Архив

Что мне дал комсомол?

Николай Игоревич Захаров – с 1968 по 1971 год работал вторым и первым секретарём Дубненского ГК ВЛКСМ, затем – ответорганизатором, заведующим сектором ЦК ВЛКСМ. В мае 1979 года направлен в Афганистан в качестве эксперта по работе с молодёжью (был первым руководителем группы советников ЦК ВЛКСМ при Демократической организации молодёжи Афганистана). По окончании Академии общественных наук при ЦК КПСС - на преподавательской работе в Академии, в Российской академии государственной службы, доктор экономических наук, профессор. С 2007 по 2016 г. заведующий кафедрой государственного и муниципального управления университета «Дубна».

- Рассказ об этой странице своей жизни хочу начать с парадоксального, на первый взгляд, признания: во времена своей школьной и студенческой юности никогда не думал, что стану комсомольским работником. Да, в школе, а потом и в институте я много занимался спортом и художественной самодеятельностью, что доставляло мне большое удовольствие и давало возможность много и активно общаться в среде сверстников.

Все это не только не мешало, а скорее помогало в учебе. После окончания в 1957 году средней школы в родной Костроме я оказался на распутье - какому вузу отдать предпочтение: физкультурно-спортивному и стать тренером или инженерно-техническому? Благодаря влиянию сильного и интересного школьного учителя химии (им был Петр Карлович Веспе, немец по национальности) решил поступать в Ивановский химико-технологический институт (ИХТИ). Но с первого раза, несмотря на сравнительно высокие набранные на вступительных экзаменах баллы (22 из 25), по конкурсу не прошёл. Уехал домой расстроенным, но, как в народе говорят, что ни делается, все к лучшему.

В течение года я набирался житейского и профессионального опыта, работая токарем на Костромской ТЭЦ. Приехал поступать в ИХТИ во второй раз и набрал на экзаменах на один балл меньше, чем год назад. Но на этот раз выручили мои спортивные способности. Сложилось так, что, коротая время в ожидании окончания приёмной сессии, я обыграл в настольный теннис одного из преподавателей. Выяснив, какие у меня есть спортивные разряды, он повёл меня в учебную часть со словами «Спортсмены нам нужны!». К моей великой радости оказалось, что я зачислен в списки принятых на первый курс – на мои спортивные достижения уже обратили внимание (сработало, как сказали бы сейчас, моё портфолио).

В то время к комсомолу я имел, можно сказать, лишь сугубо формальное отношение – как и многие мои сверстники, числился скорее его пассивным, нежели активным членом. В институте продолжал много заниматься спортом (на третьем курсе стал капитаном институтской сборной по баскетболу) и художественной самодеятельностью (был создателем и активным участником СТЭМа – Студенческого театра эстрадных миниатюр). Это учли по окончании института при государственном распределении (ветераны наверняка помнят этот полезный и для страны и для выпускников порядок) и я, вместо положенного по оценочным баллам 15-го места из сорока, был включен в первую, почётную пятёрку. В результате нас двоих (меня и отличницу Ольгу Морозову) направили на работу в п/я 6 (ныне машиностроительный завод) города Дубны Московской области, куда мы и прибыли в сентябре 1963 года.

На заводе в течение шести лет (до переломного момента в моей жизни, о чём несколько ниже) работал инженером-технологом, мастером, старшим мастером в цехе неметаллических покрытий (цех изготавливал продукцию закрытого типа). Работу многотысячного коллектива завода отличала атмосфера высокого профессионализма, поддержки и взаимовыручки, преданности заводской марке. В целях организации досуга сотрудников предприятия партком и дирекция завода постоянно поддерживали практику проведения регулярных межцеховых смотров художественной самодеятельности и спортивных соревнований. Это были настоящие праздники не только для заводчан и их семей, но и для всего города. Неизменные аншлаги были на цеховых смотрах самодеятельности в ДК «Октябрь». Множество любителей спорта и болельщиков собиралось на заводском стадионе и в спортивных залах. Так уж вышло, что я постоянно был «на виду», ибо являлся постановщиком многих концертных программ и был капитаном заводской (а по сути – городской) команды по волейболу, и у меня сложился широкий круг общения, прежде всего, конечно, в молодёжной среде.

И вот наступил тот самый переломный момент, который круто изменил мою биографию и повлиял на всю оставшуюся жизнь. Из инженера-технократа пришлось переквалифицироваться в «инженера человеческих душ» – началась совершенно новая для меня профессиональная работа в комсомоле. Как же это произошло!

В начале 1967 года – года 50-летия Великой Октябрьской социалистической революции – меня пригласили в партком. Секретарь парткома Николай Матвеевич Пугачёв предложил мне возглавить режиссёрскую группу из пяти человек, которой предстояло заняться подготовкой и проведением городского праздника по случаю большого октябрьского юбилея. Действие было задумано с большим размахом, с участием всех цехов завода. Каждое заводское подразделение должно было оформить колонну, символизирующую конкретный год за всю историю Октября вплоть до 1967 года. То есть грандиозное шествие, подготовкой которого мы занимались, включало 50 колонн. Несколько месяцев мы готовили сценарий и план действий по организации прохождения таких колонн по центральной площади города. На день шествия – 7 ноября режиссёрской группе сняли квартиру с балконом и видом на площадь напротив ДК «Октябрь», откуда она должна была следить за процессом, отдавая команды на выход очередной колонны.

Наиболее зрелищной оказалась колонна 1917 года, где не обошлось без досадных и вместе с тем комичных казусов. Впереди стилизованной колонны двигалась электрокара, закамуфлированная под броневик, на котором стоял артист Кимрского драмтеатра, загримированный под вождя революции В.И. Ленина (на что потребовалось специальное разрешение из Москвы). На его груди красовался красный бант, а в правой руке была зажата кепка (левой рукой он держался, дабы не упасть, за специальную подставку). Однако несмотря на всю ответственность момента (а может быть, именно из-за неё), артист для храбрости «принял на грудь» и перед самым въездом на площадь начал клониться в сторону и чуть было не свалился, что было встречено смехом и аплодисментами зрителей. Хорошо, что всё закончилось благополучно, и народ по достоинству оценил этот эпизод.

Другой эпизод в колонне этого же года оказался более драматичным. Вслед за «ленинским броневиком», в некотором отдалении, шла электрокара, закамуфлированная под крейсер «Аврора», а за ней – «солдаты» и «матросы». И когда при въезде на площадь раздался «залп Авроры» (из заделанного в «орудие» охотничьего ружья), в толпе зрителей от неожиданности кому-то стало плохо. Пришлось вмешиваться «скорой помощи», хотя ничего серьёзного, слава богу, не случилось. Далее всё шло по плану, многочисленные зрители от такого необычного и масштабного зрелища получили истинное удовольствие и праздничное настроение.

Спустя примерно месяц меня вновь пригласил Н.М. Пугачёв. «Николай, к нам обратились из горкома партии с просьбой подобрать кандидатуру на секретаря горкома комсомола от левого берега (почему именно от «левого» – ниже). Мы решили предложить твою кандидатуру, ибо молодежь тебя знает, ты себя хорошо зарекомендовал и в профессиональной, и в общественной жизни. Никакие возражения (увидел моё растерянное и недоуменное лицо) не принимаются». Так мне был вынесен «приговор».

Здесь надо сказать о некоторых особенностях города. Дубна в те годы (да во многом и сейчас) условно делилась на три части: правый берег Волги (где находятся Объединенный институт ядерных исследований и все городские административно-управленческие органы власти), левый берег (здесь располагаются градообразующие предприятия – Дубненский машиностроительный завод и Машиноконструкторское бюро «Радуга») и Большая Волга (микрогородок работников эксплуатации канала им. Москвы). Такому разделению был подчинен и порядок делегирования (на паритетных началах) и избрания кандидатов в руководящие органы города. Такая традиция сформировалась с момента возникновения города, с середины 1950-х годов. В целом она успешно реализовалась, но нередко сопровождалась жёстким соперничеством между представителями правого и левого берега.

Такое противостояние проявилось и при обсуждении кандидатур секретарей горкома комсомола в декабре 1968 года. Кандидатуру на первого секретаря (молодой физик Владимир Бутцев, приехавший в ОИЯИ по распределению) предлагал партком института и горком партии. Однако молодёжный актив института выдвинул другого кандидата – молодого инженера с имиджем барда и заядлого туриста А.Злобина. На специальном пленуме ГК ВЛКСМ, собранном по поводу обсуждения кандидатур, после бурных и продолжительных дебатов (кандидатуру первого секретаря обсуждали около трех часов) на пост первого секретаря при мощной поддержке горкома партии была выдвинута кандидатура В.Бутцева. Обсуждение моей кандидатуры на пост второго секретаря заняло не более десяти минут (по-видимому, участники пленума устали, да к тому времени и известность моя среди городской молодежи была уже весьма широкой). На общегородской комсомольской конференции и состоявшемся после неё организационного пленума в январе 1968 года мы оба были избраны единогласно. Так началась моя биография комсомольского работника.

Дубненская городская комсомольская организация к тому времени была одной из немногочисленных в Московской области и насчитывала в своих рядах около шести тысяч комсомольцев при численности городского населения около 35 тысяч (к середине 2000-х годов численность жителей города достигла 70 тысяч человек). Однако у неё была своя отличительная и очень значимая особенность – наличие большой доли интеллигенции, прежде всего научной. Подавляющее большинство этой части молодежи составляли представители Объединенного института ядерных исследований (преимущественно выпускники МИФИ, МФТИ, МГУ и других ведущих вузов) и молодые конструкторы МКБ «Радуга» (в основном выпускники МАИ, МАТИ, ХАИ и КазАИ).

Образовательная и социальная структура молодёжи и населения города в целом определяла специфику города, придавала Дубне известность и в стране, и за рубежом. Особенности города проявлялись в архитектурно-планировочных решениях, в повышенном уровне доходов и обеспеченности жителей продовольственными и промышленными товарами, в стиле жизни, на котором благотворно сказывалась развитая духовно-культурная сфера с соответствующей инфраструктурой (Дворцы культуры, Дом ученых, спортсооружения, бассейны, библиотеки, художественные студии, в том числе детские, и т.п.). В Дубну регулярно и с большим удовольствием приезжали самые известные и востребованные в стране и за рубежом люди – артисты, учёные, спортсмены, космонавты, а также творческие коллективы самого разного жанрового профиля. Такая специфика города не могла не отразиться на формах и методах работы с молодёжью. Вот лишь несколько фрагментов из многообразной практики моей работы в качестве второго секретаря ГК ВЛКСМ, отвечавшего за пропагандистскую и культурно-массовую работу.

В 1969 году в город приехала большая группа учёных-социологов под руководством тогда ещё сравнительно молодого и не очень известного кандидата наук И.Бестужева-Лады (впоследствии – крупнейший российский учёный, труды которого признаны и в нашей стране, и за рубежом). Главная цель работы этой группы заключалась в изучении предпосылок и условий формирования города-спутника, опережающего в своём интеллектуально-культурном развитии страну примерно на 15-20 лет. Конечно, работе группы помогали все органы власти и городские учреждения. К нам, в ГК ВЛКСМ, они обратились с целевой просьбой о помощи в привлечении разных категорий молодёжи к работе фокус-групп, к проведению анкетных опросов, к организации встреч в молодёжных аудиториях. Сам процесс проведения социологического анализа и его результаты оказались весьма полезными городскому комсомолу. Эта работа стала для нас в известном смысле научной основой для более глубоких размышлений относительно принципов, методов и форм работы с молодёжью.

В этой связи вспоминается другой фрагмент, отражающий специфику работы с молодежью в Дубне. Ветераны комсомола, без сомнения, помнят о такой инициативе комсомола, как повсеместная проверка знания каждым комсомольцем заветов В.И. Ленина в форме «Ленинского зачёта». Как нередко это бывало при проведении подобных массовых акций, допускалась масса ошибок и бюрократических перегибов по всей управленческой вертикали – от ЦК ВЛКСМ до первичных организаций. Были изготовлены сотни тысяч «зачётных книжек», куда должны были заноситься данные о сдаче зачёта.

Конечно, здесь не удалось избежать некоего фарса, массового формализма, что в значительной мере привело к дискредитации самой идеи. Занимаясь организацией Ленинского зачета, я старался подходить к этому творчески. Однажды комсомольцы Объединенного института ядерных исследований пришли ко мне с намерением в ходе зачёта провести встречу-семинар… с профессурой и слушателями православной духовной академии, расположенной в Загорской Троице-Сергиевой лавре, чтобы обсудить животрепещущие проблемы жизни на Земле, мистицизма и реальной физической картины мира. Я оказал им содействие, взял на себя ответственность и пригласил профессуру из Загорска в Дубну. Такая встреча состоялась и прошла в острых дискуссиях, в которых обе стороны почерпнули для себя много полезного.

В конце 1969 года меня избрали первым секретарём горкома комсомола, и я погрузился в заинтересовавшую и увлёкшую меня сферу – научную организацию труда (НОТ) в аппарате горкома. Я прочёл целый ряд книг по данной проблематике, но особенно меня впечатлила работа по этим проблемам нашего земляка, эмигрировавшего в США, доктора экономики Терещенко. Мы серьёзно пересмотрели стиль своей работы: ввели точный учёт и классификацию документов, имевшихся в горкоме; завели функциональные папки для распределения и накопления документов по их назначению; провели расчёт и учёт времени (регламентов) на заседания, приёмы и встречи; осуществили целый ряд других мероприятий, позволявших существенно экономить время, силы, нервы и за счёт этого повысить эффективность работы аппарата. В это движение, помимо нас, активно включился и ряд других горкомов комсомола Подмосковья. Опыт использования НОТ горкомами ВЛКСМ Дубны, Калининграда, Жуковского, Балашихи был одобрен обкомом комсомола и рекомендован к внедрению во всех городских и районных организациях области.

На память приходит множество других больших и малых дел на благо близкой сердцу дубненской комсомолии. Среди них – участие команды Дубны (мне посчастливилось быть в её составе) во всесоюзном КВН; незабываемые встречи в Дубне и Североморске с подшефными моряками-подводниками; открытие на Большой Волге монументального памятника землякам, погибшим в годы Великой Отечественной войны (он был возведён по инициативе и при активном участии комсомольцев города)… Вместе с тем совершенно очевидно, что наши предшественники и последователи также внесли достойный вклад в развитие и процветание родного города. Поэтому так важно, чтобы нынешние поколения молодёжи помнили и чтили славные и глубоко патриотичные дела комсомола.

Что дал комсомол Дубны лично мне? За четыре года комсомольской работы в Дубненском ГК ВЛКСМ мне удалось приобрести навыки аналитического подхода к решению возникающих жизненных проблем, целенаправленного и творческого преодоления трудностей и ограничений. Но главное, я научился понимать, слушать и слышать людей из различных социальных групп и слоёв. Этот ценный опыт существенно помог мне в жизни и, в частности, позволил быстро адаптироваться в ЦК ВЛКСМ, куда меня пригласили после работы в Дубненской городской комсомольской организации. Но это – уже отдельная страница моей биографии.

Николай Захаров

Необходимое послесловие
Николай Захаров был первым среди посланцев ЦК комсомола в Афганистане, которые работали в этой стране, охваченной войной, почти десять лет и помогали развитию молодежной политики. Он прибыл в Афганистан вместе со своим переводчиком и помощником А.Абрамовым в период, когда страна уже погрузилась в братоубийственный хаос междоусобиц. И было это ещё до ввода Ограниченного контингента советских войск. Николай стоял у истоков зарождения Демократической организации молодёжи Афганистана. Эта работа требовала предельной сосредоточенности, житейской мудрости и мужества, по итогам которой Николай был награждён правительственными наградами СССР и Афганистана, а также высшей наградой комсомола – Почетным знаком ВЛКСМ. Никто из дубненцев, кроме него, этой награды не удостоен.

05.09.2018

Главная
Символика и геральдика
Картография
О фонде
Археологический атлас
История
Новое время и современность
Федор Колоколов
Экспедиция
Издательская деятельность
Выставочная деятельность
Проект «Усадьба»
Ратминский камень
Проект «Сталкер»
Лаборатория гражданского общества
Помощь донецкому музею
Межрегиональный центр
Другая Дубна
Фотогалерея
Календарь
Кинохроника
О нас пишут
История и публицистика
Обратная связь

 


Партнеры и спонсоры



Historic.Ru: Всемирная история
Historic.Ru: Всемирная история




ИСТОРИЯ СПОРТА ДУБНЫ

© Дубненский общественный фонд историко-краеведческих инициатив "Наследие", 2004 г.
Дизайн и хостинг — «Компания Контакт», г. Дубна.


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100