Архив

Межкультурные коммуникации: исторический опыт наукограда Дубна

Международное научно-техническое сотрудничество - одна из сфер, где успех и результат обусловлен культурно-коммуникационными процессами, происходящими между конкретными носителями – учеными разных государств. Наука есть плод многочисленных коммуникаций, включающих исторические традиции, образование, личностные отношения и многое другое. В ней межкультурные коммуникации максимально концентрированы как в возникающих идеях, так и конкретных результатах по их воплощению. При позитивных процессах они могут придавать дополнительные импульсы, способствующие развитию, и выступать катализатором эффективности сотрудничества между учеными разных стран.

Доказательством здесь является достаточно богатый положительный опыт международных научных контактов Европейского центра ядерных исследований (ЦЕРН) и расположенного в подмосковной Дубне его научного партнера – Объединенного института ядерных исследований (ОИЯИ). Он был образован в 1956 году как альтернатива созданному в 1954 году в Швейцарии ЦЕРНу.

«…Руководство нашей страны, - как признавался один из руководителей советских ядерных программ, полномочный представитель СССР в ОИЯИ (1962–1987 гг.) А.М.Петросьянц, - увидело, что ЦЕРН становится привлекательной организацией для ученых. И тогда решили создать объединенный институт социалистических стран, чтобы тем самым как бы противостоять ему и пойти по линии некой конфронтации». [2: 37]

К тому же идея, возникшая у дубненских ученых хорошо вписывалась в новую внешнеполитическую стратегию советского руководства, стремившегося, особенно после XX съезда КПСС, к разностороннему сотрудничеству во имя идеалов мира и гуманизма.

ОИЯИ должен был стать такой международной научной организацией, где во главу были поставлены фундаментальные исследования в абсолютно мирных целях, что закладывало самые благоприятные условия как для формирования особого типа межкультурных коммуникаций внутри этой организации так и механизма формирования социокультурной среды, а в перспективе и налаживания конструктивного диалога между двумя политическими системами – капитализмом и социализмом. К числу других сближающих и объединяющих элементов стоит отнести: стремление общими усилиями «делать большую науку», политическую волю и определенную идеологическую совместимость государств-участниц проекта. Именно политическая и идеологическая составляющие являли собой конструкцию для становления и развития культурного ландшафта (в его широком понимании), были методами организации коммуникационных процессов, основой для их моделирования и проектирования.

Уже сам состав стран - учредителей ОИЯИ, а ими, кроме Советского Союза, стали Албания, Болгария, Вьетнам, ГДР, КНДР, КНР, Монголия, Польша, Венгрия, Румыния, Чехословакия, закладывал и другие особенности становления, развития и проявления межкультурного диалога:
- доминирующее положение СССР, и как инициатора создания организации, и как страны пребывания, и как главного инвестора проекта;
- различия в состоянии и уровне развития исследований в области ядерной физики, уровне подготовки для научно-исследовательской деятельности научных кадров, уровне развития образования в странах-участницах;
- различия, и порой большие, в социально-экономических укладах, менталитете, культуре, традициях и даже цивилизационные различия;
- отсутствие явно выраженных и исторически устойчивых связей между отдельными государствами в таких сферах, как политика, экономика, духовная жизнь, не говоря о научных контактах.

В процессе научного сотрудничества важно было создать такую среду, где в наибольшей степени возможны разносторонние контакты представителей различных государств, разных цивилизаций, разного опыта, образования, традиций, одним словом, разных культур. Особо стоит отметить - при всех изъянах советской системы, тогда в государственных и партийных органах власти сложилось особое отношение к ученым, тем более физикам. Государство многого хотело от них, но и создавало им и благоприятную во всех отношениях социальную среду. Такое отношение переносилось, тем более, на иностранцев, к которым в России и СССР было особое уважительное отношение. Всяческие ущемления представителей других государств по национальным и расовым признакам были не свойственны ни для российского, ни для советского менталитета. Идея интернационализма являлась стержневой государственной идеей и ради ее воплощения оно шло на большие материальные затраты. ОИЯИ бы хоть и затратным проектом, но он сулил и большие политические выгоды, которые впоследствии стали реальностью.

На начальном этапе в Дубне закладывались основные элементы, обеспечивающие благоприятные условия для межкультурных контактов. Для иностранных специалистов обеспечивался достаточно комфортностый по тем временам уровень проживания. Им предоставлялись, как правило, благоустроенные квартиры, чем не всегда и не во всех странах у себя на родине они могли быть обеспечены. В отличие от традиций поселять иностранцев изолированно, в ОИЯИ с первых лет стали размещать ученых стран–участниц вместе с простыми советскими людьми. Тем самым закладывалась основа для доверительности и открытости, лучшего познания гражданами других государств национальных традиций, обычаев, образа жизни советского народа в неформальной обстановке.

В профессиональной деятельности, которая в межкультурных контактах была основной, иностранным специалистам предоставлялась возможность в наибольшей степени как раскрыть свои таланты и способности, опробовать свои научные идеи, так и воплотить их в конкретные научные эксперименты, дающие возможность получить результаты. Сам ее характер, аккумулируя культурный опыт многих стран придавал ускорение межкультурным контактам, довольно быстро усваивался и переносился на научную, образовательную и культурную среду стран-участниц ОИЯИ.

Межкультурная коммуникация в таком полиэтническом коллективе как ОИЯИ в значительной степени зависела от особого места в социокультурной среде параллельно складывающегося культурного ландшафта. В нем, в процессе международного научного сотрудничества, вырабатывались основные принципы межкультурных коммуникаций: равенства, свободы, доверительности, открытости, сопричастности, единства целей, демократизма, партийности, идеологичности, историчности, коллективизма, толерантности, интернационализма, профессионализма, уважения, созидательности, преемственности, всесторонности, безопасности, социальной защищенности.

В 1956 г. город Дубна был пока лишь чисто географической точкой на карте Российской Федерации, обладающий уникальным природным достоянием и имевшим традиционное патриархальное наследие, которое в малой степени соответствовало той специфической деятельности, которой являлась наука. В силу чего ученым многих стран - носителям специфических ценностей, важно было создать на основе межкультурных коммуникаций буквально «с чистого листа» особое место обитания, где они могли бы жить и плодотворно работать. В научной сфере это было крайне важно. Без этого научный процесс может становиться малоэффективеным. Таким образом, культурный диалог в процессе интеллектуальной и духовной деятельности развивал его, внося в дубненскую среду иные воспринимаемые его духовные и материальные элементы, обогащавшие социокультурное пространство. В нем, наряду с природной средой, особое место стали занимать культурная, научно-образовательная и ментальная составляющая, в структуре которых межкультурные коммуникации играли особую роль.

Конечно, основной была научно-техническая коммуникативная среда, являвшаяся одновременно и стартовой площадкой для разносторонних социокультурных контактов, не отвергавших общечеловеческие ценности и предлагавших нечто уникальное, неведомое представителям других стран. Благодаря активным усилиям советской страны за короткий исторический срок, к середине 60-х годов у них появились широкие возможность проводить исследования, чего не было в других научных организациях мира, в том числе и в ЦЕРНе, каждодневно подтверждая на практике справедливость гениальной мысли А.П. Чехова: «Национальной науки нет, как нет национальной таблицы умножения…» [1:4] ОИЯИ, ставший крупнейший в мире исследовательским центром, предложил им пять великолепно оснащенных лабораторий, каждая из которых по масштабам была сравнима с крупными советскими или западными научными центрами. [3:42]

Особое воздействие на характер, динамику и содержание межкультурных коммуникационных процессов оказывал сложившийся человеческий потенциал. В первые 25 лет своего существования коллектив вырос с 1,7 тыс. чел. до 7,1 тыс. Первые иностранные граждане приезжают жить и работать в Дубну летом 1956 г. и к концу его численность зарубежных сотрудников из стран-участниц была 16 чел. К 1976 году в ОИЯИ постоянно работало 456 иностранных специалистов из 12 государств. [3:42] В первый год работы ОИЯИ лишь 12 чел. были докторами и 20 кандидатами наук. 16 чел. из них – специалисты из стран - участниц. В 1976 г. из 882 работавших научных сотрудников ученые степени имели 482 чел. (102 доктора и 380 кандидатов наук), 129 чел. - ученые социалистических государств (17 докторов и 112 кандидатов). [3:42,44]

Немаловажное значение здесь имели позиции, нравственные и духовные ценности, исповедуемые руководителями международной научной организации, ведущими учеными на которых основывается вся канва научных коммуникаций. Сконцентрированный в научно-исследовательских лабораториях персонал объединялся вокруг известных в мире ярких личностей. Они были не только глубокие технократы, преданные науке, сделавшие к тому времени свое имя в ней, но и люди с особой духовно-нравственной составляющей, гуманисты, знатоки искусства, литературы, способные создавать вокруг себя деловую и творческую атмосферу, духовную созидательную среду, особую ауру. Это директора ОИЯИ Д.И. Блохинцев и Н.Н. Боголюбов. Руководители лабораторий – А.М. Балдин, В.И. Векслер, В.П. Джелепов, М.Г. Мещеряков, Г.Н. Флеров, И.М. Франк, Ф.М. Шапиро. Под стать им были обладавшие высокой научной и общей культурой, ученые прибывшие в ОИЯИ из социалистических стран: Г.Позе и Г.Герц (ГДР), А.Солтан и Л.Инфельд (ПНР), Э.Джаков и Г.Наджаков (НРБ), Щ.Цицейка и Х.Хулубей (СРР), В.Вотруба, М.Даныш, Х.Неводничанский и В.Петржилка (ЧССР), Л.Яноши (ВНР). Именно это старшее поколение, как справедливо отмечал основатель научной Дубны М.Г.Мещеряков, оказало неоценимое влияние на возникновение «…высокого академизма, тесного интеллектуального сотрудничества физиков всех социалистических стран». [2:15]

Продуктивность диалога культур профессиональной сфере умножалась коллективистскими усилиями. Приезжавшие в Дубну иностранные ученые, да и ученые других национальных территорий СССР, вливались в уже сложившиеся научные коллективы со сложившимися традициями, имевшими определенные результаты. В них, как правило, царила особая подвижническая атмосфера демократизма и равенства, рождавшаяся и под влиянием крупных ученых, и при активном участии их учеников.

«Непринужденная деловая атмосфера, при сохранении необходимой строгости, увлекала нас, притягивала к работе, обязывала к честности, исполнительности, самоотдаче, уважению к труду других, их мнений, к стремлению повысить результативность исследований. Такая спокойная обстановка при выполнении большой трудной работы, часто требующей уникальных решений, непринужденность в высказывании мнений очень привлекали к Дубне, и я постоянно сюда возвращался», – вспоминал, начинавший работать в ОИЯИ в 1959 г видный польский физик, профессор З. Стругальский. [4:329]

Молодые ученые впитывали в себя это и вырастали в ярких и неповторимых национальных ученых, формируя и свои научные школы.

Для большинства из государств-союзников СССР межкультурный диалог Дубны давал серьезный импульс в организации национальных научных центров (и не только ядерных исследований), использовании научных открытий в собственных интересах. Они получали доступ к сформировавшимся в СССР и других странах интеллектуальным ресурсам, что в перспективе способствовало росту социально-экономического и даже военного потенциала молодых социалистических государств. Как отмечал в своем послании ОИЯИ в связи с его 50-летием Президент Монголии Н. Энхбаяр: «…сотрудничество нашей страны с Объединенным институтом ядерных исследований сыграло важную роль в развитии не только ядерной физики, но и в возникновении и развитии других, новых направлений наук, таких как электроника, компьютерная техника, прикладная математика, в развитии научных кадров, научного мышления». [5:43,44]

За время работы в ОИЯИ квалификационный уровень иностранных специалистов возрастал. Все научные сотрудники могли осуществлять защиту кандидатских и докторских диссертаций непосредственно в институте где был создан диссертационный совет. Так, в 1971-1975 гг. иностранные сотрудники защитили 5 докторских и 78 кандидатских диссертаций. [3:с.44] В 1969 г. в Дубне было выполнено 230 работ совместно с научными центрами стран-участниц. Только из Польши в первые десять лет существования ОИЯИ постоянно проработало около 300 ученых и 1,5 тыс. поляков побывало в Дубне в командировках. [3:45] Таким образом в стенах ОИЯИ тогда получали подготовку тысячи специалистов высшей квалификации для всех стран-участниц: будущие президенты многих национальных академий наук, ректоры университетов, руководители крупных научных коллективов и даже государственные и политические деятели. [2:5]

В условиях международного научно-технического сотрудничества профессиональная среда межкультурных коммуникаций дополнялась и всесторонними контактами в образовательной сфере. С первых же лет существования ОИЯИ здесь начала формироваться целостная система обучения национальных специалистов. Она включала в себя систематические проводившиеся научные семинары в самом институте и его лабораториях, в научных и образовательных центрах СССР. Но что особенно важно – они, как сотрудники международной организации, получали широкие возможности обучаться и представлять итоги своих научных исследований на международных конференциях и семинарах как в странах-участницах, так и ведущих научных центрах Западной Европы и США. И здесь стоит привести интересное свидетельство известного чехословацкого физика–теоретика Ивана Улегла: «На всех семинарах у меня была возможность встречаться не только с русскими теоретиками, но также с китайскими, венгерскими, немецкими и польскими. Вместе с профессором Ржевуцким из Польши и двумя китайскими теоретиками мы основали семинар, посвященный некоторым специальным вопросам физики элементарных частиц, как, например, релятивистским уравнениям для этих частиц и математическим свойствам изучаемых уравнений». [4:355]

В 50-60-е годы закладывались и основы международных образовательных программ ОИЯИ. Наиболее талантливая студенческая молодежь из стран-участниц приезжала сюда на стажировку, обучалась в филиале Научно-исследовательского института ядерной физики МГУ и защищала кандидатские диссертации. В процессе обучения, а преподавали там видные ученые СССР, студенты и аспиранты практиковались в его лабораториях, общались с советскими студентами, посещали научно-образовательные мероприятия в крупных городах, где был в наибольшей степени сосредоточен интеллектуальный и культурный потенциал СССР.

«Живя в Дубне, я очень высоко ценил то обстоятельство, что мог посещать семинары по теоретической физике в Московском университете и в некоторых московских институтах Академии наук», - отмечал позднее Иван Улегла. [4:355]

Бывая в научных командировках в различных странах они могли путешествовать и лучше их узнавать. Образовательные программы распространялись на учебные центры советских республик, стран-участниц и на университеты Великобритании, Франции, Дании, Италии, США, Германии. В результате создавались прекрасные предпосылки продвижения стран-участниц ОИЯИ и их культуры в мировое социокультурное пространство. Благодаря своеобразному научному «бренду» института, иностранные специалисты и сотрудничавшие с ним национальные научные центры стран-участниц получали признание международного научного сообщества, что было огромным научным и социально-политическим достижением. [3:16]

Межкультурные контакты в образовательной среде охватывали и детей иностранных сотрудников ОИЯИ. Их не стали локализовать в какую-то особую группу, а дали возможность посещать обычные советские детские сады и школы. Уже с детского возраста у них появлялась возможность впитывать в себя нравственные и духовные ценности страны пребывания, жить одной жизнью со своими сверстниками как из СССР так и других государств, что и было хорошей основой для интернационального воспитания. Равные возможности они имели и в посещении учреждений дополнительного образования. Так и в детской среде возникал разносторонний межнационациональный диалог. Не удивительно, что в постсоветский период выросшие дубненские иностранцы станут активно содействовать развитию научных, культурных и образовательных контактов с ОИЯИ и Россией.

В основу существования национальных сообществ в Дубне был положен принцип полиэтнического сотрудничества, а не национальной замкнутости, что делало отношения между учеными еще более тесными и открытыми. В силу ряда причин наличие разных языков и культур в дубненской практике не повлияло на усложнение межкультурных коммуникаций. К ним стоит отнести определенный уровень коммуникативной компетентности лежавший в основе восприятия представителей научных сообществ обусловленный совпадающими знания о науке во всем ее многообразии, о способах и методах научно-исследовательской работы, общим уровнем культуры и образования, знанием иностранными специалистами русского языка (ведь довольно многие получили высшее образование в советских вузах).

В ОИЯИ утвердился речевой и языковый плюрализм при признании русского в качестве языка делового общения. Для глубокого его освоения учеными из других государств на плановой основе организовывались специальные курсы и занятия. Так как научным сотрудникам приходилось участвовать в международных конференциях, семинарах, готовить научные статьи, то таким же образом можно было изучать и совершенствовать английский язык.

Одной из предпосылок гармонизации коммуникаций был взаимный интерес работающих специалистов из разных стран друг к другу. Особую роль в нем играли совместный отдых, да и просто личные контакты, перераставшие в дружбу и даже создание интернациональных семей.

«…Из первых спонтанных встреч в нашем доме постепенно возникала традиция собираться у нас по четвергам вечером на концерты классической музыки… Более или менее постоянными участниками этих вечерних концертов были молодые иностранные сотрудники ОИЯИ . … Я хорошо помню оживленные дискуссии с профессором Л. Яноши и музыкальные вечера с профессором Ш. Цицейка. Немецкий писатель Штефан Гейм два раза приезжал в Дубну и читал нам отрывки из своих репортажей о советских ученых. Обычно, когда бывали такие редкие гости на наших вечерах, концерт уходил на второй план, и больше времени уделялось беседам», - вспоминал бывший директор Лаборатории вычислительной техники и автоматизации ОИЯИ, немецкий ученый Р. Позе. [8:7]

С советской стороны уже с первых лет существования ОИЯИ делалось все возможное, что бы как можно широко и разносторонне знакомить сотрудников международного центра со всем богатством русской и советской культуры. В Дубну приезжали известные и выдающиеся советские деятели культуры и искусства: писатели, композиторы, музыканты, певцы. Иностранные ученые самостоятельно и в соответствии с планами Дома ученых ОИЯИ имели возможность довольно часто бывать в Москве и других культурных центрах СССР.

Свои творческие увлечения иностранные ученые могли раскрыть на регулярно организуемых смотрах художественной самодеятельности, на вечерах национальных групп, проводившихся постоянно и приуроченных к государственным праздникам стран-участниц. Хорошо налаженные связи ОИЯИ с посольствами стран-участниц позволяли знакомить его сотрудников и жителей города с культурным наследием и достижениями в художественном творчестве народов, представители которых жили и работали в Дубне. Нередко в гости в Дубну приезжали деятели культуры, искусства, национальные писатели, встречавшиеся со своими согражданами, выступавшие на сценических площадках г.Дубны. В Доме ученых по просьбе национальных групп демонстрировались привозимые из посольств кинофильмы. Ученые из социалистических стран имели возможность получать и национальную периодическую печать, заказывать через книготорговую сеть книги на родном языке.

Стоит отметить особую роль в укреплении межкультурных коммуникаций сформировавшейся к началу 60-х годов библиотечной системы. В научной библиотеке ОИЯИ иностранные специалисты имели возможность доступа к широкому спектру специальной литературы, научной периодике, связанной с их профессиональной деятельностью. Художественная библиотека, получившая в 1961 году современное многофункциональное помещение, спроектированное специально болгарскими архитекторами, выписывала в читальный зал практически всю необходимую периодику, как на языках народов стран-участниц, так и переведенную на русский язык. В ее фондах имелась национальная классика, книжные новинки из социалистических стран. Действовал межбиблиотечный абонемент, по которому можно было заказать нужные издания из ведущих библиотек СССР. Большая и разносторонняя работа проводилась и по пропаганде русской, советской и национальной литературы стран-участниц.

Особое внимание уделялось изучению родного языка детьми иностранных ученых. Каждая национальная группа (или как их называли - землячество) имело в своем распоряжении отдельные помещения, где они организовывали обучение родному языку, национальной истории и географии своих детей. Здесь же проводились собрания, встречи и другие локальные национально-этнические мероприятия.

Большую роль в становлении и развитии межкультурных коммуникаций играли средства массовой информации. Газета ОИЯИ «За коммунизм», первый номер которой вышел в ноябре 1957 года, уже с первых выпусков определила в качестве приоритетного информационного направления знакомство своих читателе с историей, традициями, культурой стран, ученые которых приехали работать в Дубну. К национальным праздникам приурочивались выпуски тематических страниц, где представители стран-участниц имели возможность рассказать дубненцам (а тогда это была единственная городская газета) о своей стране, ее достижениях. Она предоставляла свою трибуну для иностранных специалистов, желавших рассказать о своей научной работе в ОИЯИ, поделиться волнующими проблемами. Довольно часто сотрудники ОИЯИ и жители города могли прочесть содержательные материалы о научных центрах государств-участников ОИЯИ, узнать впечатления ученых, побывавших в них. В таком же информационном направлении работало и городское радиовещание. Столь обширный комплекс мероприятий не только приобщал всех сотрудников международной организации к духовному мировому братству, но и способствовал взаимопониманию и взаимопроникновению культурных традиций, не позволял иностранным специалистам быть в отрыве от своей страны.

Многие из них развивали свой позитивный интерес и к Советскому Союзу, путешествуя по его территории во время отпусков, отдыхая в санаториях и здравницах. Наиболее увлеченные в составе интернациональных групп осуществляли восхождения на вершины Кавказа и Средней Азии, ходили в походы, что не могло не влиять на сплочение и дружбу между людьми разных стран. В этом отношении особую роль играла физкультурно-массовая и спортивная работа. Довольно часто состав команд лабораторий, участвующих в спартакиаде и первенствах ОИЯИ, был интернациональным. Отдельно проводилась спартакиада национальных групп.

Формировавшийся в короткий исторический период социокультурный потенциал эффективно использовался и начинал играть созидающую роль. Происходил небывалый подъем институциональных инноваций. Стало складываться уникальное социокультурное сообщество, сумевшее создать свои жизненные миры. Для него характерны были особые механизмы, инструменты, стили взаимодействия с социальными институтами, существовавшими в то время в СССР и странах социалистического содружества. Конечно, у него как и у любого общественного коммуникационного явления, в то время были «две стороны медали». Одна – видимая и обусловленная массой формальных контактов на уровне партийных организаций, профсоюзной деятельности, зиждившаяся на идеологических установках 50-х годов, активно внедряемых КПСС и СССР своим социалистическим союзникам. И другая сторона – неофициальные контакты людей, имевших свои позиции и мнения, иногда расходившиеся с существовавшей тогда политической системой и официальными идеологическими позициями. По нашему мнению, эти два воззрения и две сложившиеся общественные проявления в социокультурной среде были полезны и привели к формированию в коллективе ОИЯИ особой диссидентствующей атмосферы, на что партийные органы и структуры КГБ иногда не реагировали.

Институт и Дубна становились своеобразным «островом свободы». Подтверждением тому могут служить и оценки, данные иностранными сотрудниками, работавшими в 50-60 годы в ОИЯИ. Так, известный французский физик, чешского происхождения Ф. Легар отмечал, что чешские ученые чувствовали себя политически комфортно именно в Дубне. [5:56] В отдельных случаях ОИЯИ иногда спасал своих иностранных сотрудников от бюрократического политического произвола, имевшего место у них на Родине. Дубненское свободолюбие притягивало сюда и представителей диссидетсвующей творческой интеллигенции Москвы, Ленинграда, что давало советским и иностранным ученым возможность познакомиться и увидеть различные стороны творческой жизни и направлений в искусстве в СССР. Известный поэт и музыкант Ю. Ким точно подметил:
Дубна! Мечта моя Дубна!
Созданье гордое народа,
В стране - особая страна,
Где максимальная свобода
Уму и личности дана,
Поскольку именно она
Есть первой важности порука
Тому, что может жить наука.
(А без науки всем хана). [7]

Коммуникативные процессы, обусловленные все большим втягиванием ОИЯИ в международные контакты, заставили ученых искать наиболее оптимальные и быстрые пути обмена научной информацией. Для 50-х годов, конечно, основными из них были выступления на конференциях, публикации в научных журналах и издание специальных работ. Однако уже в начале 70-х годов делались первые шаги к быстрой передаче информации на расстояние, завершившиеся не без участия ученых из Дубны появлением Интернета.

Конечно, межкультурный диалог не всегда был безоблачным и без проблемным. Определенную напряженность в контактах представителей социалистических государств, особенно Восточной Европы, создавало наличие исторически сложившихся «точек напряжения» между отдельными странами-участницами ОИЯИ, обремененность грузом исторической памяти народов, создававшей и негативные стереотипы в поведении, политические и идеологические проблемы между государствами социалистического содружества, излишнее вмешательство органов КПСС в деятельность ОИЯИ, ее политизация, контроль спецслужб за работой ученых и, особенно, за работой и пребыванием в СССР иностранцев, ограничение свободы передвижения иностранных специалистов по стране, отсутствие плюралистических начал и подчиненность мнения и позиций личности коллективным установкам, несоответствие пропагандистских установок с реалиями политической и социально-экономической жизни советского общества и других стран.

Под их воздействием в процессе межкультурных контактов происходили изменения в ценностных ориентациях ученых. В совокупности они деформировали позитивное восприятие Советского Союза, порождали у зарубежных научных сотрудников ОИЯИ определенную настороженность. Однако это не означало, что возникавшие коммуникационные проблемы приводили к каким–либо серьезным проблемам. Подтверждением служит факт научного выбора иностранными учеными ОИЯИ. Он определялся не идеологическими и политическими обстоятельства, а в значительной мере благоприятной во всех отношениях научной и социокультурной средой, создававшей в Дубне конструктивные возможности для многосторонних межкультурных контактов.

Подавляющее большинство из них, невзирая на возникавшие трудности и проблемы, обусловленные, в том числе, и особенностями политического строя, полюбили Дубну, стали подлинными друзьями нашей страны. Очень образно и точно это отметила перед своим отъездом на Родину научный сотрудник ОИЯИ из Словакии Зузана Дубничкова: «Какие бы ветра перемен ни дули – климат в Дубне был мягкий и ровный».[2:540]

«Дорогая Дубна... Я люблю твои летние закаты, твою осеннюю «золотую симфонию», сиреневый наряд весны и твое зимнее блестящее ожерелье. Но ближе всего мне твои люди, в чьих сердцах столько тепла и красоты, которые они так щедро дарят. Поэтому я всегда возвращаюсь от тебя внутренне обогащенным...» - так лирично выразил свое отношение к Дубне профессор Пловдивского университета Никола Балабанов.[2:540]

Посетив через 40 лет ОИЯИ, китайский профессор Ван Найян признавался корреспонденту дубненского телевидения: «…Я чрезвычайно благодарен тем выдающимся ученым, под руководством которых мне довелось работать - академику Илье Франку, профессору Федору Шапиро… Лично я храню очень глубокие чувства к России, к русским людям». [9]

Межкультурные коммуникации как многомерное и особое явление имеет свои особые законы и ими необходимо управлять. Как подчеркивал в статье «Россия: национальный вопрос» Президент Российской Федерации В.В. Путин: «Гражданский мир и межнациональное согласие – это не один раз созданная и на века застывшая картина. Напротив, это постоянная динамика, диалог. Это – кропотливая работа государства и общества, требующая очень тонких решений, взвешенной и мудрой политики, способной обеспечить «единство в многообразии». Необходимо не только соблюдение взаимных обязательств, но и нахождение общих для всех ценностей». [6] Его позиция подтверждается и историческим опытом всесторонних межкультурных коммуникаций в Дубне.

Сотрудничество, взаимное уважение, готовность помогать, тактичность – вот это лежало в основе стиля управления коммуникационными связями. Конечно, советской стороне, принадлежала в управлении коммуникационными процессами лидирующая роль, но должно отметить - это не означало какого-либо диктата, грубого вмешательства в дела национальных групп, настойчивого навязывания советских воззрений. Управление осуществлялось в рамках общих подходов к регулированию международного сотрудничества, в центре которого, конечно, были научные темы и программы, принимаемые странами-участницами и вносимые в пятилетние планы работ международного научного центра. Сюда же включались и программы работ с научными центрами других государств. Ход выполнения планов находился под контролем Комитета полномочных представителей стран-участниц ОИЯИ, Ученого Совета, руководства института и таких общественных структур как партийные организации стран-участниц, научно-производственные активы. Особое внимание состоянию международного сотрудничества уделялось советскими государственными и партийными органами, что позволяло решать возникавшие проблемы и вопросы на межгосударственном уровне и финансово подкреплять намечаемые многообразные мероприятия в рамках межкультурных связей публичного, межгруппового и массового характера.

Непосредственное взаимодействие администрации ОИЯИ с национальными группами осуществлялось через руководителей национальных групп, назначаемых посольствами в СССР стран-участниц. Партийные органы КПСС находились в тесном контакте со своими иностранными коллегами. Общественным координационным органом являлись постоянные совещания руководителей национальных групп и секретарей партийных организаций. На них решались самые различные стороны и проблемы сотрудничества и межкультурных коммуникаций.

Общая деятельность, насыщенная поиском, освобожденная от всяких политических и идеологических наслоений, направленная на достижение гуманных результатов обеспечивала успех межкультурного диалога. Сначала диалога внутри самого ОИЯИ, а по мере расширения его международных связей и научных контактов с начала 60-х годов и диалога с представителями государств, относящихся к противникам социалистического блока. Практика ОИЯИ породила своеобразный феномен в международных отношениях. Не будучи, по сути, политическим диалогом он трансформировался в таковой, более эффективно решая задачи укрепления мира и сотрудничества на планете. В условиях острейшего блокового противоборства он являл собой значимый нравственный поступок, свершаемый представителями различных культур. Уже это само по себе является высшим достижением межкультурных контактов осуществляемых в Дубне.

Другой проверкой их на прочность стала история. Институт замышлялся как противовес ЦЕРНу, противовес капиталистическому миру. Однако социокультурная среда отторгла замышлявшуюся конфронтацию. Как отмечал в докладе, посвященном полувековому юбилею ОИЯИ его директор, академик РАН А.Н. Сисакян: «…идеи и цели, заложенные в основу деятельности ОИЯИ в середине 50-х годов, выдержали испытания временем, в том числе политические потрясения и глубокий экономический кризис 90-х годов прошлого столетия. …Институт не только выстоял, но и продолжает динамично развиваться». [1:1]

Н.Н. Прислонов, доцент кафедры «Государственное и муниципальное управление, Международный университет природы, общества и человека «Дубна»

Источники
1. Доклад директора ОИЯИ профессора А.Н. Сисакяна на торжественном заседании Комитета полномочных представителей и Ученого совета Института 26 марта 2006 г., посвященном 50-летию ОИЯИ.//Официальный сайт Объединенного института ядерных исследований.–URL. http://wwwinfo.jinr.ru (дата обращения: 11.04. 2012).
2. Дубна. Остров стабильности: Очерки по истории Объединенного института ядерных исследований (1950-2006 гг.) / Под общ. ред. В.Г.Кадышевского, А.Н.Сисакяна, Ц.Вылова.- М.:ИКЦ «Академкнига», 2006. 643 с.
3. Жидкова Л.Ф. История Дубны.1956-1986.-Дубна, 2006. 166 с.
4. Объединенному институту ядерных исследований – 40 лет. Хроника. Воспоминания. Размышления. – Сборник статей под редакцией В. Г. Кадышевского, А. Н .Сисакяна, В.М. Жабицкого.-Дубна,ОИЯИ,1996. 373с.
5. Прислонов Н.Н. Становление социально-экономического потенциала г.Дубны (исторический аспект).//Электронный журнал «Проблемы региональной экономики». - Международный университет природы, общества и человека «Дубна» /http:www.regec. ru./ (№ государственной регистрации:0421100091 от 05 мая 2010 г.). Выпуск 14. 170 с. (дата обращения: 10.04. 2012).
6. Путин В.В. Россия: национальный вопрос.// Независимая газета.- 2012. -23 января.
7. Юлий Ким. Дискография Юлия Кима.– URL.http://www.pms.ru/kim/discs.html. (дата обращения: 11.04. 2012).
8. Немецкий след в Дубне. Воспоминания Р.Позе./Личный архив автора.
9. Еженедельник «Дубна: наука, содружество, прогресс». 2004. №35.

Опубликовано в сборнике «Диалог культур-кульура диалога: материалы междунар.научн.-практ..конф». Кострома, 5-6 сент.2012 г./ под.ред. Л.Н. Валиулиной.- Кострома; Дармштадт; Минск; Познань; Ванадзор: КУ им. Н..Некрасова, 2012 (на русском, немецком, польском, белорусском языках)

08.10.2019

Главная
Символика и геральдика
Картография
О фонде
Археологический атлас
История
Новое время и современность
Федор Колоколов
Экспедиция
Издательская деятельность
Выставочная деятельность
Проект «Усадьба»
Ратминский камень
Проект «Сталкер»
Лаборатория гражданского общества
Помощь донецкому музею
Межрегиональный центр
Другая Дубна
Фотогалерея
Календарь
Кинохроника
О нас пишут
История и публицистика
Обратная связь

 


Партнеры и спонсоры



Historic.Ru: Всемирная история
Historic.Ru: Всемирная история




ИСТОРИЯ СПОРТА ДУБНЫ

© Дубненский общественный фонд историко-краеведческих инициатив "Наследие", 2004 г.
Дизайн и хостинг — «Компания Контакт», г. Дубна.


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100