Архив

Пекуновская экономия

Когда читаешь про Ивана Николаевича Мамонтова в Википедии, то узнаешь в первую очередь про его благотворительную деятельность, и лишь одна строчка посвящена винокуренному заводу в имении Пекуново Тверской губернии. В хозяйстве Ивана Николаевича, прозванном Пекуновской экономией, винокурня в самом деле занимала всего-навсего большое помещение в здании рядом с ректификационным залом, маслобойным производством, мельницей и зерносушилкой. Основной деятельностью хозяйства было производство и переработка… молока.

Но давайте по порядку. Любой справочник конца XIX – начала XX века начинает описывать Пекуновскую экономию с ее положения "на левом берегу реки Волги, 116 верст ниже Твери, против впадения реки Дубны, 12 верст выше села Кимры. Пароходная пристань "Мамонтово" (Пекуново) - 12 верст от ст. Савелово, жел. дор. Москва – Савелово" (Каталог всероссийской и международной выставки молочного хозяйства, устроенной Императорским вольным экономическим обществом, Спб. 1899.). Ближайший телефон и почта находились в Кимрах.

На 1902 год в этом описании практически ничего не изменится, разве что экономия "Пекуновская" будет принадлежать наследникам Ивана Николаевича Мамонтова (Краткие справочные сведения о некоторых русских хозяйствах. Издание второе. Выпуск третий. Спб. 1902.). Сам он скончается в 1899 году и будет похоронен на кладбище при Ратминской церкви (ныне Дубна).

Между тем за время, прошедшее с момента образования хозяйства, он успел сделать его образцовым, как минимум по российским меркам.

Хозяйство насчитывало 1089 десятин и 1519 саженей земли, что дает на современный пересчет площадь примерно в 1188 гектаров. Для сравнения, площадь Московского Кремля равна 28 га. Другими словами, это 42 с лишним площади Кремля. Из общей территории хозяйства 41 десятину занимал хвойный парк, 498 – лес, 21 – торф для подстилки и топлива, 311 десятин ушло под пашню, 179 – на выгоны для скотины, 8 – на огород, питомник и фруктовый сад, 11 десятин занимала сама усадьба и 18 десятин были признаны "неудобными", находясь "под Волгой и дорогами".

Если бы можно было взглянуть на план экономии (а не только читать ее описание), мы бы увидели, что рядом с усадьбой располагался птичий двор. Далее был огород с оранжереей, теплицами и парниками. Искусственное орошение по последнему слову техники производилось из артезианского колодца, дававшего 1500 ведер воды в час самотеком на высоту чуть более 3 метров.

Каменные скотные дворы вмещали 275 голов крупного рогатого скота как местного развода, так и ярославской породы. Летом стадо могло доходить до 400 особей, но к зиме непременно сокращалось до вместимости скотника. Свинарник с особым выгоном рассчитывался на 40 маток. Свиньи были йоркширской породы - крупной белой масти, выведенной в середине XIX века в графстве Йорк в результате скрещивания английской длинноухой с лейстерской и белой китайской породами. Также была конюшня на 40 лошадей. Корм для животных летом доставлялся с пойменных лугов, разделанных и сеяных выгонов; питьё и купание давала Волга, на ночь скотину обеспечивали подкосом посевных трав. Зимний корм рогатого скота составлял 12 фунтов сена, 3 ведра барды – кормовой добавки, жидкого отхода производства этилового спирта, 8 фунтов соломы и 5 – избоины (остатки семян масляничных растений после выжимания). Как видно из рациона скота, отходы других производств Пекуновской экономии – винокуренного и маслобойного – тоже были пущены в дело.

Винокурня давала более 20000 ведер 40-градусного спирта в год. По аналогии с объемами пивного производства того периода в процессе могли быть задействованы до 8-10 работников.

Существовали на территории хозяйства и рабочий дом с залом для чтения, сараи для машин, кормов, подстилки, а также склад.

Сыроварня и молочное производство занимали каменный дом в 3 этажа (!). В нем были оборудованы подземные подвалы для солений, хранения молока и льда. Подвалов было два, оба с разной температурой. Был и двухэтажный склад для сыра. Для обеспечения бесперебойной работы сыроварни в 1897 году из Швейцарии приехал сыровар Годфрид Фанкаузер, окончивший курсы Рютти близ Берна. В помощь ему были приданы трое рабочих. Вырабатывали в год 3000-3500 пудов сыра (около 4,8-5,7 т) из 3500 пудов молока от собственных коров. Сыр, естественно, производился по швейцарской рецептуре и назывался швейцарским. Один круг весил 3 пуда 17 фунтов (примерно 55,7 кг) и продавался по 12 рублей за пуд. Доставка на московский и другие рынки осуществлялась по железной дороге со станции Савеловская.

В двухэтажном здании склада для сыра имелись два сводчатых зала: один предназначен для варки сыра, другой – для сепаратора с маслобойкой. Были предусмотрены комнаты для лаборатории (анализ молока), варки творога и помывочная для посуды. Там же располагались соломорезка, торфодробилка, молотилка, очистка семян; вентиляция приводилась в движение электрическими моторами. Верхние этажи отведены под жилые помещения. Для удобства проживающих дом был оснащен центральным отоплением, электрическим освещением, водопроводом, а полы покрыты асфальтом (!).

Все было по уму в Пекуновской экономии Ивана Николаевича. Работники могли пользоваться чайной лавкой и пекарней, имевшими оборот до 100000 рублей в год. Был устроен перевоз через Волгу. Для внутренних расчетов, как и во многих других экономиях того времени, использовались жетоны собственного производства (изображение жетона 10 копеек взято с сайта reviewdetector.ru).

Все хозяйство было поставлено таким образом, чтобы получать наибольшее количество молока по наиболее выгодной цене с наиболее выгодной его переработкой.

Винокуренный завод улучшал условия ведения сельского хозяйства введением в севооборот картофеля, для питания скота давал барду, очищенную от сивушных масел. Маслобойный завод поставлял лучшую и наиболее дешевую избоину изо льна, которого много сеялось в окрестностях, в основном на кашинских и калязинских полях. Масло продавалось в лавке.

Ректификация удешевляла стоимость центрального водоснабжения, отопления и электрического освещения, так как паровой котел использовался прежде всего для ректификации. Мельница привлекала массу народа, попутно велась торговля семенами, поросятами, телятами, товарами из лавки. Отсевы сортировки семян шли также на корм курам, отбросы сыроварения – свиньям. Скот давал навоз, лес и торф служили топливом, подстилкой и материалом для ремонта. С 2 десятин огорода (чуть больше двух гектаров. – Прим. авт.) добавлялась и морковь в рацион животных.

Скотные дворы были сухие, светлые, с чистым воздухом, при необходимости могли быть дезинфицированы в течение часа, включая сыроварню. Во время производства молочных продуктов сыроварню можно было поставить на усиленное проветривание с помощью электрических вентиляторов. Температура каждого помещения регулировалась пароводяным отоплением.

Общее молочное хозяйство было рассчитано на получение до 50000 пудов молока в год. На сыр могли тратить до 35000 пудов молока; оставшееся молоко, а также сметану и творог предполагалось сбывать на московском рынке. Молоко стоило 80 копеек за пуд, а сметану продавали по 7-8 рублей за тот же объем.

По данным на 1902 год, сметаны продавалось до 20060 пудов. Молока же поступало на переработку около 55000 пудов, из которых 15000 покупалось у крестьян.

Общий валовый доход (без указания года, но, очевидно, на момент выхода издания это были данные за 1898 г. – Прим. авт.) до 80000 рублей. Расход до 40000 рублей. Ценность всего хозяйства с оборотными средствами оценивалась до 600000 рублей (Каталог всероссийской и международной выставки молочного хозяйства, устроенной Императорским вольным экономическим обществом, Спб. 1899.).

Были планы устроить и собственную школу сыроварения, благо для этого имелись инфраструктура и квалифицированный персонал.

Кто знает, не уйди так скоро из жизни Иван Николаевич Мамонтов, гремел бы на всю Россию не пошехонский сыр, а швейцарский пекуновский.

С.Ю. Романов, руководитель подмосковного отделения Межрегиональной общественной организации "Третий Рим"

На фото - Пекуновская экономия. Немецкая аэрофотосъемка 1942 года.

01.03.2017

Главная
Символика и геральдика
Картография
О фонде
Археологический атлас
История
Новое время и современность
Федор Колоколов
Экспедиция
Издательская деятельность
Выставочная деятельность
Проект «Усадьба»
Ратминский камень
Проект «Сталкер»
Лаборатория гражданского общества
Помощь донецкому музею
Межрегиональный центр
Другая Дубна
Фотогалерея
Календарь
Кинохроника
О нас пишут
История и публицистика
Обратная связь

 


Партнеры и спонсоры



Historic.Ru: Всемирная история
Historic.Ru: Всемирная история




ИСТОРИЯ СПОРТА ДУБНЫ

© Дубненский общественный фонд историко-краеведческих инициатив "Наследие", 2004 г.
Дизайн и хостинг — «Компания Контакт», г. Дубна.


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100