Архив

Хранитель дубненской истории

24 мая 70-летний юбилей отмечает известный организатор городского управления Дубны и общественный деятель, педагог, историк-краевед Николай Прислонов. Участники Фонда «Наследие» присоединяются к поздравлениям, которые принимает Николай Николаевич. В преддверии круглой даты на страницах газеты «Встреча» вышло интервью с юбиляром.

- Николай Николаевич, с трудом верится, что вы отмечаете солидную юбилейную дату. А в душе насколько лет себя ощущаете?

- Дата действительно солидная (мне тоже с трудом верится). Она дает основания обозреть всю прожитую жизнь, которая, как я считаю, была весьма интересной и содержательной. Нашему поколению очень повезло. Ведь мы не видели войны. На наши плечи не легли все тяготы послевоенной разрухи. Наше детство, пожалуй, стало беззаботным детством первого послевоенного поколения. Мы вырастали и взрослели на фоне интересных по своей значимости событий, которые переживала наша страна во второй половине прошлого века. И это не могло не отражаться на нашем мировоззрении и мироощущении, на наших делах, поступках. Что и делало жизнь моих сверстников и мою жизнь интересной.

А что касается ощущений, то это ощущения своего возраста, когда видишь сделанное тобой, когда вывел на основе прожитого устойчивые уроки по отношению к себе, к близким и друзьям-приятелям, к окружающей сейчас действительности. Хотелось бы чувствовать себя моложе, но физически это уже невозможно. А внутреннее состояние - это состояние упокоения от того, что спешить уже некуда, а из того, что хочешь сделать, берешь лишь то, что сумеешь сделать. Конечно, это не значит, что перестаешь, как это ты делал ранее, ставить новые ориентиры. Это уже привычка и существо характера, который сложно исправить.

- Педагогика прошла через всю вашу жизнь. А как в неё пришли?

- Если честно, то заниматься педагогической деятельностью я не собирался. Хотел стать геологом. Это было романтично, и мне было интересно заниматься коллекционированием минералов и их исследованием. В 8-9 классах прочел все популярные книжки по геологии, что были в библиотеке Института. Даже взялся за научные труды А.Е.Ферсмана, В.А.Обручева и В.И.Вернадского. А еще в 4 классе возник большой интерес к истории. И здесь тянуло к исследовательской стороне увлечения. Находил на Волге у д. Прислон каменные предметы и приносил в школу нашему замечательному учителю истории Н.В. Негановой. Прошло некоторое время, и с историей в 9-10 классах пришлось столкнуться уже в ином ракурсе. Близилось 25-летие битвы под Москвой, и дубненский комсомол решил изучить боевой путь 365 стрелковой дивизии 30 армии. Пошли в поход и мы, комсомольцы четвертой школы. Там перед нами раскрылась иная история, о которой нам поведали очевидцы событий. И в ней было не столько героическое, сколько трагическое… Много записали на братских могилах фамилий погибших воинов, и потом я стал заниматься поиском их родных и близких. Некоторые откликнулись. Сколько было радости у меня от того, что они теперь узнали, где захоронены их родственники. Я понял, что такое занятие историей благородно и нужно. Когда оканчивал школу, победила история и педагогика.

Поступал на исторический факультет областного пединститута им. Н.К.Крупской, не прошел по конкурсу, и мне ребята из ГК ВЛКСМ предложили пойти работать старшим пионерским вожатым в открывавшуюся тогда школу №6. Пошел, совершенно не задумываясь о сути этой непростой работы. Но у меня получилось. Так и закрепился в педагогике. Потом был историко-педагогический факультет Костромского пединститута, где готовили пионерских работников и учителей истории. Но меня, любившего и много занимавшегося в годы учебы историей, факультет все-таки развернул в общественно-политическую деятельность. Но она по своей сути всегда носила педагогический характер. Таким образом, более чем полстолетия, как я считаю, я отдал педагогической работе. Из них свыше 13 лет преподаванию в профтехучилищах и 25 лет - в высших учебных заведениях.

- Для многих вы стали наставником. А кого считаете своим учителем?

- Да, на протяжении всей своей жизни я всегда кого-то учил, сумев передать свои знания и опыт нескольким тысячам (не оговорился) людей. Кому-то напрямую, как это было с учащимися и студентами, коллегами по комсомольской и партийно-управленческой работе, а кому-то опосредованно. И сейчас мне очень приятно, что кому-то моя наука пригодилась. Значит, то, что пришлось делать, не прошло зря. А это для любого педагога главный итог его труда.

Самому же всегда приходилось обращаться к тому богатому опыту своих учителей, который они передавали на различных этапах моей жизни. Она сводила с самыми разными людьми, и отрадно, что подавляющее большинство это были замечательные и прекрасные люди, у которых было чему научиться. Конечно, в первую очередь учителя школ №№4 и 8, где я учился. Здесь я самым добрым словом вспоминаю Р.А. Бакшееву, нашу классную в 5 и 6 классах. Она помогла мне - подростку - в поиске своего жизненного места и способствовала становлению личности. В памяти навсегда остались и такие педагоги, как Н.В. Неганова, Ж.С. Рыжова, Д.Н. Белл, Г.Г. Левин, В.М. Куликов, С.И. Горбаткин, З.Б.Кузнецова, Ю.И.Сосин, А.А.Константинов. Долгие годы моим товарищем и наставником был Э.Э. Лийвак, с которым мне пришлось поработать в шестой школе.

Институтские годы запомнились общением с десятками ярких наших студентов-пионерфаковцев, у которых было чему поучиться. Это был своеобразный сгусток молодой энергии и творчества, от которого невольно удавалось заряжаться своеобразной энергетикой жизненного восприятия и новым интересным опытом. Прошли годы, но это все сохранилось и поныне. В научно-педагогическом плане нам, тогдашним студентам, очень повезло и с преподавателями. С теплотой вспоминаю М.И. Синяжникова, К.А. Воронину, А.Г. Гидони, А.Н. Лутошкина, А. В.Г.Яковлева и М.Н.Белова, буквально втянувших меня в науку.

В комсомоле, когда работал в СПТУ №5, многому научился у Л.В. Туркина, заместителя директора по воспитательной работе, фронтовика, опытного работника культуры и художника. Когда же пришел в ГК ВЛКСМ, то встретил целую плеяду комсомольцев и комсомольских работников, сумевших передать многие тонкости человеческого общения и работы с молодежью. И здесь не могу не назвать моих друзей Станислава Бабаева и Валентину Кашатову.

В городском комитете КПСС к тому времени, как я туда пришел работать, собралась уникальная команда единомышленников, объединявшая еще не старых по возрасту партийных работников с пришедшей молодежью, в которую они верили и которой доверяли. И мы стремились своей энергичной работой это доверие оправдывать. А если бывало трудно или ошибались, то наши старшие товарищи (подчеркиваю, не начальники, а товарищи) вовремя подставляли свое плечо. Умно, тактично, без начальственных назиданий и окриков. Именно такими остались для меня на всю жизнь первый секретарь ГК КПСС Ю.С. Кузнецов, второй - И.В. Зброжек, завотделом Ю.А. Коломенский, председатель парткомиссии Л.В.Сергеева. Их уроки многого стоили, и их невозможно было получить в каких- то академиях и книжках. То была особая школа – партийная. Жаль, что о ней сейчас мало говорят, а если и говорят, то, к сожалению, какую-либо гадость. Не боюсь утверждать, что в советское время в таком городе, как наш, где сильны были интересы нескольких ведомств, многое успешно решалось твердой управленческой рукой горкома партии.

Но школа жизни на этом не закончилась. Прекрасные люди и наставники встретились на моем пути уже во время работы за границей, а потом во время работы в администрации города. Здесь, конечно, многому научился у моего комсомольского товарища и друга В.Э. Проха. Он был ярким руководителем и хорошим начальником. Считаю, городу очень повезло, что в труднейшие годины испытаний он стоял во главе Дубны. Он учился, и мы у него учились. И в конечном итоге не так уж плохо тогда у той команды получалось. Время, как мне кажется, уже дало свою положительную оценку тому периоду. Многое для жизни я получил от своих родителей - Николая Филипповича и Валентины Васильевны. Особенно мамы. Простая труженица, работавшая нянечкой в детских яслях, она учила ответственно относиться к труду, ценить труд других людей, уважать их мнение, не чураться самой трудной и даже неблагодарной работы. А папа, рабочий ОИЯИ, дал уроки пытливого отношения к окружающему миру, научил многим нужным в жизни простым мужским ремесленным премудростям и навыкам, воспитал любовь к природе, к чтению.

Мощный нравственный след оставили в душе и сердце герои книг: Павка Корчагин из «Как закалялась сталь» Н.Островского, Владимир Устименко из трилогии Ю.Германа «Все остается людям», простые герои повестей М. Алексеева.

- Неоднократно в своих интервью вы говорили, что комсомол сформировал вас как личность…

- И это так. Уже вступая в комсомол, я был убежден, что находиться в этой молодежной организации мне будет интересно. В этом уровень социальных ожиданий оказался в мои 14 лет довольно высоким, и он, как показало время, оправдался. Я всегда считал - интересно в ВЛКСМ бывает, когда ты сам активен и многое отдаешь ему в рамках исполнения каких-либо комсомольских поручений. Именно через свою активную работу и возможно было сформировать множество личностных качеств, нужных в предстоящей зрелой жизни. Комсомол стал для меня той организационно-политической и социально-психологической формой, где удавалось сделать множество самых первых шагов, превращавшихся потом в мотивы поведения, действия, в убеждения. Комсомол помог прийти к осознанию, что свои интересы нужно подчинять общественным, отдавать самого себя делу. Он научил общению с людьми, принципиальности, ответственности, инициативности, творческому подходу к делам, помог стать целеустремленным и настойчивым, умеющим планировать свою жизнь и время. Школа комсомола через систему поручений выработала многие управленческие навыки и умения. После неё у меня (да и у многих моих товарищей) уже не было проблем с организацией каких-либо дел и мероприятий, как по своему характеру и целевому назначению, так и по масштабности. Конечно, он дал множество друзей и выработал важное чувство товарищества, позволяющее работать в единой команде. И один очень главный урок комсомола - научил брать ответственность на себя и принимать самостоятельные решения, чего нынешняя популяция молодых управленцев в большинстве своем не может делать. А комсомол тех, кто в нем был активен, научил этому.

- Ярким периодом в жизни стала для вас работа в посольстве СССР в Монгольской Народной Республике. Насколько ценным был этот опыт?

- Предложение туда поехать поступило неожиданно. Можно сказать, в самый подъем моей дубненской партийной биографии. Время для раздумий в ЦК КПСС ограничили. Сегодня предложили, а назавтра надо было в 9 утра дать согласие. Можно и отказаться, но уж слишком была заманчивой возможность проверить свой накопленный потенциал в условиях заграницы, и в такой интересной стране, как Монголия. В июле 1984 года мы туда с семьей уехали и только через шесть лет вернулись на Родину. Этот столь долгий период оказался для меня весьма интересным жизненным этапом. Ну, прежде всего тем, что мы жили в уникальной природно-климатической среде, наложившей свой отпечаток на образ жизни, культуру и традиции интересного по характеру и поведению народа. Я много колесил по стране, проехав в общей сложности расстояние, равное длине земного шара, и каждый раз все шесть лет делал для себя новые и новые открытия и самой страны, и её граждан. Убеждался, как мы примитивно знали Монголию, её народ, и примитивно, без учета её особенностей, выстраивали наши отношения с ней. А отсюда была и масса политических и экономических ошибок, пагубно влиявших на нашу дружбу. Стоит заметить, что сегодня примитивизм в отношении с этой страной еще больший.

Не скрою, что меня Монголия очаровала многим и стала уголочком планеты, куда я с большим удовольствием возвращался после коротких отпускных визитов в свою родную страну. Я даже увлекся исследованием монгольского фольклора и издал в Улан-Баторе небольшую книгу, которая у советских специалистов, работавших там, пользовалась популярностью. Второе издание, дополненное, уже вышло в Дубне в 2002 году. Его можно встретить в наших городских библиотеках.

Уникальным и ценным обстоятельством в моей работе были и её масштабы. В процессе информационной деятельности мне приходилось организовывать разностороннее воздействие на большие коллективы советских людей, разбросанные на территории пяти Франций. И это при наличии весьма ограниченных технических возможностей. Интернета тогда не было. Даже телефонная и радиосвязь неустойчивая. Слаба была издательская база. И в этих условиях пришлось, после компактной Дубны, научить себя мыслить масштабными категориями. Искать различные оптимальные пути и средства общения с советскими гражданами (а их, гражданских, проживало вместе с детьми от 39 до 42 тысяч), защиты их интересов в условиях заграницы и решения возникающих социальных проблем, оценки их труда с точки зрения эффективности экономического и культурного сотрудничества.

Расстояния огромные. Так, в 1989 году у нас развернулась работа по освоению высокогорного рудника серебряных руд на западе Монголии. И там, где уже было 1,7 тыс. наших людей, надо было побывать, с ними встретиться, услышать их нужды, прочесть лекции, организовать культурно-досуговое мероприятие. И почти одновременно важен был выезд на восток, на наше горнодобывающее предприятие «Эрдес». А расстояние между этими двумя точками более 2 тыс. километров. За все годы работы пришлось преодолевать столь огромные расстояния практически на всех видах транспорта. И идти к людям на строительные площадки, в цеха предприятий, на рудники, спускаться в шахты, чтобы обозначить позиции страны, посольства, услышать мнения людей, а потом при необходимости и устранять возникавшие проблемы, при необходимости готовить материалы и предложения даже для высших органов партийного и государственного управления нашей страны.

За шесть лет в непростых условиях удалось создать современную по тем временам оперативную и технически обеспеченную систему информационной поддержки деятельности советских специалистов в условиях всестороннего сотрудничества с Монголией, нашего пребывания в этой стране, которая положительно была оценена в ЦК КПСС и в Министерстве иностранных дел СССР. В ней было множество элементов, а с 1987 г. особое место стала занимать впервые учрежденная в гражданской практике за рубежом многотиражная газета, называвшаяся «Интернационалист». Идея её издания у меня возникла сразу после визита в Монголию министра иностранных дел Э.А. Шеварнадзе, и первоначально к ней в самом посольстве отнеслись весьма скептически. Тем не менее, внесли это предложение в ЦК КПСС, и там дали добро. С 1 января 1987 г. газета стала регулярно выходить, причем немалым тиражом – 10 тыс. экземпляров. Пока формировался журналистский коллектив, пришлось самому довольно плотно заниматься организацией её выхода: организовывать и писать статьи, редактировать присылаемые материалы, формировать систему распространения. Позднее вместе с редакцией пришлось проводить и так называемые журналистские расследования по проблемным и «узким» сторонам нашего сотрудничества. Так это было с выходом на проектную мощность ТЭЦ в г. Багануре и флагмана монгольской промышленности стройматериалов цементного завода в Хутуле.

Монгольский период был для меня, как ни странно (в посольствах многое регламентируется), временем профессионального творчества, способствовавшего в наибольшей степени раскрытию своего потенциала и как организатора, и как исследователя, и как журналиста, и как лектора, и как дипломата. В последнем случае приходилось часто встречаться с монгольскими коллегами и партнерами. В рамках моего направления деятельности проводить совместные с ними мероприятия, выступать с лекциями в их государственных и партийных организациях, публиковать статьи в местной печати, бывать в вузах, творческих и производственных коллективах. Многочисленные контакты давали богатый материал для анализа настроений в различный слоях монгольского общества, и он по необходимости использовался руководством посольства для подготовки сообщений в МИД. И все это приносило удовлетворение.

Там я обрел много монгольских друзей. О них у меня остались самые добрые впечатления. Особенно о ярком ученом и организаторе национальной науки и образования академике Н. Содноме и его семье. Нас объединила Дубна, ведь он в 60-70-е годы работал в ОИЯИ, был его вице-директором. Его советы помогли мне лучше познать страну, её народ, его психологию.

Возвращался на Родину, имея в своем жизненном багаже богатейший опыт, который в силу сложившихся политических перестроечных реалий оказался тогда невостребованным. Правда, в конце 1990 г. неожиданно меня избрали вторым секретарем дубненского ГК КПСС, но это уже было время заката партии, время лжи, предательства и демократического мракобесия. Чем оно закончилось, сейчас всем известно. Трагедией страны. И мы о ней тогда предупреждали. Держались до последнего и сумели в Дубне в сложных политических и экономических условиях наладить конструктивный диалог партийных структур и власти на благо горожан.

- Как управленец, организатор и педагог вы были востребованы и в советские годы, и в постперестроечное время. Современным и продвинутым вы остаетесь и сейчас. Как вам это удается?

- Я всегда стремился ставить для себя такие задачи, которые заставляли меня в процессе их выполнения привносить что-то новое, самому расти и самосовершенствоваться, отличаться от других иными подходами к любому делу. Относиться к нему ответственно и увлеченно. Проявлять инициативу и творчество и быть небезразличным и к тому, чем занимаешься, и к людям, которых всегда надо уважать. Довольно часто я рассуждал так: кто это сделает, если не я? И в соответствии с данным принципом начинал действовать. Ну, а еще надо быть трудоголиком в самом хорошем смысле этого слова. Любить и знать дело, которым занимаешься и себя ему посвящать в полной мере. И учиться у других.

- В настоящее время вы активно занимаетесь издательской деятельностью. Какие, на ваш взгляд, самые ценные работы в созданном вами архивном наследии?

- Конечно, это выходившие 15 лет подряд календари памятных дат истории Дубны. Никто до меня этого не делал. Благодаря им теперь у дубненской истории появился своеобразный «исторический скелет», а уж на него можно нагружать описательную часть со всеми деталями и нюансами: статистику, документы, воспоминания, портреты героев и очевидцев и многое другое. Сейчас я прекратил заниматься календарями, так как стало возникать много проблем с финансированием их издания.

Другая книга, которой я горжусь, ставшая для меня данью памяти дубненцев - участников Великой Отечественной войны - сборник их воспоминаний в двух томах «Нам дороги эти позабыть нельзя». Он был подготовлен к 70-летию Победы и представляет собой откровенный документ о войне. Прочитав его, человек начинает понимать, чем она была для нашего народа и Отечества. Особенно мне ценна эта книга тем, что делали мы её вместе с моими студентами. Уверен, соприкоснувшись тогда с ветеранами, их воспоминаниями, ребята стали и на свою жизнь смотреть по-иному. Значит, в нравственном отношении удалось сделать большое дело.

Иному поколению дубненцев посвящена изданная мною к 100-летию ВЛКСМ книга «Комсомол Дубны. История в фактах и воспоминаниях». Я ею дорожу потому, что удалось воссоздать многое из уже забытой жизни поколения, создававшего наш город и закладывавшего его уникальные традиции. Спектр написанных мною книг и статей, а их за 50 лет набралось свыше 90 , очень широк. И за каждым изданием стоит огромная исследовательская работа, которой я начал заниматься, будучи студентом II курса пединститута. Именно тогда я впервые провел множество часов в архивах и библиотеках, чтобы воссоздать историю возникновения пионерского движения Костромского края. Собранные материалы частично попали в изданную в 1972 г. книгу и стали основой для написания моей дипломной работы. В 2012 г. они были опубликованы в нескольких статьях в «Вестнике Костромского университета». Отдельными статьями в научных сборниках подведены итоги моих исторических изысканий по проблемам революционного движения учащейся молодежи в период революции 1905-1907 гг., использования детского труда в дореволюционном производстве, по проблемам формирования общественной активности учащихся ПТУ и многие другие. Как выходец из семьи прислонских сапожников, с особой теплотой отношусь к результатам своих исследований о кимрском сапожном промысле, увидевших свет в нескольких обобщающих статьях 2009-2012 гг.

Новые подходы в исследовании вопросов формирования, становления и развития социально-экономических потенциалов городов-наукоградов, в частности, Дубны, содержатся в нескольких моих работах 2011-2016 гг.

- Николай Николаевич, вы все время в работе - учитесь, учите других, пишите историю города и его жителей. Остается ли время на самые обычные увлечения или, как принято говорить, хобби?

- В жизни я увлекался многим. В детстве с удовольствием играл во многие спортивные игры. А еще был туризм, лыжи, парашютный спорт, чтение книг. С того времени у меня сохранилась и собранная обширная коллекция марок.

В студенческие годы играл в театре студенческой педагогической миниатюры и руководил кукольным театром, пел в ансамбле, начал собирать значки о пионерии и комсомоле и заложил основу своей будущей библиотеки. Со временем она стала обширной, в ней собрано много исторической литературы. Не так давно часть фонда своей библиотеки я подарил муниципальной библиотеке левобережья.

Люблю столярничать. В разные годы у меня часть домашней мебели была изготовлена своими руками. И всю послеинститутскую жизнь, за исключением заграничного периода, я посвящал и посвящаю огородничеству и садоводству. Это передалось от моих родителей и впиталось с раннего детства. А закрепилось в совместной жизни и труде с моей супругой Юлией Николаевной, замечательным педагогом и увлеченной огородницей. Поэтому дача в родной деревне Прислон была и остается значительной частью нашей жизни. У нас есть дедовский дом, сад, и многое здесь сделано вместе с сыном, а в последнее время и с внуком. Еще люблю готовить. Но все-таки главным хобби была и остается историческая исследовательская работа. Ей я продолжаю посвящать все свое свободное время.

- Каждый человек ставит перед собой задачи, строит планы, и чем весомее личность, тем они масштабнее. Поделитесь, какие проекты и задумки вы хотите воплотить в жизнь?

- Все планы больше касаются творческой стороны жизни. Сейчас почти на выходе большая книга «Дубна: год за годом». Это труд двадцати последних лет объемом почти 500 страниц, раскрывающий поэтапно историю нашего города. Большая часть материала в этой книге будет публиковаться впервые. Если звезды сойдутся, то читатели смогут её увидеть в 2021 г., когда будем отмечать 65-летие города. А дальше в моей программе-минимум завершение историко-биографического словаря «Дубненская история в лицах». Фрагменты его любители истории могли видеть на сайте администрации несколько лет назад. Сейчас они есть на портале город-Дубна.рф. Задумок много, еще бы силы и время на это.

24.05.2020

Главная
Символика и геральдика
Картография
О фонде
Археологический атлас
История
Новое время и современность
Федор Колоколов
Экспедиция
Издательская деятельность
Выставочная деятельность
Проект «Усадьба»
Ратминский камень
Проект «Сталкер»
Лаборатория гражданского общества
Помощь донецкому музею
Межрегиональный центр
Другая Дубна
Фотогалерея
Календарь
Кинохроника
О нас пишут
История и публицистика
Обратная связь

 


Партнеры и спонсоры



Historic.Ru: Всемирная история
Historic.Ru: Всемирная история




ИСТОРИЯ СПОРТА ДУБНЫ

© Дубненский общественный фонд историко-краеведческих инициатив "Наследие", 2004 г.
Дизайн и хостинг — «Компания Контакт», г. Дубна.


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100