Архив

Не пропал без вести, а геройски погиб!

О судьбе сына мать кимряка Ивана Наколюшкина узнала через четверть века после окончания войны. А в 2016 году его землякам стало известно, что в школе №9 города Нижнекамска Республики Татарстан уже более 40 лет существует музей Героя Советского Союза Никиты Кайманова, и среди его экспонатов есть материалы о сержанте Наколюшкине. Об этом рассказала руководитель музея Альфия Михайлова, написавшая письмо в редакцию газеты «Кимры Сегодня».

История одного поиска

Кайманов – первый пограничник, удостоенный высокого звания Героя за 19-суточную оборону участка границы в Карелии. Юные следопыты собирают информацию о прославленном земляке и его однополчанах, первыми принявших бой на северных рубежах нашей Родины.

После выхода в запас полковник Кайманов посетил места первых приграничных боев, встретился с молодыми пограничниками, рассказал о подвигах воинов в зеленых фуражках в годы войны, передал им свой богатый тридцатилетний опыт.

Для задуманного им музея истории воинской части Никита Фадеевич отправился в Центральный пограничный архив. В нем он обнаружил письмо 1942 года от Аграфены Васильевны Наколюшкиной: она обращалась к командованию пограничного отряда с просьбой сообщить о судьбе сына Ивана. Ответ пришел скоро: пропал без вести.

Кайманов, прекрасно знавший Ивана Наколюшкина и его судьбу, решил восстановить несправедливость и начал поиски родных однополчанина. Вскоре в московскую квартиру фронтовика пришло письмо Виктора Абрамова, племянника Ивана Алексеевича. Он рассказал о короткой довоенной жизни своего дяди.

Родился Иван в 1918 году в городе Кимры, в семье сапожника Алексея Наколюшкина. Когда умер отец, ему было всего три года. Трудно пришлось семье, в которой было 12 детей. Но мать постаралась дать младшенькому сыночку образование. Иван получил профессию токаря и работал до войны на заводе. В 1938 г. был призван в пограничные войска.

О том, как служил, воевал во время «зимней войны», в начале Великой Отечественной, лучше всего расскажет письмо Кайманова.

«…В 1940г. я первый раз увидел пограничника Наколюшкина И.А. В то время оформлялась командировка десяти пограничникам для поездки в Москву, в Кремль за получением правительственных наград – орденов и медалей за геройские подвиги во время финской войны.

Все это были молодые, симпатичные люди, но пограничник Наколюшкин выделялся из всех. Он был выше среднего роста, широкоплечий, с чистым, румяным, как у ребенка, открытым лицом и выглядел моложе всех. Но награду он получил выше других: орден Красного Знамени. Этим боевым орденом награждали лишь особо отличившихся в боях.

Когда я спросил его, за какой подвиг он награжден, Наколюшкин так смутился, разрумянился - понял, что он очень скромный парень и ничего мне сейчас не расскажет. Но другие пограничники удивились, что я не знаю Наколюшкина, ведь это герой-разведчик, охотник за «языками».

Второй раз я встретился с Иваном Наколюшкиным в начале мая 1941г. Он служил на 1-й пограничной заставе. Я по долгу службы проверял эту заставу по всем видам подготовки и жил на заставе 10 дней. Здесь я ближе узнал Наколюшкина, он был в то время ефрейтор, наводчик ручного пулемета. Но оставался все таким же скромным, отличался трудолюбием, был дисциплинирован, аккуратен, отличник по всем видам подготовки, мастерски владел пулеметом и винтовкой. Он был хороший лыжник, по лыжам имел 1-й спортивный разряд.

Ефрейтор Наколюшкин пользовался большим авторитетом у командования заставы и у всех пограничников. Надо заметить, что авторитет у командиров завоевать легче, чем у своих товарищей-пограничников. Он был отличником, знал в совершенстве службу и участок заставы (а участок – это огромный район лесистой местности, с большим количеством болот и озер). Все пограничники считали за честь пойти в наряд с Наколюшкиным, он всегда ходил старшим пограничного наряда.

Там были все пограничники хорошие, но ефрейтор Наколюшкин лучший из лучших. Он служил уже третий год, участник войны, награжден орденом, но у него не был признаков того, чтобы отличать себя перед другими, он всегда учил, помогал молодым пограничникам в освоении оружия и пограничной службы, за это его все уважали.

Часто имя ефрейтора Наколюшкина И.А. упоминалось в приказах по части. Он имел много благодарностей и других поощрений от командования.

Когда началась война, в части шла слава о подвигах ефрейтора Ивана Наколюшкина. Он из своего пулемета много истребил врагов, причем сам оставался невредимым.

На войне очень легко и просто геройски умереть – быть убитым. Но очень трудно убивать врагов, а самому остаться невредимым. Для этого надо обладать большой выдержкой, спокойствием, в совершенстве владеть оружием и уметь использовать местность.

Вскоре ему было присвоено звание сержанта, и он был назначен командиром отделения.

В начале сентября я принял командование частью. Когда я был на участке обороны 1-й погранзаставы, мне один пограничник «по секрету» сообщил, что их командир отделения сержант Наколюшкин ранен в ногу, но об этом скрывает, опасается, отправят в госпиталь и он не вернется в свою часть. А это было действительно так, из госпиталей редко кто возвращался в свою часть, а для каждого своя часть была вторым родным домом.

Я нашел сержанта Наколюшкина, он прихрамывал, хотя и старался это скрыть. Ранение было легкое, в ступню, но эта часть ноги имеет большую нагрузку. Рана была загрязнена и начала нарывать. Я отправил его в лазарет части, где он был дней 10 и снова вернулся в свое отделение.

Нужно отметить, что к тому времени люди были измотаны непрерывными боями, недоеданием, без сна и отдыха. Но сержант Наколюшкин выглядел свежим и румяным. Он был крепкий и выносливый, умел переносить трудности войны. У него и отделение выглядело лучше всех. Он был очень внимателен к подчиненным и заботлив. Умел в трудных условиях организовать отдых людей.

В конце сентября мы получили приказ выделить лучших, опытных пограничников и сержантов и отправить в разведподразделение армии. Армией командовал генерал К.А. Мерецков, в будущем маршал Советского Союза. Штаб выполнил приказ, отобрал и отправил. Когда я подписывал приказ об исключении их из нашей части, сердце сжималось, жалко было отдавать. Это были действительно лучшие пограничники и сержанты, многие награждены орденами и медалями. Среди них был сержант Наколюшкин. Его бы я не отдал, заменил, но было уже поздно. А потом приказ был отобрать лучших, и там тоже надо воевать.

А к тому времени у нас в части не так много было пограничников, которые начали войну на границе. Многие были безвозвратно потеряны. Я

не знал судьбы отдельных пограничников нашей части, убывших в разведотделение армии, но в целом об этом подразделении слышал много хорошего. Оно выполняло труднейшие задачи от штаба армии в борьбе с противником.

В конце декабря 1941г. в нашу часть после ранения вернулся из госпиталя пограничник Масорин. Он мне рассказал, что в начале декабря их подразделение было послано в тылы противника «за языками», где пришлось вступить в бой с крупной частью противника. В этом бою был убит сержант И.А. Наколюшкин и еще несколько человек. В этом бою противник понес большие потери, сержант Наколюшкин дорого отдал свою жизнь, его отделение особо отличилось.

В начале января 1942г. на участке обороны нашей части, в лесной избушке я встретил армейских разведчиков. Среди них было несколько человек из нашей части, в том числе ефрейтор Иванов. Он был пулеметчиком в отделении сержанта И.А. Наколюшкина. Он мне и рассказал, когда был этот бой – 8 декабря 1941г. Когда я вернулся в штаб, это было записано в алфавитной книге боевых потерь. Хотя сержант Наколюшкин был уже не в нашей части, но мы считали своим.

Сейчас в отрядах и на заставах создаются комнаты славы. Я пообещал помочь, разыскать, восстановить имена героев-пограничников времен начала войны. Написал много писем родным. Но мало осталось в живых. Очевидно, самые счастливые увидели день победы, в том числе и я.

Имя Ивана Алексеевича Наколюшкина должно быть известно молодым, современным и будущим, как героя Великой Отечественной войны, кавалера ордена Красного Знамени. Получил он их в самый трудный период войны. Имя его и дела должны быть известны всем землякам».

Примечательна и дата письма – 22 февраля 1966г. Через 25 лет после окончания войны Кайманов нашел время, чтобы сообщить 82-летней женщине о героической судьбе сына; нашел слова, которые так долго ждала мать!

Нижнекамские школьники в ходе долгого поиска нашли фотографию Ивана Наколюшкина и заметку о нем в отрядной газете «Пограничник». Сегодня эти документы экспонируются в музее Кайманова школы №9.

Годы спустя Герой Советского Союза Н.Ф. Кайманов писал: «Воспоминания о службе живы лучше, чем вчерашний день. Особенно запомнились события и люди первых дней войны, когда мы входили в войну, стремились рассмотреть ее облик, понять. Да и люди тех дней были золотые, убежденные, чувствовали ответственность за судьбу Родины».

По материалам газеты «Кимры Сегодня»

10.07.2016

Главная
Символика и геральдика
Картография
О фонде
Археологический атлас
История
Новое время и современность
Федор Колоколов
Экспедиция
Издательская деятельность
Выставочная деятельность
Проект «Усадьба»
Ратминский камень
Проект «Сталкер»
Лаборатория гражданского общества
Помощь донецкому музею
Межрегиональный центр
Другая Дубна
Фотогалерея
Календарь
Кинохроника
О нас пишут
История и публицистика
Обратная связь

 


Партнеры и спонсоры



Historic.Ru: Всемирная история
Historic.Ru: Всемирная история




ИСТОРИЯ СПОРТА ДУБНЫ

© Дубненский общественный фонд историко-краеведческих инициатив "Наследие", 2004 г.
Дизайн и хостинг — «Компания Контакт», г. Дубна.


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100