Древнерусская Дубна (XII-XIII вв.)

Торговые пломбы древнерусской Дубны

Одним из наиболее интересных и информативных источников об истории древнерусского города Дубна, располагавшегося в домонгольское время в районе впадения реки Дубны в Волгу, являются свинцовые пломбы.

Такими пломбами в древней Руси запечатывали тюки с товарами, подтверждая их неприкосновенность. Вероятно, пломбы использовались и в качестве свидетельств таможенной оплаты, знаков производства, удостоверения денежной роли шкурок пушных зверей. Некоторые пломбы, судя по всему, крепились на письменные документы и выполняли роль небольших вислых печатей.

Древнерусская Дубна располагалась в одной из ключевых точек важных торговых путей того времени: Волжского торгового пути и водного хода на пространства Волго-Окского междуречья по рекам Дубне, Сестре и Яхроме. Судя по всему, здесь осуществлялось таможенное освидетельствование товаров, перемещаемых по этим торговым путям. В связи с этим в Дубне весьма активно как снимали, так и ставили торговые пломбы. Главным образом через Дубну осуществлялось движение товаров между Новгородом и Низовскими землями.

Свидетельством установки пломб местной администрацией являются найденные в Дубне свинцовые заготовки, подготовленные к использованию. Они выглядят как небольшие приплюснутые шарики или имеют чечевицеобразную форму, их отличительная особенность – заранее изготовленное отверстие, через которое пропускались нити шнура, привешенного к документу, либо завязки на мешках или тюках. Этот свинцовый шарик расплющивали специальным инструментов, имеющим форму щипцов, на рабочих поверхностях которого были вырезаны изображения, характеризовавшие орган власти, применявший данную пломбу.

Многие пломбы, найденные в культурном слое древнерусской Дубны, имеют привозной характер – они поступили сюда с товарами, прибывшими из разных русских земель и княжеств. Изображение княжеской тамги или святого покровителя данного князя на пломбе свидетельствует о том, что она была поставлена органом власти, находившемся в административном подчинении у этого князя.

К настоящему времени пломбы остаются наиболее слабо опубликованной и лишь спорадически изученной группой сфрагистических памятников Древней Руси. По оценкам разных специалистов, их известно, во всяком случае, более 10 тысяч штук, однако в научный оборот введено лишь незначительное число.

К настоящему времени нами учтено 59 свинцовых пломб и их заготовок, найденных в разные годы в размываемых частях городища Дубна, как правило – в обрыве вдоль берега Волги. Атрибуция нескольких из этих предметов вызывает определенные сомнения, однако в целом можно уверенно говорить о том, что в корпус домонгольских пломб с древнерусской Дубны входит не менее 50 пломб и заготовок.

Большинство этих пломб было собрано в береговом обрыве Е.Ю. Крымовым. Также в число находчиков входят Д.Н. Борисов, И.А. Зинин и А.В. Дюпин. 23 пломбы и 6 заготовок из числа найденных в Дубне хранятся в фондах дубненского Музея археологии и краеведения; остальные находятся в частных коллекциях.

В 1986 году в систематическом изучении сфрагистической коллекции, собранной Е.Ю. Крымовым, принял активное участие научный сотрудник Института археологии АН СССР Сергей Васильевич Белецкий (в настоящее время – доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института истории материальной культуры РАН). В отчете о результатах этих исследований он привел общую характеристику коллекции, дал подробное описание 38 пломбам и 9 заготовкам, всего – 47 предметам; сделал целый ряд выводов об атрибуции и происхождении разных пломб, технологии их изготовления (Белецкий, 1986). Результаты изучения пломб стали одним из важных оснований для сделанных С.В. Белецким выводов о времени создания, истории и социально-экономическом значении древнерусского города Дубна (Белецкий С.В., 1987).

В последующие годы С.В. Белецкий и Е.Ю. Крымов опубликовали краткие данные о находках торговых пломб в древнерусской Дубне (Белецкий С.В., Крымов Е.Ю., 1990) и более подробный обзор по материалам этих находок (Крымов Е.Ю., Белецкий С.В., 1994). Изображения 27 пломб из древнерусской Дубны изданы к настоящему времени в пяти публикациях: статьях, коллективных монографиях и научно-популярных книгах по истории нашего города и региона (Крымов Е.Ю., Строковская Т.Е., 1997, с. 15; Даченков И.Б., Крымов Е.Ю., 1998, с. 35; Даченков И.Б., Петров Ф.Н., 2011, с. 59; Петров Ф.Н., Пантелеева Л.В., 2012, с. 2; Петров Ф.Н., Пантелеева Л.В., Даченков И.Б., 2012). Однако ни одна пломба до сих пор не публиковалась с подробным описанием, указанием размеров, веса, сохранности и т.д.

В настоящее время наш авторский коллектив, совместно с С.В. Белецким, работает над изданием полного реестра торговых пломб древнерусской Дубны. Данная статья является предварительной публикацией по этому вопросу, ее задача – ознакомить читателей с материалами работы над классификацией дубненских пломб.

Одной из важных характеристик пломб является их вес. Всего к настоящему времени в нашем реестре содержится 23 пломбы, неповрежденных или поврежденных незначительно, вес которых известен, и которые можно признать целыми для целей взвешивания.

Как следует из проведенных работ, минимальный вес целой пломбы в Дубне 1,1 г, максимальный вес – 2,8 г, среднеарифметический вес пломбы 1,7 г, 80% пломб имеют вес от 1,2 до 2,0 г включительно, распределение пломб по весу имеет два выраженных пика: на значении 1,2-1,4 г (в сумме – 8 пломб, 35% от их общего числа) и на значении 1,9 г (7 пломб, 30% от их общего числа).

Три заготовки для пломб имеют вес 1,1; 1,2 и 1,7 г и вполне соответствуют фиксируемому весу готовых пломб. Еще 8 предметов, предварительно определяемых как заготовки для пломб и атрибуированных таким же образом в отчете С.В. Белецкого, имеют вес от 0,3 до 0,6 г и весят, таким образом, в два и более раза меньше, чем самая легкая из учтенных нами целых пломб. Представляется волне вероятным, что данные предметы всё же не являются заготовками для пломб, а имеют иное происхождение. Например, это могут быть свинцовые грузила. Еще одна предполагаемая заготовка весит 3,4 г, это в два раза больше, чем среднеарифметический вес целой пломбы (1,7 г) и на 0,6 г превосходит вес самой тяжелой из зафиксированных пломб. Возможно, это заготовка не пломбы, а небольшой актовой печати.

Из предметов, уверенно определяющихся как заготовки свинцовых пломб, два имеют приплюснутую округло-овальную форму (у одной из них не отрезан литник) и сквозной канал с двумя выходными отверстиями, а третья – аморфную форму с тремя выходными отверстиями сквозного канала.

43 предмета уверенно определяются как целые или поврежденные пломбы. Изображения на 10 из них не читаются или читаются очень фрагментарно, их определение затруднено. У 34 пломб хотя бы на одной стороне можно определить изображение, у 25 пломб изображения определяются на обеих сторонах.

Из 34 пломб, у которых определяется изображение хотя бы на одной стороне, на 23 пломбах присутствует погрудное изображение или лик святого, на 23 пломбах – изображение креста (как правило – шестиконечного, часто процветшего, редко - четырехконечного), на пяти пломбах изображена княжеская тамга, на трех – буква латинского или кириллического алфавита, еще на двух – знак, который можно интерпретировать как изображение якоря.

Из 25 пломб, у которых определяются изображения на обеих сторонах, изображение святого присутствует на 21 пломбе, креста – на 20, тамги и буквы – в каждом случае на трех пломбах.

Согласно С.В. Белецкому (2001), за лицевую сторону (аверс) пломбы или вислой печати принимают ту ее сторону, на которой помещены символы властных полномочий лица или администрации, устанавливавших данную пломбу. Обратной стороной (реверсом), соответственно, считается та сторона, на которой помещены сведения, персонифицирующие это лицо или содержащие дополнительную юридическую информацию. При этом и обозначение властных полномочий, и персонификация осуществлялись посредством символического кода, построенного на основе христианской и отчасти сохранившейся с языческих времен родовой символики.

На основе анализа древнерусских актовых печатей С.В. Белецкий приходит к выводу, что изображение креста на печати свидетельствует о том, что она принадлежит лицу, которое обладает автономными властными полномочиями, «не требовавшими при принятии решений дополнительных консультаций с вышестоящими органами власти» (Белецкий С.В., 2001, с. 27). Изображение святого символизировало крестильное имя лица, имеющего отношение к скрепляемому печатью документу; могло также символизировать христианский храм или монастырь, посвященный данному святому. Изображение княжеской тамги свидетельствовало о том, что печать принадлежала лицу, обладавшему полномочиями в пределах той территории или области права, на которые распространялась власть владельца эмблемы.

Изображение на пломбах букв кириллического алфавита С.В. Белецкий считает пока не получившим должного объяснения. Здесь можно отметить встречающуюся гипотезу о том, что эти буквы несли в себе числовое выражение, связанное с функцией конкретной пломбы.

В целом пломбы, отличающиеся от актовых печатей меньшими размерами и, соответственно, меньшими и менее подробными изображениями, в целом по особенностям изображений подобны печатям. Правда, в отличие от печатей, на них рядом с изображениями святых практически никогда не указывались их имена (для этого на пломбе просто не было достаточно места), из-за этого их атрибуция является существенно более сложной.

Воспользовавшись разработанной С.В. Белецким системой сфрагистических классов и разрядов (Белецкий С.В., 2001, с. 32), мы можем следующим образом классифицировать изученные нами пломбы древнерусской Дубны (в классификацию включаются данные только по тем 25 пломбам, у которых можно определить изображения на обеих сторонах).

Класс II, разряд 2 (II/2) – изображение на аверсе креста, на реверсе – святого. Эта группа полностью преобладает над всеми остальными: к ней относится 16 пломб – 64% от всех учитываемых при данной классификации предметов.

Несколько пломб из этой группы обладают очень качественным уровнем проработки изображений. К их числу можно отнести пломбы с реестровыми номерами 6 и 16. Также интересна пломба с реестровым номером 46, которой нам удалось подобрать идентичную пару в публикации материалов с Белоозера.

Пломба 6 (рис. 1,1). Аверс: четырехконечный процветший крест с точками на концах лопастей. Реверс: лик кудрявого, безбородого (?) святого с линейным нимбом. Размеры: 13 х 11 мм. Вес: 1,7 г. Хранится в частной коллекции.

Пломба 16 (рис. 1,2). Аверс: шестиконечный процветший крест, линейный ободок. Реверс: лик бородатого святого. Размеры: 14 х 8 мм. Вес: 1,2 г. Хранится в Музее археологии и краеведения г. Дубны, инв. номер КП-1312.

Пломба 46 (рис. 1,3). Аверс: шестиконечный крест с трехточечными завершениями концов. Реверс: лик кудрявого святого, точечный ободок. Размеры: 16 х 15 мм. Вес: 2,8 г. Хранится в Музее археологии и краеведения г. Дубны, инв. номер ВХ-20. Пломба, оттиснутая этой же матрицей, была найдена в древнерусском городе Белоозеро (Захаров С.Д., 2004, рис. 37,7).

Класс II, разряд 7 (II/7) – изображение креста на аверсе и княжеской тамги («эмблемы») на реверсе: одна пломба (4% от всех классифицируемых). Единственная пломба этого типа (реестровый номер 50) недавно поступила в наш музей от А.В. Дюпина, ее отличает хорошая сохранность.

Пломба 50 (рис. 1,4). Аверс: шестиконечный процветший крест. Реверс: тамга-двузубец, завершения зубцов плавно отогнуты наружу; линейный ободок. Размеры: 13 х 13 мм. Вес: 1,9 г. Хранится в Музее археологии и краеведения г.Дубны, инв. номер КП-1450.

Класс II, разряд 8 (II/8) – изображение креста на аверсе и буквы – на реверсе. Три пломбы (12%). Лучше всего сохранилась из них пломба с реестровым номером 38 и изображением на реверсе буквы «N».

Пломба 38 (рис. 2,3). Аверс: четырехконечный крест с точками в пространствах между концами. Реверс: изображение буквы «N». Размеры: 10 х 7 мм. Вес: 0,5 г. Пломба существенно повреждена. Хранится в частной коллекции.

Класс IV, разряд 2 (IV/2) – изображение княжской тамги («эмблемы») на аверсе и святого – на реверсе. Две пломбы (8%). Одну из них (реестровый номер 37) отличает более качественное изображение.

Пломба 37 (рис. 2,4). Аверс: тамга-тризубец. Завершения зубцов, возможно, не читаются. Реверс: лик святого, возможно, с линейным нимбом – или личина (?). Размеры: 10 х 9 мм. Вес: 1,2 г. Хранится в частной коллекции.

Класс VI, разряд 1 (VI/1) – изображение святого и на аверсе, и на реверсе. К этой группе относится три пломбы (12%). Две из них заслуживают особого внимания своей сохранностью и тонкостью проработки изображений – пломбы 21 и 24.

Пломба 21 (рис. 2,1). Аверс: погрудное изображение святого, голова с залысиной. Реверс: погрудное изображение святого, точечный ободок. Размеры: 14 х 11 мм. Вес: 1,9 г. Хранится в Музее археологии и краеведения г. Дубны, инв. номер КП-1311.

Пломба 24 (рис.2,2). Аверс: погрудное изображение кудрявого безбородого святого, точечный (?) нимб, линейный ободок. Реверс: погрудное изображение бородатого святого, голова с залысиной, точечный ободок. Размеры: 13 х 11 мм. Вес: 2,0 г. Хранится в Музее археологии и краеведения г. Дубны, инв. номер КП-1310.

Кроме того, в числе пломб, изображение на аверсе которых не определено, присутствуют еще две с уверенно определяемыми княжескими тамгами на реверсе.

Пломба 18 (рис. 2,5). Аверс: изображение не ясно или отсутствует. Реверс: тамга-двузубец прямоугольных очертаний. Завершения зубцов, возможно, не читаются. Размеры: 12 х 10 мм. Вес: 1,3 г. Хранится в Музее археологии и краеведения г. Дубны, инв. номер КП-508.

Пломба 34 (рис. 2,6). Аверс: изображение не ясно. Реверс: тамга-двузубец, завершения зубцов отогнуты наружу под прямым углом. Размеры: 10 х 7 мм. Вес: 0,7 г. Хранится в частной коллекции.

В своем выступлении на заседании отдела славяно-финской археологии Института истории материальной культуры РАН в ноябре 2011 г. С.В. Белецкий обратил внимание на тот факт, что тамга, изображенная на этой пломбе, полностью соответствует внешнему виду родовой тамги князя Мстислава Великого, сына Владимира Мономаха. Подобным образом можно интерпретировать и тамгу на пломбе 37, а может быть, даже на пломбе 34.

В ходе работы с дубненскими пломбами С.В. Белецким был сделан целый ряд предположений относительно атрибуции тех или иных княжеских знаков. Не являясь, в отличие от Сергея Васильевича, специалистами в этой очень непростой области, мы отложим ее рассмотрение до появления готовящейся в настоящее время совместно с С.В. Белецким полной публикации всех дубненских пломб.

Возможности домонгольских торговых пломб как исторического источника все еще недостаточно освоены в исторической науке. Надеемся, что продолжение их публикаций и исследований позволит сделать новые шаги в этом актуальном направлении.

Ф.Н. Петров, Л.В. Пантелеева, Е.Ю. Крымов

Список источников и литературы



Белецкий С.В. Сфрагистические находки из древнерусской Дубны в 1986 г. Архив Института археологии РАН, РI, № 12192. – 42 с.
Белецкий С.В. О времени основания летописной Дубны // Задачи советской археологии в свете решений XXVII съезда КПСС. Тезисы докладов всесоюзной археологической конференции. Суздаль, 1987 год. М.: Наука, 1987. – С. 35-37.
Белецкий С.В. Введение в русскую допетровскую сфрагистику / Исследования и музеефикация древностей Северо-Запада. Вып. 4. СПб., 2001. – 192 с.
Белецкий С.В., Крымов Е.Ю. Памятники актовой сфрагистики из древнерусской Дубны // Советская археология, 1990, № 3. – С. 233-246.
Даченков И.Б., Крымов Е.Ю. История Дубненского края: средневековый экскурс. М.: Издательский центр «Федоров», 1998. – 112 с.
Даченков И.Б., Петров Ф.Н. История подмосковного Верхневолжья. Тверь: ОАО «Тверская областная типография», 2011. – 208 с.
Крымов Е.Ю., Белецкий С.В. Таможня домонгольского времени на Верхневолжье // Вести Дубны. № 43 (453). 10 июня 1994 г.
Захаров С.Д. Древнерусский город Белоозеро. М.: Индрик, 2004. – 592 с.
Крымов Е.Ю., Строковская Т.Е. От первобытной стоянки до наукограда: из истории Дубны. Дубна: Международный университет природы, общества и человека «Дубна», 1997. – 36 с.
Петров Ф.Н., Пантелеева Л.В. Тамга Мстислава Великого на Верхней Волге // Подмосковсное наследие. Вып. 4 (59). 2012. – С. 2, 7.
Петров Ф.Н., Пантелеева Л.В., Даченков И.Б. Древние города Подмосковья: эпоха домонгольской Руси. Тверь.: ОАО «Тверская областная типография», 2012. – 116 с.

Статья опубликована в сборнике «История древней и современной Дубны и Дубненского края» (Дубна, 2012), стр. 14-21.

15.11.2012

Главная
Символика и геральдика
Картография
О фонде
Археологический атлас
История
* Историческая география
* Историческая топонимика
* Дубненский край в IX-XI вв.
* Древнерусская Дубна (XII-XIII вв.)
* Постмонгольская Дубна и Дубенское мыто (XIV-XVI вв.)
* Позднее средневековье (XVI-XVII вв.)
* Северное Подмосковье в XVIII столетии
* Северное Подмосковье в XIX- начале XX вв.
* Лица и судьбы
* Окрестности
* Тверские колокола
* Ратмино
Новое время и современность
Федор Колоколов
Экспедиция
Издательская деятельность
Выставочная деятельность
Проект «Усадьба»
Ратминский камень
Проект «Сталкер»
Лаборатория гражданского общества
Помощь донецкому музею
Межрегиональный центр
Другая Дубна
Фотогалерея
Календарь
Кинохроника
О нас пишут
История и публицистика
Обратная связь

 


Партнеры и спонсоры



Historic.Ru: Всемирная история
Historic.Ru: Всемирная история




ИСТОРИЯ СПОРТА ДУБНЫ

© Дубненский общественный фонд историко-краеведческих инициатив "Наследие", 2004 г.
Дизайн и хостинг — «Компания Контакт», г. Дубна.


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100