Архив

Письмо Сталину, или Как академик Оганесян показал атомную "кузькину мать"

Возглавив после Флерова лабораторию ядерных реакций в Дубне, Юрий Оганесян отказался пересаживаться в кабинет своего учителя, оставил его в неприкосновенности, отчего возникает ощущение, будто Флеров вышел из него только что и с минуты на минуту вернется.

Если ты не именитый ученый или не шибко высокопоставленная персона, шансов оказаться в кабинете Флерова практически никаких. Либо надо, чтобы Юрий Оганесян пригласил тебя сам. В данном случае все сложилось наилучшим образом - академик пригласил, и да, ощущение, будто Флеров вышел всего на минутку, никакое не преувеличение.

В чем отличие кабинетов, которые занимают великие ученые, от тех, в которых сидят очень большие начальники?

Назначение кабинетов начальников - производить впечатление, у кабинетов больших ученых - производить продукт. В данном случае интеллектуальный. В кабинете Флерова конечный продукт - первая советская атомная бомба.

Как все начиналось? Юрий Цолакович подводит к середине просторного письменного стола, где под стеклом лежат листочки машинописного текста - оригинал знаменитого письма Георгия Флерова Иосифу Сталину.

Затем открывает шкаф и показывает мне "кузькину мать". Это - муляж атомной бомбы, стилизованный под бутылку от коньяка.

А между письмом Сталину и конечным продуктом - много лет, много трудов и еще больше переживаний.

1941 год. Уже именитого, но еще в узких научных кругах Флерова призывают в армию. Физик-лейтенант, работавший с ураном, обратил внимание на то, что не прошло мимо внимания сотрудников советской внешней разведки: из мировых научных изданий вдруг исчезли всякие упоминания о делении ядер урана. А раз что-то засекречивают, значит это кому-то нужно, и Флеров пишет кому надо и что надо. А именно: предлагает продолжить работу над "урановым проектом".

"Небольшая по весу бомба, взорвавшись, например, где-нибудь в Берлине, сметет с лица земли весь город... имеются сведения о том, что в Германии... в Англии также, по-видимому, идет интенсивная работа", - пишет Флеров.

Письмо прочитали в кабинете, по всей вероятности, рассчитанном на внешний эффект и потому не ответили. Тогда Флеров пишет по другому адресу. Опять без результата. И вот уже, поняв, что брать надо - выше некуда, лейтенант шлет письмо самому Сталину. Получилось, что кабинет Верховного главнокомандующего - в самый раз.

Первые строки знаменитого письма: "Дорогой Иосиф Виссарионович! Вот уже десять месяцев прошло с начала войны, и все это время я чувствую себя, и действительно очутился, в положении человека, пытающегося головой пробить каменную стену".

Далее следуют обоснования, по которым эту стену надо немедленно разрушить.

Флеров спрашивает: "Знаете ли Вы, Иосиф Виссарионович, какой главный довод выставляется против урана? "Слишком здорово было бы, если бы задачу удалось решить. Природа редко балует человека" Так дайте же мне возможность показать, что действительное отличие человека от животного заключается именно в том, что человек в состоянии преодолеть затруднение, вырвать у природы все ему необходимое…" , - гневается Флеров.

…Так как в мире ничего без армян не обходится, не обошлось без армян и в этом случае. Работу над проблемой Флеров предлагает поручить себе, а в числе ученых, которых следовало бы привлечь к делу, называет академика Капицу, Арцимовича, Алиханова, Алиханяна (родные братья), Курчатова. Какие имена!

Что делает Сталин? Во-первых, знакомится с письмом. Во-вторых, поручает перевести трудно воспринимаемое научное на легко понимаемое обычное. И уже после поручает немедленно взяться за дело. Так родился советский атомный проект.

Результаты: 1949 год - испытание первой атомной бомбы (плутониевой), 1951 год - урановая атомная бомба, 1953 год - водородная бомба.

Как удалось так быстро и эффективно? Берия, конечно, редкая сволочь, но… Вот обобщенное мнение научных светил, разделяемое и академиком Оганесяном: советской атомной бомбы не было бы без успехов советской науки, но ее не было бы и без Лаврентия Берии, на которого Сталин возложил ответственность за атомный проект. Научное руководство осуществлял физик-академик И.В. Курчатов.

Впрочем, "кузькина мать" из мемориального кабинета Флерова могла родиться и раньше.

Февраль 1943 года. Советские разведчики из Норвегии и Англии сообщили: английская диверсионная группа совершила налет на завод тяжелой воды в норвежском городке Веморке. Берия немедленно проинформировал Сталина, объяснив ему вывод консультативной группы: тяжелая вода необходима для атомного реактора, который, следовательно, у немцев есть или вот-вот будет. Естественно, что для таких же целей эта вода требовалась англичанам и американцам.

Но больше всего Сталина задело, что англичане ему об этом ничего не сообщили, хотя между странами существовала договоренность о взаимном обмене разведывательной информацией. То, о чем писал Флеров, подтверждалось и Сталин распорядился: денег не жалеть, развернуть работы по всем направлениям.

…В 1957 году и до самой своей смерти (1990 год) Флеров возглавлял лабораторию ядерных реакций в Дубне. Занимался получением новых элементов таблицы Менделеева. В результате были синтезированы элементы с порядковыми номерами со 102 по 107.

Сто восемнадцатый - уже дело ума и рук Юрия Оганесяна, хранителя наследия и продолжателя дел своего учителя.

Sputnik Армения

На фото - академик Георгий Николаевич Флеров и академик Юрий Цолакович Оганесян

05.07.2019

Главная
Символика и геральдика
Картография
О фонде
Археологический атлас
История
Новое время и современность
Федор Колоколов
Экспедиция
Издательская деятельность
Выставочная деятельность
Проект «Усадьба»
Ратминский камень
Проект «Сталкер»
Лаборатория гражданского общества
Помощь донецкому музею
Межрегиональный центр
Другая Дубна
Фотогалерея
Календарь
Кинохроника
О нас пишут
История и публицистика
Обратная связь

 


Партнеры и спонсоры



Historic.Ru: Всемирная история
Historic.Ru: Всемирная история




ИСТОРИЯ СПОРТА ДУБНЫ

© Дубненский общественный фонд историко-краеведческих инициатив "Наследие", 2004 г.
Дизайн и хостинг — «Компания Контакт», г. Дубна.


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100