Архив

Новые страницы военного прошлого будущей Дубны

Военные годы в истории будущей Дубны вобрали в себя огромное количество событий и множество людских судеб. Тяжелейший 1941 год с эвакуацией оборудования и персонала завода №30, а также Иваньковской ГЭС. В конце ноября немцы находились от посёлка Иваньково на расстоянии одного броска. Тогда Иваньковскую плотину пришлось заминировать, а наши части, обескровленные в предшествующих боях, заняли в посёлке круговую оборону, приготовившись стоять насмерть.

К счастью, из глубины страны вовремя подошли резервы. Тысячи бойцов разгружались на станциях Большая Волга и Савёлово, следуя затем на передовую. В деревне Ново-Иваньково, располагавшейся в районе современной улицы Мичурина, находился командный пункт командующего 30-й армией Д.Д. Лелюшенко.

Первые победы над врагом давались нелегко. В Иваньковские госпитали на правом и левом берегах Волги шёл нескончаемый поток раненых. К сожалению, не всех бойцов удалось вылечить, многие из них упокоились на территории будущей Дубны.

Постепенно возвращались из эвакуации люди и оборудование левобережного завода, Иваньковской ГЭС. Однако эпизодические налёты вражеской авиации ещё долго тревожили жизнь Иваньково. Не обходилось и без людских жертв.

Эвакуация завода №30 и последующие перипетии, связанные с возвращением в Иваньково, тяжело сказались на его судьбе. Значительная часть импортного технологического оборудования разошлась по другим авиационным предприятиям. Завод получил новый номер – 458 и, несмотря на все сложности, давал продукцию фронту. Опытное конструкторское бюро на заводе занималось разработкой новых образцов военной техники.

Весной 1943 года возникло серьёзное опасение, что немцы предпримут попытку уничтожить Иваньковскую плотину, применив новейшие технические разработки. Плотина (как со стороны водохранилища, так и с Волги), а также дамба были прикрыты противоторпедными сетями. Количество зениток увеличилось в разы. К счастью, эти превентивные меры не пригодились. Однако угроза вражеского удара по плотине сохранялась до мая 1945 года.

Победа ковалась не только в цехах заводов и у кульманов конструкторских бюро, но и в запасных частях, училищах, на курсах, где бойцы и командиры готовились к отправке на фронт, осваивая последний боевой опыт. Свой вклад в это внесло и Иваньково.

Огромные потери на фронте пришлось компенсировать в том числе и массовой мобилизацией женщин. Конечно, в первую очередь их направляли в различные вспомогательные и тыловые части. На Иваньковской плотине в зенитных подразделениях в 1942 году началась замена мужчин, которые убывали на передовую, на женщин. Однако немалое число девушек рвались защищать Родину с оружием в руках непосредственно на фронт. Сейчас, во многом благодаря кинематографу, хорошо известно о женщинах-лётчицах, снайперах, зенитчицах. Здесь следует уточнить, что полностью женскими боевыми частями, сражавшимися с фашистами на фронте, являлись только несколько авиационных полков. В них мужчин или не было вовсе, или незначительное число. Во всех других случаях женщины служили в обычных, так сказать, мужских частях.

Менее известно, что осенью 1942 года под Москвой, в Очаково (в наши дни это территория столицы) началось формирование 1-й отдельной женской добровольческой стрелковой бригады численностью около 7000 человек. Одновременно для подготовки пополнения для этой бригады в Серпухове создали 1-й отдельный женский запасной стрелковый полк. На первых порах командирами там служили мужчины, но постепенно шла замена на девушек.

Пехота – это не только боец с винтовкой или автоматом, но различные подразделения усиления с тяжёлым вооружением: противотанковыми пушками и ружьями, миномётами и т.п. В женской стрелковой бригаде всё это оружие также обслуживали женщины. Единственная скидка, которую им сделали, была в том, что расчёты тяжёлого вооружения имели увеличенные штаты. Так, к примеру, противотанковое ружьё (ПТР) вместо двух мужчин обслуживали три женщины.

Инициатором создания бригады считают гвардии майора Веру Петровну Крылову. Она служила в этом соединении заместителем командира по строевой части. Осенью 1943 года происходит до сих пор малоизученное событие – арест Крыловой. Бригаду изымают из армейского подчинения, передают в войска НКВД и направляют на охрану тылового района в Смоленскую область. По всей видимости, в это же время, в конце 1943 года, 1-й отдельный женский запасной стрелковый полк переводят из Серпухова на территорию будущей Дубны – в Подберезье. В тех отрывочных документах военного времени, которые доступны на настоящее время, данная часть носит разные названия: женский батальон, отдельный женский полк, отдельный женский запасной стрелковый полк (ОЖЗСП), в/ч п/п 51013. Между собой, с определённой долей чёрного юмора, бойцы расшифровывали аббревиатуру ОЖЗСП как «Ой, женщина, зачем сюда пришла?».

«На 1 января 1944 года из 473 человек постоянного состава полка, числящегося по спискам, женщин было 431 человек. Женщины были командирами всех отделений, взводов, рот и многих батальонов. Заместителем командира полка по политчасти – начальником политического отдела была капитан Мария Васильевна Садовина, а её помощниками по комсомолу – А.П. Зорина и Н.Ф. Леонова». Полком, в период его нахождения в Подберезье, командовал майор Озол Карл Иванович. Латыш, член ВКП(б) с 1918 года, участник Гражданской войны. Его сын Юрий был бойцом части особого назначения №9903, осуществлявшей разведывательно-диверсионные операции в тылу врага. Эта часть известна тем, что в её составе воевала Зоя Космодемьянская. Юрий Озол погиб, выполняя задание за линией фронта в 1942 году в Белоруссии. Ему было всего 19 лет. Посмертно награждён орденом Отечественной войны 1-й степени. Награду сына вручили отцу осенью 1943 года, незадолго до того, как Карл Иванович Озол вступил в командование женским полком в Подберезье. Начальником штаба этой части в Подберезье служил майор Ксенжук Анатолий Матвеевич, боевой командир, воевавший на фронте с 1941 года.

Если спросить жителя Дубны, где находится Подберезье, он назовёт район частной застройки вдоль улицы Кирова. Однако в годы войны всё было гораздо запутаннее. Ещё в 1937 году был образован посёлок Иваньково, включивший в свои границы Большую Волгу, современную левобережную часть Дубны, а также районы деревень Крева и Пекуново. При этом название Иваньково в новом посёлке, судя по всему, приживалось с трудом. В головах коренных жителей левого берега Иваньково продолжало оставаться на правом берегу. Напомним, что до строительства плотины деревня Иваньково располагалась примерно там, где сейчас находится туннель. Затем её перенесли в район современной институтской части, дав название Ново-Иваньково.

Путаницы в данный вопрос добавляло то обстоятельство, что в посёлке Иваньково на левом и правом берегах Волги имелось два самостоятельных почтовых отделения. На левом – п/о Подберезье, на правом – п/о Большая Волга. Поэтому название Подберезье распространилось не только на бывшую деревню Подберезье, но и на всю левобережную часть Иваньково. И когда в документах военного времени пишут, что женский полк дислоцировался в Подберезье, то под этим следует понимать не частную застройку на улице Кирова, а район современной улицы Свободы (бывшей Стаханова). Именно здесь, в несуществующих ныне бараках, и находились казармы женского полка.

К сожалению, каких-либо воспоминаний о пребывании женщин-военнослужащих в Подберезье, вероятно, не существует. Поэтому приведём рассказ Н.Ф. Афанасьевой, где идёт речь о периоде дислоцирования женской части в Серпухове, до перевода на территорию будущей Дубны: «Трудно было неописуемо! Физподготовка, строевая, тактика, матчасть… Ой, я вообще не знаю, как всех этих девочек учили! Зима началась, а мы в юбках! На занятиях по тактике где-то по снегу ёрзаешь, ёрзаешь, всё в снегу. Пока придёшь на обед, у тебя всё растаяло: юбка мокрая, штаны мокрые, чулки мокрые. Вышел после обеда – всё опять замёрзло, у тебя колом стоит. Пока ты идёшь – ляжки в кровь сотрешь! Мороз же – оно застыло, а попробуй скажи! Если я скажу, то обвинят: «Ты специально это делаешь, чтоб тебе не ходить на занятия». Вот так-то было!»

«А девки в запасном полку плакали всё время… Всё время плакали! Валя Черепанова, командир 4-го отделения, боевая была, тоже добровольно пошла. Ночью света нет, мы пришли в казарму мокрые (портянки мы сушили под собой, застилали под простынь на первый-второй этаж нар и спали на них). Слышим – плачут девушки. Она мне кричит: «Сержант, что делать? Слышишь?» – «Слышу». – «Плачут. Вот как их уговаривать? К одной подойдёшь, начнёшь говорить, вторая тут же заплачет».


Как бы там ни было, но трудности учебного периода не шли ни в какое сравнение с тем, что могло ждать женщин на фронте. Информация об участии 1-й отдельной женской добровольческой стрелковой бригады в боевых действиях достаточно противоречива и фрагментарна. В конечном итоге летом 1944 года её расформировывают. В мае 1944 года прекращает свое существование и 1-й отдельный женский запасной стрелковый полк, находящийся в Подберезье. Женщин-военнослужащих распределяют по обычным частям.

Командир отдельного женского запасного полка майор Карл Иванович Озол возглавит 323-й стрелковый полк 308-й Латышской стрелковой дивизии. Погибнет в бою 3 сентября 1944 года, освобождая от фашистов родную Латвию.

Интересно отметить, что существование на территории будущей Дубны такой уникальной воинской части, как женский полк, не запечатлелось в народной памяти. Всех женщин-военнослужащих здесь, видимо, считали зенитчицами, охранявшими небо над Иваньковской плотиной.

Освободившиеся казармы в бараках вдоль современной улицы Свободы пустовали не долго. Их заняли курсанты окружных курсов младших лейтенантов Московского военного округа (МВО). Командовал ими до конца войны полковник Васильев Николай Васильевич, кавалер ордена Ленина. В 1939 году, во время советско-финляндской войны Васильев получил ранение и в Великую Отечественную на фронт уже не попал.

Параллельно с окружными курсами в Подберезье действовали курсы усовершенствования офицеров пехоты. Они размещались в двухэтажных домах по правой (западной) стороне улицы Ленина. До 1 июля 1944 года курсы являлись филиалом курсов «Выстрел», но затем их переименовали и перевели на новые штаты. Когда курсанты «Выстрела» прибыли в Подберезье, точно неизвестно. Вероятнее всего, одновременно с окружными курсами в середине 1944 года.

Командовал курсами усовершенствования офицеров пехоты с июля 1944 года генерал-майор Чернюгов Спиридон Сергеевич. 28 февраля 1944 года его тяжело ранило, после чего на фронт он не вернулся, а был назначен командиром курсов. Служил в этой должности до апреля 1946 года. В связи с этой датой возникает вопрос: курсы находились в Подберезье тоже до апреля 1946 года или были выведены от нас раньше?

В интернет выложено несколько снимков генерала Чернюгова, на одном из них он запечатлён в парадном мундире участника Парада Победы 24 июня 1945 года. Принимали ли подберезские курсанты участие в знаменитом параде вместе со своим командиром – неизвестно.

К сожалению, учёба в тылу не обходилась без различных трагических происшествий. Так, осенью 1944 года, занимаясь заготовкой дров в Омутне, пропали без вести два курсанта. Лишь весной 1945 года, когда начался ледоход, обнаружили их тела. Одного, старшего лейтенанта Н.М. Ямшанова, Волга унесла до Кимр, где курсанта и похоронили. Второго выловили из воды, вероятно, у плотины. Погибшим был боевой офицер, старший лейтенант Краев Алексей Андрианович. Воевал с 1941 года. В 1942-м ранен. В 1944-м награждён орденом Красной Звезды. И вот такая нелепая смерть в тылу. Похоронили Алексея на левобережном кладбище. Могила со временем затерялась и забылась. Иваньковское водохранилище и Волга с давних пор и по сегодняшний день практически каждый год собирают печальную дань утонувшими в их водах.

Раз уж зашла об этом речь, то следует вспомнить командира 46-й авиадивизии полковника Анатолия Андриановича Бурдина. Ночью 22 декабря 1941 года, возвращаясь из Кимр на аэродром в Борках, при переезде через Волгу машина с командиром дивизии и его спутниками провалилась под лёд. Утонули полковник Бурдин, его адъютант Рябоконов и шофер Елизаров. Похоронены погибшие, судя по документам военного времени, на кладбище у деревни Прислон, то есть в Клетинском бору.

Леонид ЧЕТВЕРИКОВ

Источники
Крючкова Л. И. Иваньково: город моего детства. 2016.
Газета «Коммерсантъ» от 14.10.2017.
https://obd-memorial.ru
https://pamyat-naroda.ru
http://domveteranovomsk.ru
http://militera.lib.ru
https://en.wikipedia.org
https://kurganobl.ru
http://www.vibiray-s.ru
http://zebra-media.online
http://forum.patriotcenter.ru
https://iremember.ru

17.07.2019

Главная
Символика и геральдика
Картография
О фонде
Археологический атлас
История
Новое время и современность
Федор Колоколов
Экспедиция
Издательская деятельность
Выставочная деятельность
Проект «Усадьба»
Ратминский камень
Проект «Сталкер»
Лаборатория гражданского общества
Помощь донецкому музею
Межрегиональный центр
Другая Дубна
Фотогалерея
Календарь
Кинохроника
О нас пишут
История и публицистика
Обратная связь

 


Партнеры и спонсоры



Historic.Ru: Всемирная история
Historic.Ru: Всемирная история




ИСТОРИЯ СПОРТА ДУБНЫ

© Дубненский общественный фонд историко-краеведческих инициатив "Наследие", 2004 г.
Дизайн и хостинг — «Компания Контакт», г. Дубна.


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100