Архив

По заказу Пентагона: из истории Приборного завода «Тензор»

С начала 1990-х годов и без малого два десятилетия Приборный завод «Тензор» в сотрудничестве с 12-м Главным управлением Министерства обороны РФ работал над крупномасштабными, а порой и судьбоносными для всей нашей страны проектами в сфере защиты особо важных объектов, в частности, хранилищ ядерного, химического и бактериологического оружия.

Предприятие из подмосковного наукограда Дубна со своими инновационными разработками получило высокую оценку военных специалистов, благодаря чему «Тензор» стал участником программы Нанна-Лугара.

Краткий экскурс в новейшую историю

Программа Нанна-Лугара (ее авторы – американские сенаторы Сэмюэл Нанн и Ричард Лугар) была разработана в соответствии с законом о снижении советской ядерной угрозы от 12 декабря 1991 года. Средства для помощи в ликвидации оружия массового уничтожения (ОМУ) на территории России, Казахстана и Украины выделялись из военного бюджета США с 1992 года. Работы по организации безопасного хранения, перевозки, уничтожения и предотвращения распространения ОМУ проводились в рамках Соглашения между Российской Федерацией и США от 17 июня 1992 года по нескольким направлениям: утилизация сокращаемых стратегических наступательных вооружений, безопасная перевозка ядерных материалов, уничтожение химического оружия.

Следуя программе Нанна-Лугара, американцы также выразили готовность помочь России в строительстве новых и реконструкции старых хранилищ ядерного, химического и бактериологического оружия. К примеру, на организацию безопасного складирования оружейного плутония на ПО «Маяк» (в объемах до 50 тонн) было израсходовано около $400 млн.

В рамках реализации программы только с 1992 по 2002 год России было выделено порядка $3 млрд (американская сторона говорит о $7 млрд, но значительная часть этой суммы предназначалась для оплаты оборудования, произведенного на территории США).

Большой объем работ по созданию и внедрению технических средств защиты на объектах 12 ГУ МО в рамках программы Нанна-Лугара был поручен Приборному заводу «Тензор».

Вспоминает С.А. Каплоухий, директор Приборного завода «Тензор» в 1992-1998 гг.

- В 1993 году в соответствии с программой реструктуризации нашего завода мы начали активную работу с 12-м Главным управлением Министерства обороны России. Совместными усилиями специалистов предприятия и офицеров 12ГУ МО РФ была в кратчайшие сроки разработана документация на первое серийное средство периметровой охраны «СОС-1». На Приборном заводе был создан филиал военного представительства. Первым его руководителем и фактически организатором стал подполковник В.В. Серебряков, переведенный к нам из Ташкента.

Уже в 1994 году производство изделий СОС-1 достигло максимального за всю историю уровня в 65 изделий в год (общей протяженностью периметра 115 км). В дальнейшем цифры эти стали меньше по причине снижения финансирования государственного заказа: 23 изделия (47 км) в 1995 г., 31 изделие (60 км) в 1996 г. и 50 изделий (50 км) в 1997 г. При этом, начиная с 1997 г., выпуск изделий СОС-1 продолжался уже по контрактам с агентствами Министерства обороны США (DSWA, DTRA и др.). Постоянно совершенствовалась конструкция изделий: как самого ограждения с его компонентами (воротами, калитками, калитками-шлюзами и др.), так и электронной части (устройств периметровой охраны, пультов оператора, блоков питания, распределительных шкафов и др.). Создавались новые устройства периметровой охраны, действие которых основано на иных физических принципах обнаружения: магнитодинамический обнаружитель – устройство периметровой охраны УПО-04Ф, сейсмоакустическое средство охраны – устройство периметровой охраны УПО-06Ф.

Параллельно шла большая работа по разработке изделий охранно-пожарной техники и пожаротушения. Первым крупным успехом в этой области следует, видимо, считать разработку и поставку в ракетные войска стратегического назначения комплекта аппаратуры порошкового пожаротушения шахтных пусковых установок ракетного комплекса «Тополь», а в дальнейшем и для объектов 12 ГУ МО РФ.

Генерал-полковник В.Н. Верховцев, руководитель 12 ГУ МО РФ в 2005-2010 гг.

- «Тензор» в данном проекте появился в конце 1993 года. Комплексный подход, предложенный руководством предприятия по созданию технической системы охраны наших объектов, показался нам очень интересным. Ведь в то время объекты охранялись разве что от диких зверей. Сегодня же, во многом благодаря Приборному заводу «Тензор», мы имеем технические средства охраны, построенные на нескольких физических принципах. Могу сказать честно: судя по тому, как охраняются объекты 12 ГУ МО РФ, граждане нашей страны ближайшие четверть века могут спать спокойно.

Самое интересное, что программу Нанна-Лугара планировали реализовать с 1992 по 1997 год. Но поскольку она показала свою высокую эффективность, срок ее действия неоднократно продлевался. Можно отметить, что во время подписания рамочного соглашения американцы планировали выделить на реализацию данной программы пять миллионов долларов, в реальности же только на один крупный объект тратилось от 30 до 50 миллионов долларов. Всего было оснащено около 100 объектов. Несложно подсчитать в какую астрономическую сумму вылилась США программа Нанна-Лугара.

О том, что предшествовало подписанию первого контракта между «Тензором» и Правительством США, и с какими сложностями пришлось столкнуться при реализации этого грандиозного проекта, рассказал Сергей Александрович Каплоухий, директор приборного завода в 1992-1998 гг.

– К началу выполнения программы Нанна-Лугара «Тензор» разработал новое, можно сказать революционное изделие СОС-1. Комплекс прошел испытания и отлично себя зарекомендовал. Успех нашего изделия способствовал тому, что «Тензор» стал первым предприятием, которое привлекли к работе с американцами в рамках решения технических задач, стоящих перед 12 ГУ МО.

Перед началом юридической процедуры заключения первого контракта по поставке систем физической защиты СОС-1 мы провели несколько долгих ознакомительных встреч с американской стороной в московской гостинице «Славянская». Когда в результате сложнейших переговоров все точки на «i» были расставлены, нам предложили заключить первый контракт с Агентством по специальным видам вооружения США. Фактически ОАО «Приборный завод «Тензор» (только вдумайтесь!) подписывал прямой контракт с Правительством США.

Непосредственно само заключение контракта оказалось не таким простым, как мы предполагали изначально. Американцы хотели удостовериться, что их деньги действительно пойдут на заявленные цели, а сметы не будут искусственно завышены. Для предварительной оценки Приборного завода «Тензор» как поставщика и заключения первого контракта в Россию приехала представительная американская делегация во главе с полковником Фриманом.

Американцы посетили Дубну, осмотрели предприятие, после чего последовали предварительные переговоры. Работа складывалась очень напряженно. Американцы попросили предоставить им наши ценовые предложения по оборудованию. Коллеги Фримана несколько дней тщательно изучали переданные им документы, после чего назначили встречу. Едва мы встретились, Фриман попросил меня предоставить ему перечень материалов и комплектующих наших изделий. Мало того, к данному перечню необходимо было приложить всю первичную документацию по закупке материалов и комплектующих за последние несколько месяцев. При этом все документы должны были быть переданы американцам в тот же день. Делать нечего, сотрудники завода буквально «встали на уши», но вся необходимая документация была предоставлена точно в срок.

Получив желаемое, представители американской стороны снова с головой окунулись в изучение бумаг и цифр. В основном все ценовые показатели совпали с предоставленными ранее документами, лишь по нескольким позициям нам пришлось дать обоснование цены. Расхождение в цифрах объяснялась галопирующей инфляцией, поразившей в то время всю страну.

Американцы благосклонно приняли наши объяснения, убедившись, что мы ведем себя по отношению к ним честно и не пытаемся ввести в заблуждение. Появилось долгожданное доверие в отношениях, необходимое для нормальной продуктивной работы. Первый контракт с американской стороной мы подписали практически в полночь, однако члены делегации США, несмотря на поздний час и долгую утомительную работу, выглядели бодрыми и подтянутыми.

Впоследствии трудности первых дней общения с американцами выгодно сказались на подготовке и подписании остальных контрактов. Все они строились на данных работы, проделанной командой полковника Фримана. Менялись какие-то нюансы и коэффициенты инфляции, но основа договора оставалась прежней, разработанной во время подписания первого контракта.

В дальнейшем перед подписанием каждого следующего контракта в Россию прилетала группа американских специалистов, подобная команде полковника Фримана. Но больше других мне запомнилось общение именно с ним. Как сейчас, перед глазами стоит этот строгий, подтянутый офицер в черном пальто, с пуговицами, на которых выбит герб США. Причем надо отметить, что как только Фриман убедился в нашей честности, отношения стали доверительными и многие вещи он уже принимал, доверяя нам, без дополнительных проверок.

Тем не менее, если первый контракт мы подписывали непосредственно с правительством США, то последующие – с крупными американскими компаниями, которые выигрывали тендеры на работу с российской стороной от имени правительства Америки (Bechtel, Parsons, Raytheon). Существенно расширились и наши функции. Вскоре после начала работы по программе Нанна-Лугара американцам стало ясно, что мало дать денег на закупку оборудования, необходимо осуществлять финансирование и строительно-монтажных работ, на которые у России в те годы также не было средств. Нужно было закрывать периметр, ставить освещение, монтировать телевидение и заградительные ограждения, вырубать лес. Вокруг периметра необходимо было создавать следовые полосы. Кроме того, по новой концепции безопасности ядерных объектов необходимо было строить новые караульные помещения, а также центры, где будут установлены мониторы видеонаблюдения. Требовались новые независимые источники энергии, которые должны были питать весь комплекс строений и сооружений. В этот момент Приборный завод «Тензор» начал выступать в роли генерального подрядчика данных работ.

Первую приемку объектов осуществляла американская комиссия во главе с ответственным за работы и распределение финансовых средств перед Президентом США адмиралом Бёрдом. Сдачу объекта мы осуществляли совместно с представителями 12 ГУ МО во главе с генерал-лейтенантом А.Я. Коломийченко, американской правительственной делегацией и компаниями, выигравшими подряд. Учитывая, что это был наш первый опыт сдачи подобного объекта, как, впрочем, и для 12 ГУ МО РФ, волнение было сильным.

Утром, перед выездом на объект, нас собрали в гостинице, в специальном помещении, как было определено межправительственным соглашением. Дежурный офицер зачитал американцам сводку об эпидемиологической обстановке. Она констатировала, что на территории объекта не обнаружено холеры, чумы, а радиационный уровень находится в норме. Все проходило очень официально, присутствовало большое количество военных с обеих сторон. После доклада дежурного офицера американцы сдали все имеющиеся у них электронные приборы. Даже часы им выдали российские – механические. Генерал-лейтенант А.Я. Коломийченко зачитал протокол встречи и режим посещения, который должен соблюдаться на объекте. В заключение он предложил американской стороне следующий план: осмотреть объект, подписать акт приемки и в знак завершения первого контракта отобедать.

Тем не менее адмирал Бёрд категорически не согласился с предложенным ему планом приёмки. – Все будет иначе, – заявил он.

Мы насторожились.

– У меня плохая слава и репутация в военно-морском флоте США: я еще ни один объект не принимал с первого раза. Сначала мы осмотрим объект, затем вы выделите нам на час комнату. Мы посовещаемся и только после этого скажем, будем подписывать акт сдачи или нет, – пояснил адмирал.

Возникла неловкая пауза. Мы с Коломийченко А.Я. переглянулись, но делать нечего, надо соглашаться. Выехали на объект. Все работы были выполнены безукоризненно. Приемка прошла строго по протоколу. Аппаратура сработала в штатном режиме, здания и сооружения были возведены в рамках установленных технических норм.

Во время сдачи объекта проверяющим нужно было протестировать работу видеокамер, расположенных вдоль охраняемого периметра. При появлении нарушителя камеры должны были самостоятельно выйти из спящего режима и запечатлеть злоумышленника. Американцы больше всего боялись, что вместо настоящих нарушителей им будут продемонстрированы заранее записанные постановочные кадры. Чтобы этого не произошло, они придумали достаточно необычный, оригинальный способ проверки.

Перед тем как солдаты, изображавшие нарушителей, выдвинулись на объект к охраняемому периметру, члены американской делегации достали бейсболки, купленные в разных штатах США, и надели их на головы нашим солдатам. Затем они расположились у мониторов, а военные в бейсболках бросились исполнять роль нарушителей. Как только камеры показывали того или иного мнимого нарушителя, пытавшегося проникнуть внутрь охраняемого периметра, члены американской делегации по бейсболке определяли, что это настоящий солдат, а не записанные заранее кадры.

После завершения осмотра объекта адмиралу Бёрду, как он и просил, предоставили комнату для совещания. Но он, к нашему удивлению в который раз за тот день, отказался. Неожиданно, как для нас, так и для членов американской делегации, он заявил, что этого часа ему не нужно. По его словам, все работы были выполнены на должном уровне.

Адмирал Бёрд был согласен тут же подписать акт приемки, поставив нам оценку четыре с плюсом. «Отлично» мы не получили из-за одного досадного недоразумения. Несмотря на то, что с технической точки зрения все сработало отлично, без распространенного «эффекта начальства» не обошлось.

Во время осмотра одного из бытовых помещений адмирал Бёрд неожиданно увидел, что затирка для кафельной плитки не смыта и на стене чернеет грязное пятно. Адмирал повернулся ко мне и с сарказмом сказал: «Сергей, ну как же так можно? Ты бы у себя дома не допустил такого, правильно?»

К счастью, этот промах оказался самой большой проблемой и единственной ошибкой, которую мы допустили.

После удачной сдачи первого объекта адмирал Бёрд из строгого проверяющего мгновенно превратился в милого, обаятельного человека, способного на тонкий юмор.

Проинспектировав второй объект, адмирал остался доволен. Правда, надо отметить, что мы с генерал-лейтенантом А.Я. Коломийченко, памятуя историю с грязной плиткой, обнаруженной на первом объекте, ночью обошли всю территорию. Все было выполнено идеально. К счастью, и утром при осмотре адмиралом Бёрдом недостатков в выполненных работах замечено не было. Вся аппаратура работала исправно, а помещения сияли первозданной чистотой. Вокруг объекта аккуратными полосами был вырублен лес, прокопаны отводные каналы, возведены постройки и технические сооружения. Тем не менее адмирал Бёрд внимательно обошел весь объект, будто искал несуществующий изъян в выполненной работе. Не найдя его, он произнес: «Сергей, ну, ведь можете!» В этот раз адмирал Бёрд был готов поставить нам пять с плюсом, но поскольку такой оценки не существовало, наша работа была оценена на твердую пятерку.

В честь удачного завершения и подписания акта приемки по второму объекту адмирал Бёрд как руководитель американской делегации пригласил нас на ужин в Санкт-Петербурге. Наша сторона с радостью согласилась. Оказалось, что американцы не менее гостеприимный народ, чем мы. Ужин прошел великолепно. В заключение вечера адмирал Бёрд взял слово и сказал трогательные слова:
– Сергей, я очень доволен той неделей, которую провел в России. Я лично отвечаю перед Президентом США за реализацию этого проекта, за расход денег. Каждый раз, когда подписывал документы на выделение сотен миллионов долларов, я все время думал: куда уходят деньги, что на них создается? Здесь, в России, я могу констатировать, что наши средства использованы в высшей степени разумно!

В феврале 2007 года в Россию во главе правительственной делегации приехал наш старый знакомый адмирал Бёрд. В программу визита он, наряду с посещением МИД и Генерального штаба, вписал поездку на Приборный завод «Тензор» в Дубну.

Адмирал Бёрд и члены американской делегации с удовольствием осмотрели завод, выразив удовлетворение его технологической и производственной цепочкой по изготовлению оборудования охраны периметра.

В целом надо сказать, что все объекты, оснащенные техническими системами охраны в рамках программы Нанна-Лугара при участии Приборного завода «Тензор» в период до 2012 года, были сданы заказчику исключительно на четыре и пять.

О том, как непосредственно проводились работы на объектах, рассказал действующий генеральный директор Приборного завода «Тензор» Виктор Алексеевич Голубев, возглавляющий предприятие с 2011 года:

– Первыми объектами, которые мы оснастили в рамках программы Нанна-Лугара, были склады с химическим оружием. Силами Приборного завода «Тензор» системами физической защиты были закрыты хранилища с химическим оружием.

После них мы перешли на объекты, подведомственные 12 ГУ МО РФ. Оснастили ряд крупных объектов, расположенных от западных до восточных рубежей России. Объем работ был, можно сказать грандиозным. Нам приходилось строить здания, караульные помещения, КПП, тянуть водоводы, ставить котельные, воздвигать линии высоковольтной передачи, в общем, проводить большой, серьезный комплекс работ. Приемка объектов осуществлялась руководством 12 ГУ МО и американской стороной. Часть работ мы сдали на «отлично», часть на «хорошо».

Забавный случай на одном из объектов на Дальнем Востоке был связан с проходом медведей. Помню, поставили мы сетку ограждения. Приходим утром, смотрим – в сетке дыра. Поставили снова. На следующий день в ограждении снова дыра. Решили выявить злоумышленника. Оказалось, это медведица с медвежатами. У них в этом месте пролегала тропа. Медведей не переучишь, пришлось оставлять им лаз для прохода. Охрану же объекта предупредили, что в такое-то время система будет срабатывать на проход медведей.

Похожая история была в Центральном регионе. Объект был сильно заболоченный. Мы воду откачали, начали работы. Прошло несколько дней. Вдруг видим, дождей не было, а вода прибывает. Стали проверять в чем дело, оказалось, это бобры построили плотину и затопили нам весь объект.

В то же время необходимо отметить, что самым сложным этапом была корчевка деревьев. На одном из объектов мы существенно выбились из графика строительства. Всему виной был лес с огромными многовековыми деревьями. Необходимо было выкорчевать несколько километров дубов и грабов. Сделать это имевшейся в нашем распоряжении техникой было невозможно. Пришлось везти из-под Москвы катерпиллер – специальный аппарат по корчевке крупных деревьев. Машина была настолько массивная и габаритная, что не каждый мост мог выдержать ее вес. Самолетом ее перевезти было нереально, поэтому катерпиллер добирался до объекта своим ходом.

Сроки выполнения работ оказались на грани срыва. Пришлось звонить начальнику 12 ГУ МО генерал-полковнику В.Н. Верховцеву с просьбой о переносе сроков на два месяца. Владимир Николаевич вошел в наше положение, но сдачу объекта перенес всего на месяц. Работа шла практически круглосуточно. Люди буквально падали от усталости. Было видно невооруженным глазом, что им уже не нужны никакие деньги, лишь бы закончить в срок. Тем не менее объект сдали на «отлично».

Но больше всего я перенервничал, когда сдавал объект на берегу Охотского моря. Место было очень красивым. Оснащаемый нами объект находился между двумя сопками на берегу реки, куда на нерест заходила красная рыба. Но дело было зимой, и холода стояли страшные. Температура опускалась до 34 градусов ниже нуля. Наступило 25 декабря, время сдачи объекта. В 8 утра я уже находился на КПП в ожидании принимающей стороны из офицеров 12 ГУ МО и американцев. В это время мне докладывают, что шлагбаум, пропускающий машины на объект, перестает открываться. При этом география объекта была такова, что за шлагбаумом начинался резкий подъем в горку. Попасть на территорию объекта можно только с открытым шлагбаумом. Другого пути просто не было.

Прибежал настройщик. Говорю ему: делай что хочешь, но, чтобы через пять минут шлагбаум работал. Тот разводит руками: мороз, мол, сделаю все, что в моих силах. Через минуту мне звонят, предупреждают, что американцы на подъезде, осталось 10 минут. Тем временем, несмотря на все усилия настройщиков, шлагбаум не работает. Ситуация аховая. Смотрю, уже и машины с американцами и офицерами 12 ГУ МО видны вдали. И тут происходит чудо. Буквально за считанные секунды до подъезда кортежа шлагбаум заработал!

Волнения мои были не напрасны, поскольку американцы принимали объекты очень строго. При виде пятна в караульном помещении они уже могли поставить оценку удовлетворительно. При этом щепетильность заказчиков можно понять. Дело в том, что по существующему регламенту, утвержденному 12 ГУ МО, им показывали не весь объект. Было согласовано три посещения. В первый приезд американцам, условно говоря, показывали голое поле, на котором ничего нет. Во второй приезд демонстрировалась 50% готовность объекта. Самым ответственным было третье посещение, когда объект сдавался заказчику. Смотрели караульное помещение, участок локальной зоны и точку на периметре технической территории.

Вспоминает Игорь Борисович Барсуков, генеральный директор Приборного завода «Тензор» в 1998-2004 гг.

– Я бы выделил пять основных этапов развития производства средств физической защиты на нашем предприятии при теснейшем взаимодействии с 12 ГУ МО.

В 1993 году представители управления приехали к нам на завод, чтобы лично убедиться: готов ли «Тензор» к поставкам «под ключ». Потенциальным заказчикам нужен был полный комплект: физические ограждения, средства обнаружения проникновения, электрические кабели и кабели связи, ворота, калитки, источники питания... Наши производственные возможности получили положительную оценку, и мы приступили к серийному изготовлению оборудования, но без монтажа.

Меня неоднократно приглашали в Генштаб для участия в переговорах с американскими специалистами в рамках программы Нанна-Лугара. После демонстрации изделий «Тензора» американцы закупили несколько образцы и направили в три национальные специализированные лаборатории военно-технического плана для испытаний. Наше изделие УПО-02Ф на базе системы периметровой охраны «Дельфин» (разработка НПК «Дедал») по техническим характеристиками оказалось лучше американских аналогов. Произвел должное впечатление и тот факт, что все средства обнаружения проникновения мы выполняли по ракетным технологиям – на интегральных микросборках; срок службы таких изделий по комплектации 25 лет, это максимальный показатель надежности.

Военные предложили нам заключить договор с американцами по программе «квик фикс» – быстрая защита. Таким образом с 1994 по 1995 год по контракту «Тензор» получал на свой расчетный счет оплату в долларах от правительства США по линии Пентагона и осуществлял прямые поставки оборудования в 12-е управление Министерства обороны РФ с военной приемкой непосредственно на предприятии. А в методологию закупки оборудования вошел пункт об обязательных сравнительных испытаниях с изделиями от американских производителей.

С 1995 и до начала 2000-х годов приборный завод являлся генеральным подрядчиком и поставщиком под ключ. Но встал вопрос: а кто будет монтировать средства охраны на объектах заказчика? И вновь выбор был сделан в пользу «Тензора», допуск получили только наши работники.

Непосредственно на местах мы столкнулись с громадными проблемами природного характера. Оказывается, на объектах множество блуждающих токов и большое количество молний в течение года. Как обеспечить защиту оборудования? Нас попросили разобраться и подготовить документ, который стал бы руководством к действию во всех воинских частях.

Мы провели огромную работу, сделали типовое проектное решение по заземлению всего комплекса оборудования. А это и сигнальные заграждения – металлические, непрерывные, и кабели по 5-10 км длиной, и вообще вся инфраструктура. Тут же всплыла сопутствующая тема: как заглублять опоры? Грунты-то везде разные: песчаные, глинистые, сыпучие… И климатические зоны разные, с разными температурами. А как быть с сейсмичностью в зоне объектов до 9 баллов по шкале Рихтера? Совместно с 31-м ГПИСС – Государственным проектным институтом специального строительства нашли решения, в течение года проводили испытания и справились со всеми задачами.

Далее приступили к развертыванию на заводских площадях в Дубне крупносерийного производства, поскольку в планах был выпуск сотен километров специальных заградительных комплексов. И по сей день «Тензор» так и остался предприятием, которое изготовило для Министерства обороны РФ самые большие по протяженности системы физической защиты периметров и территорий. Больше никто такого количества не выпускал.

Следующим этапом можно назвать подготовку офицерского состава в воинских частях к освоению оборудования и проведению пуско-наладочных работ, которые должны были осуществляться в разных регионах страны. После того как открылся учебный центр в Сергиевом Посаде, нас попросили оснастить его всеми техническими средствами, подготовить программы и методические материалы, стенды, плакаты… Мы выполнили это поручение в кратчайшие сроки, так что своего авторитета «Тензор» и тут не уронил.

Ну и последняя наша победа в этом масштабном многолетнем проекте по линии Минобороны РФ и США – что все объекты мы сдали по графику, к концу 2008 – началу 2009 года, без отставаний и нареканий.

05.07.2020

Главная
Символика и геральдика
Картография
О фонде
Археологический атлас
История
Новое время и современность
Федор Колоколов
Экспедиция
Издательская деятельность
Выставочная деятельность
Проект «Усадьба»
Ратминский камень
Проект «Сталкер»
Лаборатория гражданского общества
Помощь донецкому музею
Межрегиональный центр
Другая Дубна
Фотогалерея
Календарь
Кинохроника
О нас пишут
История и публицистика
Обратная связь

 


Партнеры и спонсоры



Historic.Ru: Всемирная история
Historic.Ru: Всемирная история




ИСТОРИЯ СПОРТА ДУБНЫ

© Дубненский общественный фонд историко-краеведческих инициатив "Наследие", 2004 г.
Дизайн и хостинг — «Компания Контакт», г. Дубна.


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100