Архив

Крах операции «Тайфун»

Нетрудно себе представить, в какой нечеловеческий кошмар вверглось бы население Москвы и Подмосковья, если бы операция «Тайфун» по захвату и уничтожению столицы СССР, разработанная немецким генеральным штабом, увенчалась успехом.

Достаточно вспомнить, как 25 октября 1941 года приехавшему в Берлин итальянскому министру иностранных дел Чиано Гитлер хвастливо заявил, что в ближайшие дни Москва будет окружена со всех сторон. Еще раньше в разговоре с фельдмаршалом фон Боком Гитлер высказал мысль о том, что столицу большевиков необходимо стереть с лица земли. Москву и ее окрестности предполагалось затопить. По замыслу немецких генералов огромное озеро навсегда должно поглотить в своих недрах столицу русского народа.

Сам Гитлер и его окружение, как свидетельствуют документы, безоглядно верили в успех операции «Тайфун», как, собственно, и в реальность плана «Барбаросса» по захвату Советского Союза. Еще бы! Ведь до наступления на СССР гитлеровские войска легким маршем прошли по многим странам Европы. И когда 22 июня солдаты вермахта пересекали границу СССР, они под влиянием гитлеровской пропаганды самоуверенно полагали, что Кремль капитулирует через 3-4 месяца.

Другого мнения были советские люди. Как только враг вступил на нашу землю, миллионы соотечественников стали оказывать ему упорное сопротивление. На всей территории СССР ширилось движение под девизом «Все - для фронта, все – для Победы!»

В Дмитровском районе уже в конце июня большинство промышленных предприятий стали перестраивать свое производство на выпуск военной продукции. Яхромская фабрика начала выпускать фланель и бязь, из которых шили нательное армейское белье для солдат, перчаточная фабрика приступила к выпуску армейских перчаток; артели «Медаппарат» и Астрецовская стали изготовлять корпуса для ручных и противотанковых гранат. Военные заказы выполняли экскаваторный и другие заводы.

Сотни добровольцев с первых же дней войны осаждали Дмитровский военкомат с просьбой отправить их на фронт. Уже в первых числах июля был сформирован добровольческий батальон народного ополчения численностью около тысячи человек, вошедший в состав дивизии народного ополчения Ленинградского района Москвы. В задачу истребительного батальона, организовавшегося примерно в тоже время, входила охрана предприятий, мостов и других стратегических инженерных сооружений. На случай возможной оккупации района были созданы восемь партизанских отрядов и подготовлены люди для подпольной работы.

С приближением к району вражеских войск началась эвакуация на восток промышленных предприятий, колхозного скота. Тысячи жителей Дмитровского края строили оборонительные сооружения: рыли траншеи, противотанковые рвы, строили доты и дзоты.

В конце сентября - начале октября гитлеровцы нанесли сильные удары по нашим войскам, прикрывавшим Москву. Именно с этого момента на земле Подмосковья началось грандиозное сражение, получившее название «Московская битва». В середине ноября фельдмаршал фон Бок получил от Гитлера указания не продолжать фронтальную атаку, а стремительно окружить Москву, в первую очередь - с севера. На выполнение этой задачи были брошены 4-я армия генерал – фельдмаршала Клюге, танковые группы Геппера и Рейнгардта.

Ставке и командованию Западного фронта удалось разгадать замыслы противника, и чтобы отразить нависшую над Москвой угрозу с севера-запада, были введены две новые армии. 1-я Ударная расположилась в районе Яхромы, а южнее, за рубежом Белый Раст – Крюково, заняла боевые позиции 20 Армия. Таким образом, на самом опасном участке фронта создавалась новая преграда войскам фон Бока.

Опасный момент наступил 28 ноября, когда частям 7-й танковой дивизии врага удалось переправиться через канал Москва – Волга и, захватив мост у Яхромы, перебросить свои танки на образовавшийся плацдарм. Фон Бок увидел в этом огромный шанс и стал совещаться с Рейнгардтом и Клюге, откуда взять подкрепление для 7-й танковой дивизии и как развить успех дальше. Рейнгардт, в свою очередь, заявил фон Боку, что мог бы перебросить на яхромский плацдарм основные силы своей группы: командиры танковых дивизий на этом настаивают и заверяют, что горючего у них хватит. «Эта мысль занимает меня уже несколько дней, – записал фон Бок в своем дневнике. – Если ее осуществить, то рухнет весь северо-восточный фронт обороны Москвы». Как видим, фельдмаршал связывал с яхромским плацдармом далеко идущие планы.

К 29 ноября значительная часть западной территории Дмитровского края оказалась пол пятой врага. Были оккупированы 120 сел и деревень Сысоевского, Волдынского, Астрецовского, Степановского, Парамоновского сельских советов, город Яхрома, а также селения Семешки и Перемилово. Враг вплотную подошел к Дмитрову.

Для жителей, оказавшихся в оккупации, наступили черные дни. Николай Иванович Жуков, участвовавший после изгнания врага из нашего района в комиссии по сбору материалов о немецкой оккупации, оставил потомкам интересные записи. В них говорится о больших разрушениях, которым был подвергнут район. Было взорвано и сожжено крупнейшее предприятие района – Яхромская прядильно-ткацкая фабрика, разрушены каравеллы Колумба на шлюзе № 3, три стальных моста через канал. Большому разрушению подверглось путевое хозяйство железной дороги. Отступая, немцы сожгли две больницы и все здравпункты в зоне оккупации, множество учреждений культуры – клубов и библиотек. Намереваясь оставить население во власти зимних холодов, фашисты сожгли 162 и разрушили 505 жилых домов. От большинства изб в деревне Леоново (ныне улица Яхромы) остались лишь головешки и обгорелые остовы печей. За 12 дней оккупации немцы уничтожили в колхозах 132 коровы, 119 овец, 145 свиней, 4598 кур, 155 тонн зерна и муки, 755 тонн фуража, 1067 тонн картофеля. Оккупанты нанесли экономике района огромный ущерб, который превышал 248 миллионов рублей в ценах того времени.

Фашисты не брезговали ничем. Дрожа от холода в своем обмундировании, они напяливали на себя женские кофты, юбки, заматывали головы женскими чулками, рейтузами.

Даже при поспешном отступлении немцы не могли расстаться с награбленным. В мешке убитого ефрейтора Фридриха Шульца из Мангейма было обнаружено 40 метров хлопчатобумажного суровья, 3 патефонных пластинки, 2 пепельницы, 2 килограмма манной крупы и 8 мышеловок. В оставленных фашистами в деревне Степаново танках обнаружены шубы, валенки, женское платье, постельные принадлежности, сковородки, утюги, детские игрушки. Несколько танков были разукрашены елочными украшениями.

Фашисты не только разрушали и грабили, но и зверски издевались над мирными жителями. В деревнях они занимали дома, выгоняя людей на мороз. В доме колхозницы И. И. Графовой, проживавшей в деревне Настасьино, расположились немецкие солдаты. Когда она вышла во двор доить корову, в доме заплакала ее шестимесячная дочь. Это не понравилось оккупантам, и они вышвырнули младенца на снег, а заодно выгнали из дома остальных детей Графовой. Прибежавшая на крик детей мать пыталась войти в дом за одеждой для ребятишек, но немцы не только не пустили ее, но и жестоко избили. Дом был сожжен.

В этой же деревне жил парализованный старик Н.В. Графов. Когда немцы вошли к нему в дом, он лежал на кровати. Немцы что-то кричали ему, указывая на дверь, а затем раздели его и выбросили на мороз. Несчастный старик долго лежал на снегу у крыльца своего дома и стонами пытался позвать кого-нибудь на помощь. По-видимому, эти стоны надоели фашистам, и они пристрелили его. В Яхроме оккупанты загнали людей в холодные темные подвалы казарм и церкви. Сотни женщин, стариков, детей несколько суток сидели там в тесноте. Здесь же находились больные и раненые, тут же несколько женщин родили детей. Несчастных не выпускали на свет даже по естественным надобностям, а попытки выйти из подвала нередко заканчивались смертью. 5 декабря из подвала Большой казармы с разрешения немецкого часового вышел с ведром за водой для больных и раненых 15-летний подросток Игорь Шувалов. Когда он подошел к речке, протекавшей в 50-ти метрах от казармы, и зачерпнул воды, немцы застрелили его. Там же группа немецких солдат схватила 13-летнюю Галю Шведову. Когда она вырвалась из рук насильников и побежала, немцы пристрелили ее. В огне зажженного немцами дома заживо сгорел больной рабочий Яхромской фабрики Войтов. Желая запугать жителей Степанова, немцы рыли могилы под окнами их изб, превратив деревню в немецкое кладбище. Однако дни немецкой оккупации были уже сочтены.

«До первых чисел декабря в нашем замысле еще не было контрнаступления, - вспоминал позднее Г.К. Жуков. – Вся забота тогда была – остановить противника, измотать его, нанести контрудар с тем, чтобы отбросить вклинившиеся на флангах группировки. Когда же нашей разведкой и анализом поведения противника было установлено, что он окончательно выдохся и уже не выдерживает наших контрударов (особенно после того, как были введены 1-я Ударная Армия генерала В.И. Кузнецова и части моряков). Нам стало понятно, что мы не должны ограничиваться контрударами. Мы должны были немедленно использовать такой благоприятный момент и развернуть контрнаступление».

6 декабря в шесть часов утра войска 1-й Ударной, 16-й, 20-й и 30-й Армий перешли в контрнаступление. В первых эшелонах шли сибиряки, уральцы, москвичи. Враг был, застигнут врасплох, ошеломлен. А через два дня, 8 декабря, была освобождена Яхрома – первый город с начала наступления на врага. 9 декабря территория района была полностью очищена от захватчиков.

Бесспорно, сражения наших войск с врагами на Дмитровской земле имели ключевое значение в битве за Москву. Победа наших сил под Москвой впрямую сказалась на крушении плана «Барбаросса», воплощавшего гитлеровскую идею «быстрого» захвата СССР.

Изгнание фашистов с подмосковной земли советские люди восприняли с большой радостью и чувством облегчения, в них укрепилась вера, что враг будет окончательно разгромлен. Поражение надломило боевой немецкий дух, появились разногласия в руководящих верхах по поводу дальнейших планов ведения войны. Командующий группой армий «Центр» генерал-фельдмаршал фон Бок и еще 35 немецких генералов были сняты с занимаемых постов.

Разгром гитлеровских войск под Москвой означал начало коренного поворота в ходе второй мировой войны.

И. В. Кишкин, «Дмитровский вестник», 2010 г.

03.12.2018

Главная
Символика и геральдика
Картография
О фонде
Археологический атлас
История
Новое время и современность
Федор Колоколов
Экспедиция
Издательская деятельность
Выставочная деятельность
Проект «Усадьба»
Ратминский камень
Проект «Сталкер»
Лаборатория гражданского общества
Помощь донецкому музею
Межрегиональный центр
Другая Дубна
Фотогалерея
Календарь
Кинохроника
О нас пишут
История и публицистика
Обратная связь

 


Партнеры и спонсоры



Historic.Ru: Всемирная история
Historic.Ru: Всемирная история




ИСТОРИЯ СПОРТА ДУБНЫ

© Дубненский общественный фонд историко-краеведческих инициатив "Наследие", 2004 г.
Дизайн и хостинг — «Компания Контакт», г. Дубна.


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100