Архив

Суда дубенской постройки на службе России

Этой статьей мы завершаем цикл материалов, посвященных истории Дубенской верфи, действовавшей на территории современной Дубны в период правления Петра I и созданной по его личному указанию. На протяжении ряда лет специалисты Московского областного общественного фонда историко-краеведческих исследований и гуманитарных инициатив «Наследие» изучали архивные материалы для того, чтобы восстановить эту интереснейшую страницу истории Дубненского края. В настоящее время заканчивается подготовка коллективной монографии по истории верфи, которую планируется издать до конца нынешнего года.

С осени 1710 года до весны 1713 года государевые мастера Канцелярии тялочного дела построили на Дубенской и Нерльской пристанях по 50 тялок – так в русских документов того времени именовлись суда голландского типа – тьялки. Кроме того, на Дубенской пристани была построена сначала одна «подрядная тялка», исключительно русскими крестьянами, без иноземных и столичных мастеров; а затем здесь же построили еще 10 таких тялок, и 8 подрядных тялок – на Нерльской пристани. Также на Дубенской пристани была сооружена шлюпка и несколько меленшхоутов, а на Нерльской – не менее 8 мелешхоутов к тялкам.

Таким образом, всего за время работы Канцелярии тялочного дела ею было построено на двух верфях 119 тялок, при этом 61 тялка была сооружена в месте расположения канцелярии на Дубенской верфи. Отдельного внимания заслуживают объемы производства меленшхоутов. Согласно докладу к приговору Сената от 5 ноября 1712 года, на Нерльской пристани было сделано 8 подрядных тялок, «да по одному судну меленшхоту ко всякой тялке». На Дубенской пристани меленшхоутов к тялкам первоначально не делали, однако когда группа крестьян сговорилась с Канцелярий тялочного дела об изготовлении здесь подрядной тялки, они сразу обязались сделать не только тялку, но и меленшхоут. В целом, судя по всему, количество сделанных на обеих верфях меленшхоутов было меньше количества сделанных тялок, но оно в любом случае составляло как минимум несколько десятков судов.

Начиная с 1713 года Петр I использовал тялки, построенные на Дубенской пристани, в ходе финской компании на балтийском фронте Северной войны. Эта война, начавшаяся еще в 1700 году, длительное время проходила для России с переменным успехом; страна испытала серию тяжелых поражений и добилась на суше нескольких существенных побед, за которые, однако, было заплачено очень большой ценой.

Сама логика военных действий подталкивали Петра к изменению стратегии войны со Швецией. Как отмечает П.А. Кротов, занимавшийся изучением истории формирования и развития Балтийского флота в период правления Петра I, одним из толчков к усилению роли флота стал провал сухопутного похода Ф.М. Апраксина с целью занятия юга Финляндии в августе – сентябре 1712 года. Рассматривая причины неудачи похода в письме генерал-адмиралу из Лейпцига от 6 октября 1712 года, Петр I вскрыл основную причину его неуспеха: «Зело жаль, что мала брегантин было: мошно б отъехать устьи рек и неприятеля с тылу отоковать». Именно флот должен был стать решающим фактором для достижения успеха в кампанию 1713 года.

К весне 1713 года Петр сконцентрировал в С.-Петербурге мощный галерный флот со значительным числом вспомогательных судов, в состав которых входили тялки, построенные на Дубенской и Нерльской верфях. В конце апреля, сразу после вскрытия Невы, флот вышел из Петербурга к Котлину, откуда 2 мая отправился в финские шхеры. Находившаяся там шведская эскадра отошла к полуострову Гангут. Потеряв Гельсингфорс, шведский флот лишился последней базы в Финском заливе. В августе того же года сухопутные войска под командованием Ф.М. Апраксина взяли город Турку (Або) – столицу Финляндского герцогства. Флот Петра вел дальнейшую разведку финских шхер и прикрывал действия сухопутных войск.

В зиму на 1714 год на верфях Санкт-Петербурга продолжилось строительства галерного флота, а от устья Дубны и Нерли были направлены новые тялки. В августе 1714 года флот Петра разгромил шведский флот у полуострова Гангут. Это сражение стало первой крупной победой русского регулярного флота, которая обеспечила ему свободу действий в Финском и Ботническом заливах, эффективную поддержку русских войск в Финляндии.

Во время этих военных действий дубенские тялки использовались в качестве военно-транспортных и десантных судов, на них перевозят солдат, оружие, припасы и артиллерию во время походов военно-морского флота, основную боевую мощь которого составляли гребные галеры и парусные шнявы. Высаживавшиеся с галер и тялок солдаты брали штурмом города и крепости противника.

3 августа 1713 года флот Петра попадает в сильнейший шторм, в ходе которого были повреждены, отчасти – безвозвратно, несколько военных кораблей, и потеряна одна тялка. «Разбросало всех врознь так, что про одну тялку и ныне не ведаем где, ищут по щелям» - написал Петр 12 августа адмиралтейскому советнику А.В. Кикину. Далее он пишет: «Люди только на двух карбусах совсем пропали, а на прочих Бог спас, как людей, так и провиант. Правда, в 22 года, как я почал служить на море, разве два или три таких штормов видел».

Возможно, именно эту пропавшую тялку обнаружили в 2008 году археологи исследовательского центра «Подводное наследие России» на глубине 54 метров в районе острова Гогланд при проверке трассы строившегося в Балтийском море газопровода «Северный поток». Андрей Лукошков, научный руководитель проекта, и генеральный директор «Балтийского морского общества» Сергей Кобылянский, отметили в интервью СМИ, что корпус корабля сохранился почти идеально. От удара о дно только отвалилась часть кормы, и упала мачта. Сохранился груз: в кормовой части тялки лежат пушечные колеса, значит, это судно сопровождало десантные операции. В каютной части сохранились личные вещи капитана и предметы посуды.

В переписке Петра I времен Финской компании Северной войны есть еще целый ряд упоминаний использования тялок. Так, в письме с корабля «Святая Екатерина» 8 июня 1714 года Петр сообщает А.В. Кикину, что направленные к флоту тялки с провиантом и припасами не могут пробиться нему из-за штормового ветра; а когда они подойдут, то после разгрузки будут отправлены обратно. 11 августа 1714 года сенаторы граф М.И. Мусин-Пушкин, Т. Стрешнев, князь Г. Волконский и другие пишут Петру о движении провиантских судов и тялок, которыми командовал полковник Толбугин, известный своими эффективными действиями во время десантных операций русского флота.

В конечном счете, победы русского флота и эффективные десантные операции, в которых принимали участие и дубенские тялки, привели к тому, что шведские войска были неоднократно разгромлены, а Финляндия впервые вошла в состав Российской Империи.

Однако не все сооруженные на Дубенской верфи тялки участвовали в боевых действиях 1713 года. Последние 35 построенных судов не успели пройти в 1713 году Вышневолоцкий водный ход до конца навигации и достигли Санкт-Петербурга только к лету 1714 года. Они не были причислены к военному флоту, а переданы подрядчикам для подвоза в Санкт-Петербург Ладожским озером хлеба и провианта из губерний.

Город в устье Невы строился с 1703 года. В 1712 году он был провозглашен столицей Российского государства, сюда были переведены официальные учреждения и царский двор. Поскольку в это время еще шла Северная война, а территория, на которой располагался Санкт-Петербург, была захвачена Россией у Швеции, сложился уникальный в мировой истории казус, когда столица одного государства на протяжении девяти лет находилась формально на территории другого государства.

Стремительно строящийся город, получивший столичный статус, нуждался во все возрастающем количестве припасов. Особенно большие проблемы были со снабжением продуктами питания направленных в Санкт-Петербург на вечное поселение мастеровых и работных людей. К 1712 году на Адмиралтейском острове новопоселенцами было выстроено 10 слобод. Помощь отправляемым «на вечное житье» оказывал лишь мир: сельская община – жителям деревень, посадская община – горожанам. Но эта помощь была очень скудной. Указы устанавливали содержание переселенцам на первый год: денег 12 рублей на жалованье и на хлеб 10 рублей, сверх того детям от 5 до 15 лет муки по четверику на месяц каждому. Как отмечает исследователь истории Санкт-Петербурга П.А. Кошель, высланным в распоряжение Канцелярии городовых дел переселенцам, т.е. самой многочисленной категории мастеровых и работных людей, выплачивали только половину указанного оклада. Высылку денег мастеровым людям местная администрация часто задерживала, отчего, как указывал петербургский генерал-губернатор князь А.Д. Меньшиков «мастеровые и работные люди бегут и мрут с голоду».

В этих сложных условиях дубенские тялки, попавшие на гражданскую службу, способствовали улучшению снабжения новой столицы России столь необходимым для нее хлебом.

Активное использование в Санкт-Петербурге получили также сооруженные в устье Дубны и Нерли меленшхоуты. Дело в том, что на раннем этапе развития Санкт-Петербурга особую роль в жизни города играли водные перевозки, поскольку в городе еще не были построены мосты через Неву и Охту. При этом именно меленшхоуты использовались для казенных перевозов, которые находились в ведении городских властей, и ратуша также передавала их в распоряжение частным откупщикам. Для контроля за этими перевозами в 1710 году был назначен шкипер Потемкин, в мае 1713 года ему были переданы все перевозные меленшхоуты и поручено наблюдение за тем, чтобы ни на каких других судах людей через реки в Санкт-Петербурге не перевозили. За перевоз на меленшхоутах брали по денге (1/2 медной копейки) с человека

Таким образом, система внутренних и внешних коммуникаций новой столицы России оказалась существенно укреплена судами, построенными в устье реки Дубны, на территории современно города Дубны Московской области.

Игорь Даченков
Федор Петров
Лариса Пантелеева


Иллюстрации
1. «Сражение при Гангуте 27 июля 1714 года», картина А.П. Боголюбова
2. «Баталия близ Гангута», гравюра А.Ф. Зубова, 1715 год
3. «Гангутский бой», картина Л.Л. Каменева
4. «Пленные шведские корабли, введённые в Санкт-Петербург после Гангутского сражения», гравюра А.Ф. Зубова, 1715 год
5. «Вид Адмиралтейской верфи в Санкт-Петербурге», гравюра А.И. Ростовцева, 1717 год


11.07.2019

Главная
Символика и геральдика
Картография
О фонде
Археологический атлас
История
Новое время и современность
Федор Колоколов
Экспедиция
Издательская деятельность
Выставочная деятельность
Проект «Усадьба»
Ратминский камень
Проект «Сталкер»
Лаборатория гражданского общества
Помощь донецкому музею
Межрегиональный центр
Другая Дубна
Фотогалерея
Календарь
Кинохроника
О нас пишут
История и публицистика
Обратная связь

 


Партнеры и спонсоры



Historic.Ru: Всемирная история
Historic.Ru: Всемирная история




ИСТОРИЯ СПОРТА ДУБНЫ

© Дубненский общественный фонд историко-краеведческих инициатив "Наследие", 2004 г.
Дизайн и хостинг — «Компания Контакт», г. Дубна.


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100