Они оставили небольшое количество поселений на территории юга и запада Московской области. Это неукрепленные поселения, которые мы называем селища: Жуковка, Заозерье, Покров-5 в Подольском районе.

С этих памятников происходит какое-то количество бытовых предметов, которые мы показываем: серпы, ножи, нож-медорезка. И немного интересных украшений — височных колец, которые в дальнейшем будут любимыми украшениями славян, обитавших на этой территории уже в XI-XV веках. Но они маленькие, очень простенькие, и их находят в небольших количествах.

Конечно же, в этих селищах находят битую хозяйственную посуду, сделанную еще без помощи гончарного круга. Она очень грубая, с крупными примесями, толстыми стенками. Тогда использовались сосуды в форме сковородок или же большие горшки литров на шесть-десять.

Основная же история колонизации нашего края славянами относится к концу XI — началу XII века. Здесь, на этой территории, будут проживать потомки нескольких летописных племен. Наконец-то мы можем говорить хоть о каких-то письменных источниках.

Во вступлении к летописи, знаменитой «Повести временных лет», есть географическая вводная часть, которая рассказывает, что на территории русского государства обитали различные славянские племена, даются их названия и примерная географическая привязка.

В результате еще в конце XIX века ученые-исследователи обратили внимание на то, что некоторые славянские украшения и места их находок совпадают с территорией, которую летописец описывает как место проживания того или иного племени. О территории Московской области мы можем говорить, что здесь проживали потомки вятичей, кривичей, и чуть-чуть на севере заходили славяне новгородские.

Любимым и характерным украшением всех этих племен были височные кольца, которые носили на волосах, на головных уборах, на повязках, и иногда в качестве серег вдевали в уши. С каждой стороны женщина или девушка могла надевать от одного до семи таких колец. В зависимости от племени их форма отличалась, у них была разная технология изготовления.

Интересно, что в XII-XIII веке женщины никогда не смешивали разные формы украшений. Вероятно, это было запрещено какими-то традициями. Если вятичи носили лопастные височные кольца, которые имеют всегда нечетное количество выступающих в нижней части круга лопастей, от трех до семи, то у кривичей были так называемые браслетообразные кольца — большой кусок проволоки, закрученной на одном конце. И ни в одном захоронении XII-XIII века мы не видим, чтобы эти кольца соединялись между собой. То есть если сюда брали замуж девушку из Новгорода, она приезжала со своими украшениями, носила их на свадьбе и других праздниках, и в них же ее хоронили. А уже ее дочери носили местные племенные украшения.

Вятичи с юга, кривичи с запада

Раз мы видим у себя представителей различных славянских племен, то понимаем, что и территория заселяется по-разному. Вятичи приходят к нам с юга, кривичи — с запада, а славяне новгородские чуть осваивают север Московской области.

Такие украшения и языческий погребальный обряд сохраняются на территории Подмосковья до конца первой трети XIII века, то есть до монгольского нашествия.

В экспозиции можно увидеть, как носили такие височные кольца. В первую очередь они были характерным украшением для жительниц деревень: их находят в Мякинине, Черемушках, Тушине, Митине, Черкизове, Чертанове. Мы показываем реконструкцию костюма замужней женщины. Дело в том, что на Руси замужние женщины не имели права показывать волосы посторонним. После свадьбы волосы прятались под головной убор, и все украшения носились сверху.

Помимо височных колец в женских захоронениях встречаются шейные украшения: шейные гривны, ожерелья из бусин — самым популярным было сочетание красного и белого сердолика и горного хрусталя. Стекло в это время было достаточно дорогим и, как показывает археология, стеклянные браслеты больше характерны для жительниц городов.

Дальше в экспозиции мы показываем изделия связанные с работой ремесленников. В частности, сравниваем развитие городского и сельского ремесла.

Подмосковные сосуды отличаются не тем, как они сделаны, а сочетанием орнаментов, использованием белой и красной глины. Более редким ремеслом является изготовление ювелирных изделий из цветных металлов: браслетов, подвесок, застежек, фибул, пуговиц. Их делали мастера, жившие в городах, — в Дмитрове, Звенигороде, Серпухове, Дубне, Москве. Изделия таких мастеров распространяются примерно в радиусе 25 километров.

Стекло на Руси начали делать только в конце Х века, только в крупных развитых ремесленных центрах. Часто покупали стекло, сделанное в Византии или Западной Европе. В Москве в то время своего собственного стекольного производства не было, стеклянные браслеты попадают к нам из других городов. В Смоленске их делали коричневыми, в Новгороде и Киеве — зелеными.

Интересно, что они имеют небольшой диаметр, их трудно надеть на руку. Поэтому предполагают, что их могли застегивать еще в горячем виде: например, обматывали руку берестой, а сверху наносили горячий жгутик стекла и скрепляли его на руке. Когда он остывал, снять его можно было, только разбив. По одной из версий, в безмонетный период кусочки этих браслетов могли использовать в качестве денег. В Западной Украине есть святилища, где находят много разбитых браслетов, — отсюда предположения, что их в то время могли использовать в качестве жертвы богам.

Именно стеклянные браслеты показывают, что к нам приезжают выходцы с разных территорий. Ведь Москва в XII веке была городом очень маленьким. Самый первый кремль можно сравнить с хорошим садовым участком, на котором умещалась одна церковь, место проживания князя и забор. Такой маленькой была Москва в самом начале своей истории, и только постепенно она стала расти и развиваться.

Вещи, которые попадают в Москву, говорят о том, что приезжают сюда не только предметы торговли, но и с выходцами с разных территорий. Хочу заметить, что все это время мы говорим о миграции добровольной, когда люди переселяются в поисках новых источников пропитания или осваивая новые территории, в крайнем случае — избегая крещения. Так, население с юга переселялось на более дикий север, чтобы избежать насильственной христианизации и сохранить язычество.

Чаша из Ирана

Конец нашей экспозиции посвящен эпохе развитого позднего Средневековья. Здесь можно увидеть изделия, попавшие на нашу территорию во время зависимости Руси от Золотой Орды. Интересный редкий экспонат — покрытая красивой люстровой росписью кашинная чаша конца XIII — начала XIV века из Ирана. Сохранилась она в обломках, но была склеена. Найдена она в городе на Оке — Ростиславле-Рязанском и могла принадлежать важному лицу, например, какому-то монгольскому чиновнику. Это парадная посуда, которая могла стоить как серебряная.

Заканчиваем мы экспозицию, рассказывая о контактах и переселении в Москву жителей различных русских городов в период, когда образуется русское государство и наши правители переселяют сюда людей из присоединенных территорий — из Твери, Нижнего Новгорода.

Здесь появляются выходцы с территории Белоруссии, которые привозят нам традицию расписных полихромных, то есть пятицветных изразцов, очень характерных потом для украшения печей, церковных зданий. Появляется различное татарское население, от которого остались следы захоронений с восточными надписями, посуда — так называемые кувшины-кумганы с длинным высоким узким носиком и подставка под котел с названием, знакомым москвичам по названию Таганского района, которое происходит от таганка — попавшего к нам с востока сосуда, стоящего на трех маленьких ножках.

Одновременно мы видим контакты с Западной Европой: курительные трубки голландского образца и каменный рейнский товар, то есть сосуды для легких алкогольных напитков, которые можно видеть на картинах малых голландцев.

МОСЛЕНТА

25.10.2020

Главная
Символика и геральдика
Картография
О фонде
Археологический атлас
История
Новое время и современность
Федор Колоколов
Экспедиция
Издательская деятельность
Выставочная деятельность
Проект «Усадьба»
Ратминский камень
Проект «Сталкер»
Лаборатория гражданского общества
Помощь донецкому музею
Межрегиональный центр
Другая Дубна
Фотогалерея
Календарь
Кинохроника
О нас пишут
История и публицистика
Обратная связь

 


Партнеры и спонсоры



Historic.Ru: Всемирная история
Historic.Ru: Всемирная история




ИСТОРИЯ СПОРТА ДУБНЫ

© Дубненский общественный фонд историко-краеведческих инициатив "Наследие", 2004 г.
Дизайн и хостинг — «Компания Контакт», г. Дубна.


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100