Архив

Кимры, улица Урицкого

Перейдя через улицу, которая в прежние времена называлась Безымянной, а нынче носит имя первого народного комиссара просвещения молодого советского государства Анатолия Васильевича Луначарского, обратим внимание на дом, хорошо сохранивший все признаки старого купеческого особняка.

Дом этот, вывески на котором сегодня чего только ни предлагают проходящим мимо кимрякам и старшего, и среднего, и даже молодого поколения, известен как медицинское училище. А в досоветскую пору он принадлежал выходцу из села Губин-Угол Илье Кирилловичу Тунцову. Разбогатев на торговых операциях, этот предприимчивый человек строит дом в Кимрах, этот самый. Дела Тунцова идут более чем хорошо, и вскоре он приобретает дом в Петербурге, в котором размещает обувной магазин. А в Кимрах создает Торговый дом «Мартынов, Тунцов, Мутовкин». Торговый дом занимается скупкой готовой обуви в Кимрах и продает ее по всей России.

Доверенным лицом Ильи Кирилловича в Кимрах был племянник Г.А. Тунцов. Помогал и брат, который заведовал складом готовой обуви и упаковочной. Жили они в этом же доме, занимая всю левую сторону первого этажа. По правую сторону был склад и упаковочная. Во всю длину дома по улице был сделан металлический навес с колоннами. Сегодня мы его не наблюдаем, потому как был снесен.

Второй этаж дома занимал сам Илья Кириллович. По воспоминаниям, помещение было богато обставлено дорогой мебелью, а зал для приема гостей был зеркальным. Вот опять пример того, что традиции городской жизни были сильно развиты в нашем селе. Словом, дом, за который было бы не стыдно и в городе.

Николай Гаврилович Лебедев еще в 1865 году писал: «Мебель в богатых домах тоже подобно городской: есть, например, столы разных форм, размеров и назначений, с колокольчиками для требования служащих, и кресла, и диваны на пружинах, и зеркала почти от потолка до полу; короче сказать, все принадлежности городского быта и вкуса. Домы среднего класса, которых здесь очень много, уступают, конечно, но впрочем и эти домы хороши, даже очень, очень приличны были бы для любого уездного города».

И заметьте, Кимры – село, и живут в нем, согласно сословию, крестьяне. Но даже те, кого относят к низшему классу и кто живет в избе, содержат ее чисто. Печь отделяется тесовой перегородкой. Жизнь, правда, они ведут более умеренную, например, употребляют в пищу говядину и рыбу низшего достоинства, в общем, по средствам.

Правда, в отношении одежды этого сказать нельзя. Всеми средствами, и особенно молодежь, стараются кимряки одеваться выше своего состояния. Щегольство было в крови местного населения. Не даром же сложилась поговорка: кимряк не доест, но оденется.

«Кимрский работник – щеголь, имеет одно платье, но шитое со вкусом, по городски, а не из грубой материи. Поэтому на улице вы встретите кимряка всегда прилично одетого. Но последуйте за ним в его жилище, и вы невольно скажете: на брюхе шелк, а в брюхе – щелк». Так писал в семидесятых годах XIX века о нравах кимряков корреспондент журнала «Грамотей» г-н Тихомиров. О богатых же, состоятельных кимряках и говорить не приходится. Кстати, любопытная в связи с этим деталь: женщины для выхода даже брали платья напрокат.

И возвращаемся к Илье Кирилловичу Тунцову, вернее, к его особняку. В своем зеркальном зале хозяин принимал немало именитых, знатных, богатых людей. Но, наверное, самым знаменитым его гостем был, как сообщает нам знаток старых Кимр Алексей Алексеевич Леонов, великий князь Владимир Александрович. Имело это место в 1892 году. Кимряки тщательно готовились к приезду высокого гостя. В прямом смысле вычистили улицы. Соорудили серо-желтого цвета резную арку с вензелевым изображением имени августейшего посетителя. Активное участие в декорировании села принимали члены вольной пожарной дружины, ведь великий князь был покровителем пожарного дела. И здесь ярко проявил свои способности знакомый нам уже Иван Алексеевич Сорокин. Ему и многим кимрякам не хотелось ударить лицом в грязь.

После встречи на пристани с полагающимися приветствиями, подношением хлеба-соли, посещением Покровского собора, знатные кимряки устроили прием в честь гостя, который и проходил в доме Ильи Кирилловича.

В годы первой мировой войны Тунцов отдал дом под госпиталь, который разместился на втором этаже. К слову сказать, кимрские предприниматели живо откликнулись на военные события и не желали стоять в стороне. В селе был создан комитет имени торговцев и предпринимателей по устройству госпиталей. Председателем был избран крупный предприниматель Василий Николаевич Серепьев. Помещения для госпиталей безвозмездно предоставили, помимо Тунцова, Торговый дом Н.Ф. Серепьева с сыновьями, Торговый дом братьев Широковых. Также госпиталь находился в Гостином дворе.

Что касается дома Тунцова, то после расположения в нем госпиталя помещения и их убранство сильно пострадали.

В традициях русского купечества было щедро жертвовать на нужды церкви. И кимряки свято следовали этой традиции. Не был в стороне и Тунцов. На его средства и средства Василия Шокина был оштукатурен, покрашен Ильинский Свято-Троицкий женский монастырь и обита железом его крыша.

В 30-е годы прошлого века, уже в советское время, на территории тунцовского участка по фасаду улицы было построено двухэтажное деревянное здание жилого кооператива связистов. Оно сохранилось и по сей день. Стоявшего же рядом с ним здания нет. А в те годы, о которых нам рассказывает Ильинская, стояло красивое, также двухэтажное деревянное здание, которое принадлежало скупщику обуви Торгового дома «Погребов и Егоров» С.М. Васильеву. Купец первой гильдии Погребов был приписан к кашинскому купечеству, у него были обширные склады в Кимрах, в которых до поры до времени хранилась скупленная в огромном количестве на кимрском базаре обувь.

Крупнейший специалист в области статистики Тверской губернии XIX века Василий Иванович Покровский писал: «Весьма много способствовали расширению кимрского рынка, а вследствие того и самого производства, переселившиеся сюда из разных местностей торговцы, скупщики сапожного товара, а также временно приезжающие сюда из разных городов купцы».

Вот к таким посредникам-торговцам и принадлежал Погребов, создавший в Кимрах вместе с московским купцом Егоровым торговый дом. Торговлю кимрской обувью Погребов вел с большим размахом, сбывал ее на нижегородской и украинских ярмарках, а также в Москве на сотни тысяч рублей в год.

Итак, мы с вами прошли два квартала и сейчас, перейдя улицу Шевченко или, как она называлась ранее – Большую Канаву, проследуем к следующему нашему собеседнику – двухэтажному каменному зданию в псевдорусском стиле с модерновой облицовкой керамикой и чердаком в форме палатки, декорированной «шашечным узором». Стоит оно около Безымянного ручья и раньше принадлежало преуспевающему купцу Тихомирову. При доме была мастерская по пошиву обуви, которую продавали в основном скупщикам.

В историю Тихомиров вошел как предприниматель, продавший большую партию некачественного армейского сапога на картонной подошве московскому купцу Иосифу Тилю и торговцам-комиссионерам Рабиновичу и Хмельницкому. Последние перепродали эти сапоги в один из полков действующей армии – дало было в декабре 1914 года. Шла первая мировая война. Сапоги были доставлены в полк и розданы солдатам. Через несколько часов обновка стала разваливаться. Положение усугубилось еще тем, что полк был обстрелян германской артиллерией и начал отступление, которое длилось пять суток. И все это время многие солдаты шли босиком по снегу, часть из них просто замерзла.

Началось судебное расследование. Главными обвиняемыми были Тиль, Рабинович и Хмельницкий. Вместе с ними должен был находиться и Тихомиров. Спасла его от этого смерть. Давшие же на суде показания два мальчика Слава Махов и Миша Белкин, служившие в мастерской Тихомирова, рассказали, что хозяин купил сапоги на кимрском базаре. Об этом шумном процессе писала в те дни столичная газета «Утро России».

Как ни прискорбно об этом говорить, но кимряки порой действительно грешили изготовлением некачественной обуви и, в частности, сапог. Об этом говорили сложившиеся в те времена острословицы, например: «Кимрские сапожки, что головки, что ушки – обрядные, да нарядные. В гости за три версты в них пошел, обернулся, ан босиком вернулся», «Берег и сапог кимрский от воды – наживешься беды. А как так? Да на грамотках они, на бумагах шиты – от воды размокнут, а от солнышка усохнут!», «Кимряк из глины сапоги слепит».

Основной причиной тому было угнетение цен на товар со стороны торговцев. Покупая у рядового кустаря обувь за чрезвычайно низкую цену, они тем самым понуждали его шить товар из дешевого и некачественного материала, чтобы хоть что-то заработать. И кустари, и держатели мастерских подчас ради быстрой выгоды жертвовали качеством и добротностью в погоне за количеством. Хотя в целом в Кимрах умели шить хорошую обувь массового спроса, получали награды на разных выставках. В.Покровский пишет: «Искусство шить красивую обувь кимряки усвоили в совершенстве».

Ему вторит А.С. Столяров в очерке о Кимрах, опубликованном в книге «На светлый праздник»: «Впрочем, есть фирмы, например Сорокина, Жукова, Крюкова, Шереметьева и других, которые всегда поддерживали местные аттестации своих фирм».

Или вот еще примеры. Владельцы мастерских Алексей и Степан Столяровы ставили на свои изделия специальное клеймо, которое свидетельствовало о том, что их сапоги были одобрены на всемирной выставке в Лондоне в 1862 году. Другой представитель фамилии Столяровых, Василий, являлся обладателем многих наград, в том числе и золотых медалей. Промышленник Рогунов за образцы мужской обуви был награжден золотыми медалями на выставках в Пензе, Ярославле, Ростове-на-Дону.

В разное время медалями за свои изделия награждены В. Аржанников, Бушуев, Н. Носов. И перечень этот можно продолжать и продолжать. Все они кимряки и всячески поддерживали славу своих фирм, и добрую славу кимрских сапожников. А слава действительно была немалая. Изделия их «расходились по всей России, и слава до того распространилась, что с недалекого времени всякого сапожника зовут кимряком», – писали авторы книги «Волга от Твери до Астрахани» в 1862 году. Собственно, здесь, у Безымянного или Вешнего ручья, и заканчивалась улица Ильинская. Рубеж был перейден в первом десятилетии XX века. Продолжение улицы представляло собой типичную рабочую окраину, в конце которой стояла земская больница.

Открыта она была в 1884 году и построена на средства знакомого нам купца Василия Ивановича Бугринова и отчасти на средства сельского общества. Около больничных строений В.И. Бугриновым и врачом И. Болдыревым был посажен прекрасный сад. Бугринов ревностно относился к своему детищу. Неоднократно делал солидные денежные взносы на содержание больницы. За свой счет обшил здание тесом, переложил в палатах печи на изразцовые, приобрел дополнительное белье.

Вообще, гражданские нотки в звуковой палитре кимрского общества становились в то время все более и более отчетливыми. Например, на той же Ильинской, напротив больницы, при большом участии купца С.Лужина строится начальная школа. На его же деньги школа оборудуется. Сегодня нам здание это известно как магазин №33.

В 1914 году создается Кимрское общество распространения среднего образования. Ему предоставляется право, узнаем из устава, открывать средние учебные заведения, библиотеки, читальни, курсы по отдельным предметам в объеме программы средних учебных заведений, способствовать правильному физическому развитию детей, музыкальные, художественные, ремесленные классы. Не к этим ли вопросам обращается и современное общество? И не требуется ли для их решения та же гражданская позиция членов самого общества, частная инициатива, благотворительность? В начале XX века среди учредителей, действительных и почетных членов общества распространения среднего образования были крестьяне села Кимры – Иван Иванович Столяров, Василий Николаевич Серепьев, Иван Васильевич Шохин, Николай Иванович Тупицын, Сергей Иванович Горбылев, корчевской купец Иван Константинович Ечеистов, присяжный поверенный Иван Николаевич Собцов, священник кимрского собора Иоанн Никольский, земский врач Колосов и многие другие...

Галина КРЮКОВА, статья из серии «Диалог прошлого с настоящим», газета «Кимры Сегодня», 2007 г.

10.06.2018

Главная
Символика и геральдика
Картография
О фонде
Археологический атлас
История
Новое время и современность
Федор Колоколов
Экспедиция
Издательская деятельность
Выставочная деятельность
Проект «Усадьба»
Ратминский камень
Проект «Сталкер»
Лаборатория гражданского общества
Помощь донецкому музею
Межрегиональный центр
Другая Дубна
Фотогалерея
Календарь
Кинохроника
О нас пишут
История и публицистика
Обратная связь

 


Партнеры и спонсоры



Historic.Ru: Всемирная история
Historic.Ru: Всемирная история




ИСТОРИЯ СПОРТА ДУБНЫ

© Дубненский общественный фонд историко-краеведческих инициатив "Наследие", 2004 г.
Дизайн и хостинг — «Компания Контакт», г. Дубна.


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100