Архив

Село Кимры - журнал "Нива", 1899 год

Село Кимры - одна из достопримечательностей России. Кимры - центр всего нашего сапожного промысла. Кимры обувают всю Россию, начиная со столиц и кончая далекой Сибирью. Сапожный промысел развит здесь очень широко и захватывает вместе с селом целый район, обнимающий собой 14 волостей трех уездов: корчевского, калязинского и кашинского. Около 20,000 кустарей кормится этим промыслом.

Не следует, однако, думать, что они вырабатывают только низшие сорта. Действительно, в прежние времена в Кимрах изготовлялся только простой черный сапог и так называемый "смазной", но за последние 10-15 лет кимряки научились делать и другие, лучшие сорта обуви: дамскую, детскую, туфли, башмаки-скороходы и прочие сорта "городской обуви". Вместе с увеличением числа сортов обуви развилась и другая отрасль сапожного промысла - выделка из конской кожи гамбура и шагрени; эти высшие сорта кожи, употребляющиеся более на дамскую и детскую обувь, выписывались кимряками ранее из-за границы и из Варшавы. Понятно, продукты эти по качеству уступают привозным, но зато они сильно понизили цены на обувь. Достаточно сказать, что на местных базарах пару больших мужских сапог, изготовленных из кожи местной выделки, можно приобрести за 2 рубля, а на высокие дамские полусапожки существует цена даже в 75 коп.

Трудно даже представить себе, какой колоссальной цифры достигает количество ежегодно изготовляемой кимряками обуви. Весь кимрский район сбывает ежегодно более 2,5 миллиона пар на сумму более 6 миллионов рублей.

При этом характерным является то, что кимряки установили известную специализацию производства. Так, в Калязинском уезде, в окресностях села Талдома, почти все шьют только башмаки, в деревне Богунов - калоши, ботинки и т.д. Другою особенностью, характеризующею полную организованность промысла у кимряков, является полное, изумительно строго проведенное разделение труда. Выше мы говорили уже о кожевенных заводах, имеющихся у кимряков. Полученные из заводов кожи поступают сначала в закройные мастерские, имеющиеся у большей части крупных промышленников; оттуда скроенный уже материал переходит в руки посадчиков для окончательной выделки и вытяжки, и только от посадчиков кожи, вместе с прикладом (подошвенными частями), поступают к кустарям. Этим строгим и детальным разделением труда и объясняется процветание промысла у кимряков. Для некоторых сортов обуви, как, например, штиблет и дамской обуви, заготовка подвергается еще одной манипуляции: она проходит через строчильни, в которых производится сшивание на специальных машинах. Громадное количество сапожных швейных машин у кимряков - 3000 - может также в известной мере служить показателем размеров их промысла.

Мы видим таким образом, что кимрский сапожный промысел один из самых благоустроенных кустарных промыслов, и поэтому неудивительно, что обувь кимряков, поражающая подчас совершенством работы, находит себе широкий сбыт во всей России: и в столицах, где живет по специальным мастерским несколько тысяч кимряков-сапожников, и на нижегородской, ирбитской и малороссийских ярмарках, в Харькове и Ростове на Дону, и даже на дальних от Кимр окраинах: на Кавказе, в Туркестане и Сибири.

Этот широкий сбыт кимрской обуви понятно создался постепенно. Тачаньем сапог кимряки занимаются уже очень давно. Имеются сведения, что сапожный промысел был главным предметом заработка кимрских крестьян еще в прошлом веке, и во все войны нынешнего века, в 1807, 1812, 1853-55 и 1877-78 гг., кимряки поставляли сапоги на русскую армию. В отечественную войну кимряки в порыве патриотизма снабдили нашу армию значительным количеством обуви бесплатно. В последнюю же турецкую войну кимряки, по предложению правительства, поставили войскам более миллиона пар сапог.

Достоверные исторические данные о Кимрах начинаются с 1677 г. В те времена село Кимры было дворцовым селом и состояло в ведении Приказа большого дворца. Затем, в царствование Петра и Иоанна Алексеевичей, после того как царь Иоанн Алексеевич взял себе в жены дочь боярина Федора Петровича Салтыкова, Прасковью, - село Кимры было пожаловано в вечное и потомственное владение Салтыкову, из рода которого кимрская вотчина перешла в род государственного канцлера графа Головнина. Когда же графа Головнина постигла царская опала, и он был сослан в Сибирь, - село Кимры было конфисковано и затем было причислено к дворцовым землям. Императрица Елизавета Петровна пожаловала село Кимры графине Анне Карловне Воронцовой, рожденной Скавронской. По смерти ее село Кимры переходило по наследству сначала к ее брату, затем к сыну его, а по смерти его к супруге его, вышедшей вторично замуж за графа Литта. От нее село перешло по разделу графине Юлии Самойловой, рожденной фон-дер-Пален, от которой в 1847 г., при содействии правительства, выкупилось на волю в полном своем составе за 495,000 р.

Таким образом село Кимры еще задолго до великого дня "19 февраля" стало свободно, и этим в значительной мере объясняется его экономическое благосостояние, вполне окрепшее за пятьдесят лет самостоятельной жизни.

Село Кимры широко раскинулось, версты на три, вдоль высокого, обрывистого левого берега Волги, в 120 верстах от Твери и в 40 верстах от своего уездного города Корчевы. Взоры проезжающих по Волге невольно устремляются на это красивое, богатое село. Почти по самой середине села протекает речка Кимерка, делящая его на две части, из которых большая и лучшая называется по имени, находящегося там собора св. Троицы - Троицкою, а другая, где стоит Вознесенская церковь - Вознесенскою. Обе части села расположеные на совершенно ровной местности, разбиты вдоль и поперек на кварталы прямыми улицами, из которых половина вымощена, а некоторые усажены деревьями. В центре села две мощеные площади: "Сапожная" и "Торговая". Самыми выдающимися сооружениями в селе являются, понятно, соборы, которые могли бы служить украшением даже губернских городов. Оба собора построены самими кимряками на собственные их средства. Главными жертвователями были купцы Малюгины и Башиловы, отпустившие каждый по 100.000 р. на постройку храмов.

Троицкий собор увенчанный одной большой главой, имеет три придела, главный из которых освящен в честь св. Троицы; в нем сооружен шестиярусный вызолоченный иконостас и имеется богатая серебряная утварь; стены его расписные. К собору примыкает тридцатисаженная колокольня красивой архитектуры, со звоном из 12 колоколов, весом всего до 1600 пудов; из них самый большой колокол весит 1009 пудов. Между собором и колокольней помещается богатая ризница, в которой среди старинных драгоценностей хранятся две хоругви, подаренные и собственноручно вышитые царевной Софьей Алексеевной.

Покровский пятиглавый собор гораздо величественнее Троицкого;он представляет копию Большого Успенского собора в Москве. Сходство это особенно бросается в глаза внутри собора. Вызолоченный пятиярусный иконостас с великолепным подбором икон величествен. Стены украшены живописью;очень богата и ценна церковная утварь. Другие две церкви в селе - Вознесенская и кладбищенская - также довольно богаты и изукрашены живописью.

После соборов из числа зданий села выделяются несколько красивых домов местных богачей. В общем, в селе из числа 1000 жилых домов до 100 каменных зданий, до 100 промышленных и особый гостиный двор.

Прекрасно поставлены в Кимрах дела благотворения. В селе устроены две обширных каменных богодельни - приюты для престарелых бедных односельчан; специальное благотворительное учреждение отпускает ежедневно бесплатные обеды бедным и оказывает денежные пособия бедным невестам при выходе их в замужество; устроена большая земская больница с приютом для рожениц и бараками на случай эпидемических болезней. Позади больничных зданий раскинут обширный парк для прогулки больных.

Не забыто в селе и дело народного образования. В Кимрах имеются три больших народных училища, из которых одно решено преобразовать в двухклассное министерское училище, в котором программа шире. Немалую пользу народному образованию приносит и бесплатная библиотека - читальня с обширным выбором книг, газет и журналов.

Широкому развитию торговли и промышленности содействовало учреждение в селе общественного банка, сберегательной кассы, конторы нотариуса, почтово-телеграфной конторы, двух агентств по транспортированию кладей и т.д.

В селе прекрасно устроена пожарная часть, что весьма важно при таком скоплении торговых заведений. Имеется специальная пожарная каланча, организовано вольное пожарное общество, располагающее несколькими пожарными машинами новейших конструкций и богатым запасом огнестрельных орудий; заслуживают внимания в том же отношении устроенные в разных местах села пожарные колодцы с механической помпой и разветвленные по селу особые баки с водой.

До чего развита жизнь села, можно судить по следующему характерному факту: в Кимрах имеются четыре гостиницы. Такое обилие объясняется большим наплывом приезжих торговых людей, являющихся для заказов и за покупкой обуви.

Покупки эти совершаются главным образом на еженедельных базарах (по субботам), на которые свозится со всего района, обнимающего площадь верст в 40 вокруг Кимр, весь готовый товар. На эти базары съезжаются с обувью до 5,000 кустарей. Если же пеперь принять во внимание, что в самом селе по последней переписи около 7,500 жителей, то можно себе представить какое оживление царит там в эти дни. Редко можно видеть такое скопление народа и такую оживленную торговлю даже в значительных уездных городах. Не менее бьет ключом жизнь и в дни трех годовых ярмарок: петровской (29 июня), покровской (1 октября) и сборной (в марте). На эти ярмарки съезжаются в Кимрах торговцы буквально со всей России, даже из далекой Сибири.

Эти торговые отношения села Кимры с самыми отдаленными концами России и особенности с крупнейшими промышленными центрами - обоими столицами - значительно страдают от отсутствия удобных путей сообщения. При такой оживленной торговле, несмотря на миллионные обороты, Кимры до сих пор принуждены прибегать к примитивной гужевой перевозке обуви. Но гужевая перевозка очень не выгодна, в силу своей медленности и порчи товара. Значительным подспорьем для Кимр как приволжского села могло бы служить пароходство, если бы не неправильность пароходных рейсов и кратковременность навигации, прерывающейся часто на верхнем плесе ранее чем с половины лета, вследствии обмеления Волги. Благодаря этому товары приходится разгружать в более мелкие суда, и плывут они черепашьим шагом вверх и вниз по Волге, а частью направляются, как в прежнее время - гужевым способом в два главнейшие пункта - Москву и Тверь, а оттуда в дальнейшие пункты, в том числе и в нашу столицу.

Все эти неудобства невольно зарождают у каждого мысль о необходимости железнодорожного сообщения с Кимрами. И в настоящее время эта мысль, наконец, начинает осуществляться сразу с двух концов. Во-первых, строящаяся новая железная дорога московско-ярославско-архангельского общества, от Москвы до деревни Савелово на Волге, задалась целью соединить таким образом Москву и с Кимрами, находящимися на другом берегу Волги, как раз насупротив деревни Савелово. Во-вторых, общество рыбинско-бологовской железной дороги, желая продлить строящуюся подъездную ветвь от ст. Савелино на г. Кашин до Кимр, сделало уже также подготовительные работы для этого. Постоянный железнодорожный мост через Волгу, сооружение которого необходимо в таком случае, будет сооружен именно близ самого села Кимры.

Таким образом эти две линии соединят наконец это богатое промышленное село с обеими столицами и еще более возвысят его торговое и промышленное значение, благотворно отзывающееся на всем окружном районе. Оживленная миллионная торговля не только отводит селу Кимрам место наряду с крупными уездными городами, но и упрочивает в значительной мере экономическое благосостояние обоих уездных, незначительных по торговле городов Корчевы и Калязина, благодаря целой массы сборов с торговых и промышленных предприятий в кимрском районе. Наконец, новые железнодорожные пути, связав теснее Кимры с культурным миром, докажут всю несообразность самого факта существования в России села с 4 миллионами ежегодного оборота. Кимры в полном смысле город, и город очень значительный.

«Нива» — популярный русский еженедельный журнал середины XIX — начала XX века с приложениями. Издавался 48 лет, c конца 1869 года по сентябрь 1918 года в издательстве А.Ф. Маркса в Петербурге.

15.01.2019

Главная
Символика и геральдика
Картография
О фонде
Археологический атлас
История
Новое время и современность
Федор Колоколов
Экспедиция
Издательская деятельность
Выставочная деятельность
Проект «Усадьба»
Ратминский камень
Проект «Сталкер»
Лаборатория гражданского общества
Помощь донецкому музею
Межрегиональный центр
Другая Дубна
Фотогалерея
Календарь
Кинохроника
О нас пишут
История и публицистика
Обратная связь

 


Партнеры и спонсоры



Historic.Ru: Всемирная история
Historic.Ru: Всемирная история




ИСТОРИЯ СПОРТА ДУБНЫ

© Дубненский общественный фонд историко-краеведческих инициатив "Наследие", 2004 г.
Дизайн и хостинг — «Компания Контакт», г. Дубна.


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100