Архив

Самый щедрый меценат российской науки

Почему железнодорожная станция «Марк» Савёловского направления Московской ж/д в Москве носит такое название? Станция открыта в 1900 году, вначале как пассажирская платформа. Названа в честь немецкого промышленника, магната и мецената Гуго Марка, принимавшего участие в строительстве дороги, семья которого недалеко от станции владела имением Архангельское.

Гуго Маврикиевич Марк (1869-1918) — российский предприниматель и меценат. Переселенец из Германии в третьем поколении. Семья была еврейского происхождения, но перешла в лютеранство, породнившись с немцами Вогау. Гуго, как и его отец Маврикий (Мориц) Филиппович Марк, оставался германским подданным (рейхсдойче) вплоть до 1914 года. Во избежание дополнительных неприятностей оба после начала войны перешли в российское подданство. Мать Марка — Софья Карловна, равно как и обе бабушки, а также жена Эльза, были урожденными фон Вогау. Отцом Эльзы был Максимилиан Гуго Вогау (1849—1923). Вогау и Кнопы были наиболее состоятельными московскими немцами и лидерами Евангелическо-лютеранской общины. Они помимо прочей благотворительности материально поддержали переоборудование лютеранской церкви Св. Петра и Павла в Старосадском переулке. Их дети посещали учебные заведения при этой церкви, где преподавание в основном велось на немецком языке. Потом и сам Марк станет членом совета учебных заведений при церкви Св. Петра и Павла и Московской школы для бедных детей евангелического вероисповедания, а также членом попечительского совета Московского коммерческого института.

Немецкая диаспора Москвы (до революции самая многочисленная) составляла обособленную группу подобно английской колонии где-нибудь в Индии или Китае. У семейства Вогау-Марков тесных связей с исторической родиной не сохранилось, но жизнь в семье протекала по западному укладу в национальных традициях. Сближение с московским купечеством сдерживалось ещё и тем, что его социальный статус был ниже, чем на Западе. Как следствие изолированности немецкого сообщества браки совершались внутри его, предпринимательство скреплялось родственными узами. Вогау-Марки владели компактно расположенными усадьбами, загородными и городскими. В Москве они жили не далеко от Старосадского переулка (ул. Воронцово Поле, дома 8 и 10; Большой Николоворобинский пер., дом 7), лето проводили за городом. По просьбе Морица Марка был открыт полустанок на Савёловской железной дороге вблизи имения Архангельское, принадлежащее его семье. Расходы по устройству полустанка пришлось оплачивать уже молодому хозяину — Гуго Марку, к которому в вначале 1900-х перешло управление делами. Остановка получила название «Марк», оно не менялось на протяжении уже более 100 лет.

Эльза была занята воспитанием сыновей Макса и Конрада. Она увлекалась театром, летом устраивала любительские спектакли. Марк любил музыку, состоял членом филармонии. У него было много работы, он становится основным распорядителем торгового дома «Вогау и Ко» и удостаивается почетного звания мануфактур-советника.

После начала войны с Германией положение семейства Вогау-Марков, как и всех российских немцев (фольксдойче), стало быстро ухудшаться. Последовали дискриминационные меры, была официально объявлена борьба с немецким засильем. Волна немецких погромов в Москве принесла семейству ущерб на сумму в два млн руб. — разграблен и разрушен жилой дом 10 на Воронцовом Поле, здание на Варварке, в котором находились конторы предприятий, а также полностью сожжено именье в Архангельском. Вогау с родственниками стали покидать Россию, ликвидируя с определенными издержками своё имущество. Кроме Марка, остались лишь его старший сын Максим, призванный в российскую армию, и племянник И. Э. Соломон. Оба расстреляны в 1937 г. как «немецкие шпионы», их семьи репрессированы. Максим Гугович Марк к тому времени уже был крупным советским специалистом по радиотехнике, занимался научно-исследовательской работой и преподаванием, имел звание профессора. Эльза с младшим сыном перебралась в Швецию, она вторично вышла замуж за офицера Уго Дидрихса, преподававшего ранее в Москве верховую езду. Конрад Марк-Вогау стал известным шведским историком. Г. М. Марк умер в 1918 г. в Москве, точная дата и место захоронения не известны. Его отпевал православный священник.

Содействие науке

Из деловых кругов Марк оказался единственным, кто реально поддержал «Общество Московского научного института в память 19 февраля 1861 г.» Общество было учреждено весной 1912 г. профессорами и преподавателями Московского университета, его покинувшими в знак протеста против урезания университетских свобод (Дело Кассо). Дата отмены крепостного права в названии подчеркивала стремление его участников к независимости научной работы от чрезмерной преподавательской нагрузки и государственной опеки. Насущной практической задачей явилось организация «вольных» институтов, вне учебных заведений и Императорской академии для наиболее видных членов — физика П. Н. Лебедева и биолога Н. К. Кольцова. Общество было ограничено в средствах. Подобно акционерной компании, каждый её член был обязан приобрести как минимум один пай стоимостью 50 руб. При обращении к московскому купечеству Лебедеву предложили лишь место для продолжения научных исследований в кабинете Московской практической академии коммерческих наук — учебного заведения, находящегося в ведение Министерства финансов. В отличие от Запада российские предприниматели, вчерашние купцы и их наследники в массе ещё не готовы были вкладывать значительные средства в науку.

Первая помощь пришла со стороны Народного университета им. А. Л. Шанявского. В здании на ул. Волхонка, 14, Университет выделил несколько комнат под лаборатории П. Н. Лебедеву, Н. К. Кольцову и Г. В. Вульфу, а также для работы Лебедеву нанял две небольших квартиры в подвале дома 20 в Мёртвом (Пречистенском) переулке. От Леденцовского «Общества содействия успехам опытных наук и их практических применений» он получил помощь в размере 15 000 руб. Однако, это было ещё далеко от первоначальных замыслов создания современного научного института по физике и биологии, оснащенного на европейском уровне и располагающего своим издательским центром.

Ситуация стала меняться благодаря пожертвованию Марка в размере 100 000 руб. Однако выяснилось, что проект физического института, разработанный П. П. Лазаревым и архитектором А. Н. Соколовым по эскизам скончавшегося в марте 1912 года Лебедева, требует ещё больших затрат. Марк дополнительно внёс 125000 руб., а после утверждения проекта на Ученом совете Общества он возглавил строительную комиссию. Московское городское Общественное управление отвело под застройку место на Mиycской площади рядом с университетом им. А. Л. Шанявскаго. К концу 1916 г. строительство здания, которое обошлось в 278212 руб. 53 коп., было завершено, и 1 января 1917 г. был торжественно открыт Физический институт Московского научного института. Помимо специализированных лабораторных помещений Институт располагал рентгеновским кабинетом, библиотекой, механической и стеклодувной мастерскими. Общая площадь составила 987 кв.м, директором Института избрали Лазарева.

Так получилось, что Марк не только принял непосредственное участие в создании Физического института в Москве, но и фактически обеспечил всю дальнейшую деятельность Общества Московского научного института, положившую начало формированию в стране «большой науки». Письмом от 20 декабря 1916 г. Марк просит правление фирмы «Вогау и Ко» внести ещё в этом же году на счёт Общества Московского научного института обещанную им сумму 1,2 млн руб., исключив её из причитающегося ему дохода за 1916 г., и также уведомить Общество об этом. Деньги пошли (тыс. руб.): на покрытие расходов при строительстве здания Физического института — 53, на его оборудование — 20 и на обеспечение работ в грядущие три года — 75.

Общество Московского научного института в 1916 г. основало также Институт экспериментальной биологии и, очевидно, в расчёте на обещанное пожертвование приобрело дом 41 в переулке Сивцев Вражек, которое до этого занимала частная Мужская гимназия З. И. Шамониной. После оборудования помещений здесь и разместился Институт экспериментальной биологии, возглавляемый Кольцовым. Первоначально в штате кроме директора было всего три сотрудника, годовой бюджет Института составил 40000 руб. Сюда же поместили Бактериологический институт с Центральной контрольной станцией сывороток и вакцин Л. А. Тарасевича и Институт физиологии питания Н. М. Шатерникова. Часть средств пошла на организацию Московского научного издательства при Московском научном институте. Оно стало выпускать журнал «Успехи физических наук», учрежденный Лазаревым. В первом же выпуске он и поместил своеобразный отчет о создании Физического института, вышедший также отдельной брошюрой.

Четвёртое, последнее пожертвование Марка было самым большим. Письмом от 30 июня 1917 г. он подтверждает своё заявление об уходе из состава членов фирмы «Вогау и Ко» с 1 января 1918 г. и просит из причитающейся ему суммы фирменного капитала перевести Обществу Московского научного института ещё 2 млн руб. Взнос мог быть произведен, по усмотрению фирмы, также государственными русскими процентными бумагами, а указанную сумму с 1 июля 1917 г. он просил фирму считать собственностью Общества и насчитывать с этого срока проценты в его пользу. Надо полагать, часть этой суммы (0,5 млн руб.) составила капитал Физического института, о котором сообщил Лазарев. Как были распределены остальные средства не известно, но благодаря ним и оставшимися средствам от предыдущего пожертвования, все научные учреждения Общества смогли пережить тяжелейший период разрухи и экономического коллапса, вызванного войнами и революциями. Когда инфляция и обесценивание обязательств истощили этот капитал Общества, оно перестало существовать. Институты перешли во введение Наркомата здравоохранения. При этом Физический институт получил другое название — Институт биологической физики НКЗ (1919). Институты медико-биологического направления составили основу создания в 1920 г. объединения: Государственнй институт народного здравоохранения им. Л. Пастера (ГИНЗ).

С наукой имя Марка оказалось связано не только при жизни, но и после смерти. Все усадьбы, принадлежащие ему, жене и близким родственникам в элитном купеческом районе улицы Воронцово Поле, сразу же после революции стали отводиться под научно-исследовательские институты. В 1921 г. в доме 8 на этой улице был торжественно открыт Институт биохимии, вошедший в состав ГИНЗ, а год спустя в соседнем доме 10 расположился Химический институт ВСНХ им. Л. Я. Карпова. Позже (1930) в дом 7 в Николоворобинском переулке поместили Клинику лечебного питания Государственного научно-исследовательского института питания Наркомздрава РСФСР. Все указанные дома с некоторыми относящимися к ним постройками включены в список объектов культурного наследия и опекаются службой Москомнаследия.

В истории России Г. М. Марк остался самым щедрым жертвователем на науку — общая сумма приблизилась к 3,5 млн руб., но он пожелал оставаться неизвестным, о его пожертвованиях знал лишь узкий круг лиц. После создания лаборатории в Мёртвом переулке Лебедев подвергся нападкам со стороны русских националистов в газете «Кремль», издаваемой Д. И. Иловайским. Марк поступил так, чтобы его немецкое происхождение не могло быть использовано для дискредитации Общества Московского научного института в память 19 февраля 1861 г.

По информации https://ru.wikipedia.org/

26.08.2017

Главная
Символика и геральдика
Картография
О фонде
Археологический атлас
История
Новое время и современность
Федор Колоколов
Экспедиция
Издательская деятельность
Выставочная деятельность
Проект «Усадьба»
Ратминский камень
Проект «Сталкер»
Лаборатория гражданского общества
Помощь донецкому музею
Межрегиональный центр
Другая Дубна
Фотогалерея
Календарь
Кинохроника
О нас пишут
История и публицистика
Обратная связь

 


Партнеры и спонсоры



Historic.Ru: Всемирная история
Historic.Ru: Всемирная история




ИСТОРИЯ СПОРТА ДУБНЫ

© Дубненский общественный фонд историко-краеведческих инициатив "Наследие", 2004 г.
Дизайн и хостинг — «Компания Контакт», г. Дубна.


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100