Архив

Тропой времен: история одного города

Как развивалась Тверь с древности до наших дней? Каким город был в Средние века, как развивался при Петре I и Екатерине II? И насколько сильно он изменился с советских времен до текущего момента? Безусловно, те жители Твери, которые любят свой город, знают его историю – хотя бы основные моменты. Но очень многое, как выясняется, по-прежнему остается скрытым в тумане прошлого.
Журналисты еженедельника «Край справедливости» не ставили перед собой задачи культивировать исторические мифы, а постарались быть максимально объективными. И если какой-то факт из истории Твери относится, скорее, к легендам, они честно об этом говорят.

Тверь: начало

Конечно, как именно все начиналось, никто сегодня не скажет. Официально принятой временной вехой является 1135 год – именно он считается датой первого упоминания нашего города в исторических документах. Однако не все историки с этим соглашаются и порой «переносят» точку отсчета на начало XIII века. Тем не менее ни у кого не возникает сомнений, что сам город появился гораздо раньше. Считается, в частности, что первые человеческие поселения в районе впадения реки Тьмаки в Волгу возникли еще в IX столетии.

Есть также весьма интересная точка зрения, озвученная автору этой статьи в частной беседе. Речь вот о чем. Примерно в тридцати километрах к юго-западу от Твери, на берегу Волги, расположилась деревня под названием Моркино Городище. Скромный населенный пункт, где проживают всего несколько десятков человек, известен тем, что неподалеку от него снималась одна из сцен классического фильма «Чапаев» — кадры, на которых легендарный комдив тонет в реке… Роль экранного Урала, как несложно догадаться, играет Волга. Но знаменито Моркино Городище не только этим фактом.

Если набрать название этой деревни в поисковике, обязательно выйдет несколько ссылок с описанием так называемого сада камней: примерно от тридцати до сорока валунов разных размеров разбросаны на высоком волжском берегу. Романтически настроенные особы и любители конспирологии пытаются усмотреть в их расположении некую закономерность, однако большинству посетителей эти нагромождения кажутся просто красивой природной случайностью.

Тем не менее эта местная достопримечательность находится именно там, где в середине позапрошлого века обнаружились остатки городища, то есть следы древнего человеческого поселения. До наших дней оно, к сожалению, не сохранилось. Однако известно, что люди населяли эту местность задолго до общепринятой даты упоминания Твери. И безымянный населенный пункт, который канул в Лету, вполне мог быть настолько же развитым для своего времени, как и тогдашняя Тверь. По каким-то причинам древнее поселение пришло в упадок – возможно, как раз из-за соседства с другим крупным городом. В это нетрудно поверить, учитывая, что Тверь занимала более выгодное положение, расположившись в месте слияния сразу трех рек. Но как оно все было на самом деле,мы, увы, уже никогда не узнаем.

Никогда мы, по всей видимости, не узнаем и истинную историю возникновения самой Твери. Есть мнение, что будущая столица Верхневолжья была основана новгородцами как торговое поселение, которое впоследствии было укреплено владимиро-суздальскими князьями. Причем изначально Тверь возникла на левом берегу Волги, в устье Тверцы, и лишь затем город был перенесен на правый берег.

Почему же мы ведем отсчет истории Твери с 1135 года? Как уже было сказано выше, это отсылка к упоминанию в историческом документе – в данном случае уставной грамоте Всеволода Мстиславича, новгородского князя. В ней, в контексте распоряжений о взимании пошлин, упоминаются некие «тверские гости». Сам этот документ датируется тем самым 1135 годом, однако и эта точка зрения не единственная – отдельные историки относят его к году 1139-му. Можно ли считать это свидетельством существования Твери в то время? Видимо, да.

Однако Владимир Андреевич Кучкин, доктор исторических наук, глава Центра по истории Древней Руси Института российской истории РАН, столь раннее появление нашего города отвергает. Ученый основывается на своем анализе суздальско-новгородской войны 1134-1135 годов. По мнению Владимира Андреевича, этот конфликт показал полную незащищенность суздальских земель с запада. Юрий Долгорукий, княживший в это время в Суздале, только приступил к строительству укрепленных городов на Верхней Волге, и первым из них стал Константин (он же Кснятин), основанный именно в 1135 году (или, возможно, чуть позже). Позволим себе небольшое отступление и расскажем немного об этом населенном пункте. Сегодня он называется Скнятино – небольшая деревня в Нерльском сельском поселении Калязинского района и одноименная железнодорожная платформа. А в Средние века это был полноценный город! Увы, в 1216 году его разорили новгородцы, в 1238-м разрушили монголо-татары, а в 1288-м Кснятин был сожжен во время очередной княжеской усобицы. За одно столетие город пережил три тотальных потрясения, иэто, очевидно, предопределило его судьбу. В середине века пятнадцатого он упоминается уже как деревня.

Но вернемся к Твери. Как утверждает Владимир Кучкин, в начале 1149 года ситуация на Верхней Волге изменилась. Киевский князь Изяслав Мстиславич в союзе с новгородцами и Ростиславом Смоленским совершил поход против суздальского князя Юрия Долгорукого. Объединенным войскам удалось захватить шесть суздальских городов, среди которых были Молога, Угличе Поле (нынешний Углич) и упомянутый нами Кснятин. Еще три города не называются, но предположительно это Шоша, Дубна и Тверь. Остановилось продвижение киевского князя на суздальцев из-за начавшейся весенней распутицы.

Исходя из этого, ученый считает, что наш город возник как раз-таки в промежутке между 1135 годом и 1149-м. Справедливости ради стоит отметить, что точных археологических данных, подтверждающих наличие укреплений в Твери того времени, пока нет. Однако это никоим образом не опровергает того, что поселение в месте впадения Тьмаки в Волгу существовало. Оно было и раньше, просто полноценным городом его считать было нельзя. Да и называлось ли это поселение Тверью? Не факт.

Кстати, само название нашего города до сих пор вызывает споры среди ученых. Кто-то полагает, что слово «Тверь» имеет финно-угорское происхождение, причем речь изначально шла о реке Тверце, в честь которой потом и нарекли город. А кто-то соотносит слова «Тверь» и «твердь» (крепость, твердыня). Есть версии, связывающие название нашего города с вепсским языком (раннее написание «Тьхвѣрь» совпадает с топонимом «Тихвера»), литовским (tvora– ограда) и даже польским (twierdza – крепость). А в середине двухтысячных федеральные СМИ распространили заявление туркменских ученых, которые утверждали, что Тверь в древности основали… представители племени тувер. Какая из всех этих версий ближе всего вам – решайте сами, дорогие читатели.

Великое княжество Тверское

В XIII веке начинается новая эпоха в истории Твери – наш город становится столицей независимого государства. Еще в начале столетия тверичи (или тверитяне) относились к Переяславль-Залесскому княжеству, а обособление Твери произошло после убийства Ярослава II Всеволодовича в 1246 году в Орде. Город на Волге был передан в удел Александру Ярославичу Невскому (да-да, тому самому), а в промежутке между 1252 и 1255 годами Тверь перешла к его брату Ярославу Ярославичу, впоследствии ставшему родоначальником тверской княжеской династии. Был у Твери и свой кремль, который территориально располагался на месте нынешнего горсада и стадиона «Химик». Увы, до наших дней он, как мы знаем, не сохранился – сгорел в крупном пожаре 1763 года.

Самостоятельное Тверское княжество быстро крепло – этому содействовало выгодное географическое расположение и относительная удаленность от Орды. В город стекались люди из других русских земель, Тверь стремительно росла и богатела. В 1265 году она даже стала центром отдельной епархии – очень важный аспект для того времени.

Не все, разумеется, было гладко. В русских городах той эпохи преобладала деревянная застройка, и крупные, опустошительные пожары были вполне типичным стихийным бедствием. Не обошли они стороной и Тверь. Дважды, в 1276 и 1282 годах, город страдал от огня, но опять восстанавливался и продолжал расти. Город на Волге стал важным политическим центром, и речь тут не только о столичном статусе. Когда Ярослав Ярославич стал Великим князем Владимирским, он не покинул Тверь, а остался в ней жить.

При князе Михаиле Ярославиче Тверском в городе возобновилось каменное строительство: именно на время его правления приходится возведение Спасо-Преображенского собора – того самого, который сейчас восстанавливается на площади перед Путевым дворцом. Также при Михаиле Тверском возобновилось летописание – после долгого перерыва в 50 лет.

Постепенно Тверское княжество стало самым мощным во всей Северо-Восточной Руси, представляя нешуточную угрозу для Золотой Орды. Так, например, монголо-татарский полководец Дюдень (Тудан), разоривший во время своего похода в 1293 году 14 русских городов, так и не решился штурмовать Тверь. Город на Волге, по сути, стал мощным центром сопротивления ордынскому игу. Однако к началу XIII века у Тверского княжества появляется еще один мощный соперник – княжество Московское. И причиной тому послужил ярлык на великое княжение, ставший яблоком раздора между Москвой, занявшей откровенно проордынскую позицию, и «оппозиционной» Тверью.

В 1317 году войско Тверского княжества разбило армию Кавгадыя и его союзника – московского князя Юрия. Это событие осталось в истории как Бортеневская битва. Пленниками тверичей стали брат Юрия Борис и его жена Агафья (сестра ордынского князя Узбека, до крещения носила имя Кончака). К сожалению, через год после знаковой битвы в Орде погибает Михаил Ярославич. А в 1320 году Тверь укрепила связи с Литовским княжеством – Дмитрий, старший сын погибшего Михаила Ярославича и Анны Кашинской, женится на дочери великого князя Гедимина Марии. И сохранялись хорошие отношения Твери и Литвы вплоть до конца XV века.

Средневековое Тверское княжество было довольно развитым государством того времени: торговля велась как с другими русскими землями, так и с европейскими странами, развивались не только летописание и иконопись, но и декоративно-прикладное искусство, архитектура, обработка металлов. В Твери чеканились собственные монеты, а замки ремесленников с берегов Волги продавались даже в Чехии. Однако постепенно княжество начало приходить в упадок – вести борьбу одновременно с Москвой и Ордой было нелегко.

Летом 1327 года в Твери произошло крупное восстание, результаты которого ознаменовали собой «начало конца»– постепенную потерю политического влияния. А случилось оно вот почему. В 1326 году Великим князем Тверским стал еще один сын Михаила Ярославича – Александр. Как теперь любят говорить в телепередачах, ничто не предвещало беды – жизнь в Твери шла своим чередом, однако все изменилось с приездом в город ордынского посла Шевкала (он же Чолхан или Щелкан), двоюродный брат хана Узбека. Выгнав князя Александра из его же дворца, он поселился там со своей свитой, а над горожанами стал творить «насилие, грабёж, избиение и поругание». Тверичи бурлили, открыто выражая свое недовольство и, согласно летописи, обратились к князю с предложением разделаться с татарами. Однако Александр, очевидно, планировал решить дело миром и попросил горожан «терпеть». Прав он был или нет, сказать трудно. Но тверичи «терпеть» уже не могли, особенно после пронесшегося по городу слуха о том, что Щелкан вознамерился сесть на княжеский престол и обратить русских людей в ислам. Последней каплей стал инцидент с дьяконом Дудко, у которого татар попытались отнять кобылу, – народ не только вступился за бедолагу, но и обратил свой гнев на всех остальных ордынцев.Начались погромы. Щелкан был сожжен заживо в княжеском дворце вместе со свитой, а находившиеся в городе татары были полностью перебиты, включая даже купцов, не имевших отношения к ханскому послу.

Прознав об этом, Узбек немедленно отправил войско усмирять Тверь. А вместе с татарами на столицу мятежного княжества выдвинулись ратники Александра Васильевича Суздальского и московского князя Ивана Калиты. Последнего хан обещал сделать великим князем, прекрасно зная о соперничестве Твери и Москвы. Александр Михайлович сбежал в Псков, а его братья – в Ладогу. Тверь была сожжена и разорена, такая же участь постигла Торжок и Кашин.

Вернулся Александр в родной город в 1338 году и снова стал править, однако недолго – в 1339-м он был убит в Орде вместе с сыном Федором.

От Москвы до Петербурга

Борьба Тверского княжества с Московским не прекратилась и после смерти Александра Михайловича. В 1375 году город даже пытался взять Дмитрий Донской, но ушел ни с чем, однако постоянная напряженная борьба на двух фронтах серьезно подорвала Тверь. Она по-прежнему оставалась одним из наиболее развитых городов Руси, однако объединяющая роль теперь прочно закрепилась за Москвой.

В первой половине XV века Тверь еще могла похвастаться былым могуществом – в самом городе возводились каменные храмы, купец Афанасий Никитин совершил свое знаменитое путешествие, а тверской посол Фома принял участие во Флорентийском соборе (1438-1445). Завершилась же история Великого княжества в 1488 году, когда Иван III присоединил его к Москве, а последний тверской князь Михаил Борисович бежал в Литву.

При Иване IV Грозном, который разделил страну на опричнину и земщину, Тверь входила в состав последней. Пожалуй, это время можно назвать одним из самых необычных и любопытных в истории нашей страны – царь Иван Васильевич был весьма эксцентричным правителем. Все, что не входило в опричнину, подчинялось Боярской думе и специальным территориальным приказам, а в 1575-1576 годах страной формально правил «земский царь», он же Великий князь всея Руси Симеон Бекбулатович. С его именем связан и довольно большой временной промежуток в истории нашего края – с 1576-го вплоть до 1585-го потомок Чингисхана был уже Великим князем Тверским…

Следующий, семнадцатый, век стал для нашего города поистине неудачным и несчастливым – во времена Смуты Тверь, уже как центр одноименного уезда, была полностью разорена польско-литовским воинством. Население резко сократилось, город практически опустел – были заброшены церкви и монастыри, сотни жилых домов. И если к началу Смуты в Твери проживало порядка 10 тысяч человек, то в 1685-м численность горожан едва насчитывала 4500 человек. Полностью же свой экономический потенциал Тверь восстановила только к концу столетия. Вновь развиваться в полном смысле этого слова город начал лишь в восемнадцатом веке, получив, по сути, второе рождение.

При Петре I в Твери был построен наплавной мост на плотах, просуществовавший вплоть до 1900 года. Город активно застраивался, на месте старых кремлевских деревянных стен были возведены, опять же по указанию Петра I, деревоземляные бастионы.

В 1763 году центр города был уничтожен сильнейшим пожаром. Именно тогда погиб древний тверской кремль и именно после этого последовала перепланировка, благодаря которой Тверь стала напоминать «Петербурга уголок». Императрица Екатерина Великая снарядила в город на Волге целую команду архитекторов, в которую входил и известный зодчий Матвей Федорович Казаков. Центр Твери преобразился, получив длинную осевую Миллионную улицу (современную Советскую) с «версальским трезубцем» (та самая композиция из трех улиц, сходящихся прямыми лучами в одной точке), Восьмиугольную площадь (ныне площадь Ленина), набережную реки Волги и настоящий шедевр архитектуры – Путевой дворец. Увы, жаль, что мы потеряли свой кремль, но так уж сложилась история.

К концу столетия Тверь уже была довольно развитым промышленным центром, а в начале нового, XIX века по городу прошла очередная волна благоустройства – уже при участии видного архитектора Карла Росси. А Путевой дворец, перестроенный тем же Карлом Ивановичем, стараниями супруги генерал-губернатора Георгия Ольденбургского, Екатерины Павловны, стал одним из центров российской светской жизни. Именно в ее литературный салон приезжал Николай Михайлович Карамзин и читал императору Александру Iотрывки из своей «Истории государства Российского».

На протяжении всего XIXвека наш город продолжал развиваться. В 1851 году было открыто движение поездов по Николаевской железной дороге, связавшей Тверь с Москвой и Санкт-Петербургом, в течение 50-60-х годов был создан целый ряд промышленных предприятий (в частности, речь идет о знаменитых Морозовской и Рождественской мануфактурах), а в 1898 году началась история вагоностроительного завода. Развитие коснулось и сферы образования – в Твери появились духовная семинария, женское коммерческое училище и многие другие учебные заведения. А в 1900 году, под занавес XIXстолетия, в Твери открылось движение по мосту через Волгу – тому самому, который сейчас известен под названием Старый или Староволжский. Он стал первым постоянным путепроводом через главную водную артерию города.

Первый год нового века, двадцатого, принес Твери освещенные улицы и электрический трамвай, а в 1904 году тверичи и гости города смогли приобщиться к «синематографу». А когда началась Первая мировая, из Риги в Тверь были эвакуированы Русско-Балтийский вагоностроительный завод и авиапарк. Тверская радиостанция специального назначения перехватывала вражеские сообщения и передавала их в Генеральный штаб. В мастерских станции, кстати, была создана и первая отечественная радиолампа – ее изготовил Михаил Александрович Бонч-Бруевич, ставший впоследствии членом-корреспондентом Академии наук СССР.

А в 1917 году на Россию обрушились сразу две революции.

На советском и постсоветском пространстве

Как и многие города бывшей Российской империи, Тверь сильно пострадала во время Гражданской войны. Остановка предприятий, безусловно, не могла не повлиять на экономику, но с окончанием противостояния «белых» и «красных» ситуация начала понемногу выправляться. Восстанавливалась страна, восстанавливалась и Тверь. Однако не будем забывать, что власть на территории бывшей империи сменилась, и на месте старого, разрушенного мира стали возводить новый. В период интербеллума (между Первой и Второй мировыми войнами) десятки тверских церквей, многие из которых представляли собой памятники архитектуры XVII-XIXвеков, были закрыты или разрушены. В нашем городе были переименованы все центральные улицы и площади – исчезли таблички «Миллионная», «Восьмиугольная», «Трехсвятская» и многие другие. А взамен появились Советская, площадь Ленина и улица Урицкого. Названия, связанные с религией, а также с фамилиями купцов, фабрикантов и других представителей «старого мира», упразднялись, уступая место фамилиям героев революции. Наконец, даже название целого города было изменено – 20 ноября 1931 года тверичи почти на шестьдесят лет стали калининцами.

Историческое название Тверь было возвращено Калинину в 1990 году. Есть сведения и о том, что по-старому наш город именовался в недолгое время оккупации. Подробно о захвате города, его жизни под немецкой администрацией и последующем освобождении мы рассказали в предыдущем номере «Вече Твери». Напомним лишь, что Калинин сильно пострадал от артобстрелов и авианалетов. Окончательно оправился город от последствий войны, наверное, только к пятидесятым годам. А к началу шестидесятых Калинин стал крупным промышленным центром и транспортным узлом. К закату советского периода в городе насчитывались десятки предприятий – два полиграфкомбината, мебельные фабрики, завод электроаппаратуры, комбинаты «Химволокно» и «Искож», фармацевтическая фабрика, заводы по производству строительных материалов, предприятия пищевой промышленности и многие-многие другие. К Старому мосту через Волгу во времена СССР прибавились Новый (1956 год), Мигаловский (1961 год) и Восточный (1981 год). Строились планы по строительству моста Западного (да-да, это тянется еще с того времени!), численность населения достигла своего исторического максимума, но…

Наступали иные времена. Мы не беремся оценивать как советский период, так и первые годы после распада СССР. Мы лишь констатируем факты. Экономика перешла с плановых рельсов на рыночные, страну охватил кризис. Закрывались промышленные предприятия, разорялись колхозы, население стремительно беднело. Город Калинин вновь стал Тверью еще до распада Союза – в июле 1990 года – и в новую жизнь вошел уже под историческим названием. А к началу нового века население столицы Верхневолжья стремительно сократилось – с примерно четырехсот пятидесяти тысяч до четырехсот.

Сегодня Тверь, как нам кажется, вырвалась из многолетнего застоя. Разумеется, не все так гладко, как хотелось бы, – проблем по-прежнему, что называется, выше крыши. Но те, кто помнит Тверь начала двухтысячных, согласятся: развитие как минимум сдвинулось с мертвой точки. Впрочем, это уже совсем другая история.

Наш город прошел долгий и сложный путь: первое поселение на берегах Волги и Тьмаки, столица средневекового княжества, уездный город, центр провинции, затем наместничества и губернии, город в составе Московской области и, наконец, столица региона. Тверь пережила монголо-татарское нашествие, все русские революции двадцатого века, оккупацию во время Второй мировой войны и распад Союза. Должна выстоять и в третьем тысячелетии.

На иллюстрации - Тверь по немецкому географу Олеарию (1630-е гг.)

«Край справедливости»

12.02.2017

Главная
Символика и геральдика
Картография
О фонде
Археологический атлас
История
Новое время и современность
Федор Колоколов
Экспедиция
Издательская деятельность
Выставочная деятельность
Проект «Усадьба»
Ратминский камень
Проект «Сталкер»
Лаборатория гражданского общества
Помощь донецкому музею
Межрегиональный центр
Другая Дубна
Фотогалерея
Календарь
Кинохроника
О нас пишут
История и публицистика
Обратная связь

 


Партнеры и спонсоры



Historic.Ru: Всемирная история
Historic.Ru: Всемирная история




ИСТОРИЯ СПОРТА ДУБНЫ

© Дубненский общественный фонд историко-краеведческих инициатив "Наследие", 2004 г.
Дизайн и хостинг — «Компания Контакт», г. Дубна.


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100