Люди и судьбы

Кукушкин Александр Федорович

Родился в 1920 году в деревне Чублово Конаковского района Калининской области. По национальности русский. Член КПСС с 1944 года. До 1930 года жил и работал в родной деревне, затем переехал в Ленинград. В годы Великой Отечественной войны служил наводчиком семидесяти миллиметрового орудия.

В составе триста семьдесят третьей стрелковой дивизии участвовал в боях под Старицей и Ржевом. Дважды ранен, столько же раз контужен. Награжден тремя орденами Славы, орденом Красной Звезды, многочисленными медалями, в том числе “За отвагу”. После демобилизации из Советской Армии вернулся в деревню, работал в колхозе “Коминтерн”. В 1951 году переехал в Дубну. С этого же года устроился слесарем-ремонтником в цех №16, находящийся на ДМЗ . В 1995 году ему присвоено звание почетного гражданина города Дубны. 4 октября 1998 года умер. С женой Кукушкиной (Мальиной) Анной Ивановной прожил 50 лет, имел двух сыновей Кукушкина Владимира Александровича и Кукушкина Вячеслава Александровича.
Воспоминания Кукушкина Александра Федоровича о себе в период Великой Отечественной войны
В первый год войны — бои под Москвой, у Клина, первая контузия. Второй год, уже в расчете 76-миллиметровой пушки, — затяжные, вязкие, изнурительные бои подо Ржевом: никак не удавалось нашим срезать вражеский выступ. В поисках бреши в обороне противника дивизион, в котором воевал, находился в постоянном движении. Передвигаться приходилось чаще по бездорожью. Пушка вязла, лошади выбивались из скит. Солдаты помогали лошадям, а то и заменяли их, чтобы вовремя занять указанную огневую позицию. А новая позиции — это новые земляные укрепления для пушки, для снарядов, для командиров, для лошадей, и если останется время — для себя.
Места болотистые. Ботинки с обмотками не просыхают. Окопались, обстреляли энный квадрат — и снова на очередную огневую позицию. Снова тащить, снова копать. Невозможно даже примерно прикинуть, сколько же пришлось за войну каждому артиллеристу перекопать земли! Но в этом была их сила и спасение.
Враг сопротивлялся упорно, стоял стеной, сломить его никак не удавалось. Получил ранение. К счастью, скоро санитары с собаками подобрали раненого. Потом снова бои, но теперь уже пушка была на много серьезнее — 122-миллиметровая гаубица. С товарищами обеспечивал наступление на Смоленском направлении.С августа 1943 года судьба снова свела с 76-миллиметровой артиллерией, в которой воевал до самой Победы. Фронтовые дороги проходили по Белоруссии, Псковщине. Противник не хотел уступать. Пушку то и дело приходилось выводить на прямую наводку. Расчет дрался геройски. В бою обстановка меняется очень быстро, и в зависимости от нее надо стрелять фугасным, осколочным, шрапнельным, подкалиберным, термитным или дымовым снарядами. Сам снаряд весит 12 килограммов — вроде немного, но во время острого боя при максимальном напряжении нервов все надо делать с придельной скоростью, расторопно, обязательно при неполном расчете (кого-то убивает), и каждая такая схватка выматывает изрядно. А потом наступает такая слабость, будто пропустили человека через жернова. Так что в бою подсчитывать вражеские потери некогда. Результат работы каждого расчета лучше видит и оценивает командир. Он же представляет отличившихся к награде. Дело было под Оршей. Наша пехота ушла вперед, и фашисты хотели ее отрезать. Помочь нечем: бездорожье, подкреплений нет. Тогда артиллеристы решили протащить пушку по узкоколейке. Так и сделали. Заняли оборону и не дали врагу замкнуть кольцо. За все бои, особенно за этот последний, и был награжден первым орденом Славы III степени.
Ко второму ордену Славы был представлен на литовской земле. После упорных боев вышли на Неман. Преодолели его, освободили город Алитус. Но фашисты не торопились уходить. Более того, контратаковали солидными силами. А наши силы иссякали, пополнения нет. И тут пришлось еще раз расчету отличиться. Артиллеристы удачно выбрали позицию, окопались и около двух недель сдерживали натиск врага. Боеприпасов было вдоволь, потерь расчет не понес, только командир получил ранение. Это и помогло продержаться до подхода своих. После Литвы был крупнейший укрепрайон — Кенигсберг, практически неприступная крепость. Даже после того, как вpaг был сломлен и разбит, трудно было поверить, что все это преодолели. Вокруг города располагались кольцом глубокие противотанковые рвы, бункера, в которых находились мощные пушки, пулеметы. Бетонные стены, перекрытия толщиной 1,5 метра даже при богатой фантазии нельзя представить, что они уязвимы. Но саперные войска, артиллерия, авиация, танки и пехота сделали свое дело. В тяжелых боях досталась эта победа. О напряженности обстановки говорит такой факт: пушки вели огонь прямой наводкой, почти в упор. Здесь от прямого попадания потерял три орудия вместе с боевыми товарищами. В боях за Кенигсберг получил еще одно ранение. Подлечился в медсанбате — и снова не менее тяжелые бои за Пиллау, огромнейший склад фашистской армии. Здесь была военная техника, имущество, продовольствие. Мощные, как в Кенигсберге, оборонительные сооружения защищали город. Но натиск наших войск был настолько стремителен, что все досталось нам почти в неповрежденном состоянии. Даже новые самолеты в капонирах не смогли использовать немцы против нас. Сопротивлялись они отчаянно. Но, зажатые с берега, не имея поддержки с моря — наша авиация блокировала морские подходы — они оказались в безвыходном положении. И какая же неописуемая, рвущаяся из глубин души радость была от такой картины: сначала прикатил немецкий офицер на бронетранспортере, на котором развевался белый капитулянтский флаг (значит, прижаты надежно!), а потом повалили толпами сдаваться недобитые вояки, образуя курган из сдаваемого личного оружия. Дивизион был тоже сильно потрепан. Незначительные остатки его были отведены с передовой для переформирования и пополнения новыми бойцами. Тут и встретил долгожданную Победу. За эти последние в Восточной Пруссии бои был удостоен третьего боевого ордена Славы. Но случилось так, что награда, как говорят в подобных случаях, нашла героя только в 1971 году, и получил ее из рук космонавта Г. Берегового, когда тот приезжал к нам на открытие памятника землякам, погибших в годы Великой Отечественной войны.
Воспоминания Кукушкиной Анны Сергеевны
С Александром Филипповичем мы прожили в семейном браке пятьдесят лет. Этот срок является хорошим экзаменатором для двух людей, испытывающих друг к другу какое-либо чувство. И я думаю, что этот экзамен мы выдержали на отлично. Почему же? Да, потому, что, живя рядом с таким человеком, можно не сомневаться за завтрашний день. Ведь Александр Филиппович смелый, мужественный, храбрый и, как неудивительно, очень скромный. Пройдя нелегкий фронтовой путь - от Подмосковья до Восточной Пруссии - он не разу не запятнал честь солдата. Да, как мог русский человек предать Отчизну. Никогда! В армии Александр Филиппович служил наводчиком артиллерийского оружия. Это профессия, требующая обладанием недюжей физической силы, ведь нужно было выкопать окоп не только для себя, но и для своего орудия. Но этой силы у Александр Филиппович было хоть отбавляй, так как с детства он привык к грубой физической работе. Ведь в те недалекие годы каждый из членов семьи, способный хотя бы мало-мальски работать, обязан был зарабатывать трудодни. А Александра Филипповича не надо было заставлять работать, так как он сам стремился к труду, который являлся для него средством самовыражения. И неудивительно то, что в течение всей своей сравнительно долгой жизни мой муж везде, где бы он ни находился, подыскивал себе работу по душе. Он был и установщиком электроосвещения в организации ”Ленсвет”, работал и в промартели, где шил обувь, и в колхозе и, наконец, слесарем—ремонтником в Дубненском производственном объединений. Многогранность его таланта проявлялась во всем, что бы он ни делал. Да, в конце концов, собственный дом он построил сам, без чьей-либо помощи. Мужество и храбрость, проявленная на фронте, не осталась незамеченной. Александр является полным кавалером Ордена Славы, которым он стал фактически в 1972 году после вручения ему Ордена Славы 1 степени в мае того года летчиком-космонавтом СССР Г. Т. Береговым. Также он награжден орденом Красной Звезды, многочисленными медалями, которые получал и после прохождения Великой Отечественной войны. Неудивительно то, что мой муж был признанным авторитетом везде, где бы он ни находился. К его мнению прислушивались, с ним советовались, потому что Александр никогда не мог обмануть другого человека. Но и никогда не увлекался самомнением. Он был доступным, простым человеком, который мог запросто поддержать разговор, пошутить, и вообще вел себя всегда раскованно, непринужденно. Александр был образцом истинного мужчины. Так, например, живя с ним, я никогда не знала никаких переживаний, просто потому что он мне их не доставлял. Александр был очень хозяйственный, трудолюбивый человек. Его любовь к земле всегда меня поражала. Наверно, это у него с детства. Ведь в 12 лет он остался без отца, а его семья, в которой он был самым старшим ребенком (всего детей у матери осталось на руках четверо - прим. автора). В столь юном возрасте Александр впитал в себя чувство уважения к земле, которая обеспечивала жизнеспособность семьи. Ему пришлось заменять своим братьям и сестрам отца, поэтому нередко приходилось трудиться допоздна вместе со своей матерью. Ей он помогал по хозяйству, следил за детьми, поэтому являлся живым примером для подражания своим братьям и сестрам. Это заставляло и обязывало его ко многому. Мой муж в течение своей жизни не выкурил ни одной сигареты и почти не употреблял алкоголь, так как с детства приучал себя быть хорошим примером для других. Пройдя Великую Отечественную войну, он получил не только ордена и медали, но и контузии, и ранения. Но никогда он не старался отлынивать, ссылаясь на них потому, что жаловаться было не в его правилах. Александр Филиппович не мог даже себе позволить опоздать на работу хотя бы на минутку. Постоянный самоконтроль, помноженный на упорный труд - вот основное кредо жизни моего бывшего мужа. С начальством у него были всегда нормальные человеческие отношения. Даже такой пустяк как рукопожатие между простым рабочим слесарем-ремонтником и директором предприятия может дать понять нам о степени уважения к нему других людей. С каждым новым начальством у него складывались хорошие дружественные отношения. Да, как не уважать человека, который все свой силы отдавал производству почти 50 лет, получив за эти годы ни одну похвальную грамоту. Но всегда Александр оставался человеком скромным, общительным и правильным. Его постоянно привлекали ко всяким мероприятиям, общественного значения. Прежде всего, это встречи со школьниками, встречи ветеранов, да и как же праздник 9 мая без напутствия ветеранов. На них он охотней ходил, чем на всякого рода партсобрания, хотя туда тоже всегда приглашали. Надо отметить то, что у Александра было идеальное партийное прошлое. Ведь в 17 лет его избрали секретарем комсомольской организации, а в 1944 году в мае вступил в ряды партий. Он занимался общественной работой по личной основе. Поэтому его не раз избирали в цехком, партбюро. Также я хочу отметить и показать чисто человеческие черты характера моего мужа. Это, прежде всего, дружелюбие, отзывчивость, понимание проблем другого человека. У него не было так много друзей, но которые были, никогда не оставляли его в беде одного. Александр всегда был другом для соседа, что сейчас кажется просто фантастикой. Пройдя Великую Отечественную войну, он оставил после нее много верных ему друзей, поэтому ездил на встречи ветеранов регулярно и всегда очень переживал, если какой-либо его фронтовой друг не появлялся на них. Такова она – настоящая мужская дружба. Ведь не зря говорят: ”Скажи мне, кто твой друг - тогда я скажу, кто ты”. Еще очень характерная черта поведения моего мужа- это его обаятельность. Глядя на него, нельзя было точно определить, сколько ему лет. Он настолько свежо, моложаво выглядел, что порой я ему, скажу откровенно, очень завидовала. Это, наверно, является результатом действия на него той неуемной силой движения, который он был наделен от природы. Все порой удивлялась, как у него энергия бьет через край. В быту, да, пожалуй, везде был чрезвычайно требователен не только к себе, но и окружающим его людям. Поэтому рядом с таким человеком постоянно хочется прогрессировать вместе с ним, не останавливаться на достигнутом. И я считаю, что Александр Филиппович помог мне стать человеком независимым от других, человеком, который может самостоятельно противостоять жизненным невзгодам. На мой вопрос: ”А какие произошли с ним изменения после присвоения ему звания “Почетный гражданин города Дубна”?” Ну, на этот вопрос ответить сразу очень сложно. Сразу бросалось в глаза после этого вручения то, что как был Александр застенчивым человеком, так он им и остался. Просто он стал более требовательным к себе и к своей семье. Теперь мой муж понимал, что он является лицом города Дубны, поэтому это обязывало ко многому. Ведь полученные медали, ордена, звания нужно было оправдывать, и это он делал с огромной самоотдачей, прежде всего к любимому занятию-труду. Еще хочу отметить то, что если у кого-то что-то не получалось, Александр считал своим долгом помочь этому человеку - это у него осталось после войны. Также он был хорошим семьянином, отцом, ведь, если у его детей что-либо не получалось, то в первую очередь Александр укорял самого себя, а уже потом других.
.Воспоминания Кукушкина Владимира Александровича
В нашей семье отец обладал беспрекословным авторитетом. Нет, мы не должны были слепо делать то, что говорил нам он, просто слово его расценивалось не как слово отца или главы семьи, а как слово человека, который в своей жизни добился очень многого: уважения от коллег по работе, от друзей, семьи; результаты его трудов не остались не замеченными, они вылились в многочисленные ордена, медали, звания; нашему семейному уюту позавидовали бы многие семьи. Поэтому для меня и моего брата он являлся больше, чем просто папа, он был и другом и старшим товарищем. Ведь родители только тогда становятся родителями, когда они могут с полной уверенностью сказать, что их дети им полностью доверяют. Наш отец был очень требовательным не только к себе, но и к своим детям. Нет, он нас не заставлял что-либо делать из-под палки. Просто я не мог помыслить, чтобы как-то обмануть надежды своего отца. Ведь он постоянно следил за нами, за нашими успехами, не оставлял нас быть равнодушными ни к чему. Даже такой пустяк, как родительское собрание, он не оставлял без своего внимания. Ведь больше всего на них ходил, конечно, он, нежели наша мать. Если что-то у нас не получалось, то он обязательно, если это в его силах, объяснит и подскажет. Мой отец окончил лишь 4 класса, а нас смог выучить до 11 классов. Он всегда нам повторял, что успех в жизни может прийти не только к трудолюбивому, а еще и образовательному человеку. И в дальнейшем он нас учил чему-то новому, даже, когда мы стали работать уже самостоятельно, все равно всегда советовались с ним. Очень характерная черта моего отца - это всепоглощающее увлечение земельными работами. Он просто был мастером на все руки; учил нас, как обращаться тем или иным земельным инвентарем, что я думаю востребовано и сегодня. Также он был просто незаменимым и в быту. Ведь находясь на войне, он мог рассчитывать только на себя. Наш дом отец построил собственноручно и в дальнейшем продолжал его обустраивать. Он никогда не мог себе позволить стать для кого-то обузой. Даже после инфаркта в 1995 году, которому поспособствовали его ранения и контузии, отец не захотел сидеть сложа руки. Он устроился на работу сторожем, тем самым, показав, что и сейчас чрезвычайно мобилен и так же, как всегда, независим. Именно его мобильность нас больше всего нас поражала. Она проявлялась не только в трудовой деятельности, но и в просветительской работе, которая заключалась во встречах со школьниками. На них дети, затаив дыхание, слушали его рассказы о войне, а меня в это время переполняла гордость за своего отца. Эти встречи с молодежью очень интересовали его, так как он понимал, что будущее нашей стороны именно за ними, и изо всех сил старался привить им гордость за славное прошлое русского народа. Его отцовским чувствам мог позавидовать любой человек. Я не могу сказать то, что кого-то из нас двоих он любил больше, а кого-то меньше. Просто от меня, как от старшего, он требовал большего, давая понять то, что для своего младшего брата я являюсь своеобразным примером для подражания. Могу добавить то, что отец был на редкость разговорчивым, компанейским. Общаясь с ним, сразу чувствуешь, что разговариваешь с человеком, который уважает твою точку зрения. Он никогда не говорил на повышенных тонах. А зачем? Просто он своим видом внушал правоту своей точки зрения. Что его отличало, так это его бодрость духа, необычайная физическая сила. На свои уже не молодые годы он никак не выглядел. Вот расскажу историю. Когда с ним случился инфаркт, то мы вызвали врача, а тот едва, зайдя в комнату, где находился отец, сказал, что он совсем не похож на больного. В свой 66 лет он выглядел бодрячком. Также Александр Филиппович был очень настырным, принципиальным человеком. Из-за этой своей черты характера он много раз попадал впросак, особенно на работе. Ведь наше советское прошлое не терпело иных, не коммунистических точек зрения на те или иные вопросы. Но он не любил касаться политических вопросов, а также не любил той показухи, которая присуща ей. Александр Филиппович не мог держать правду в себе, не мог говорить неправду людям и вообще не терпел обмана в любой форме. Так вот однажды на очередном партсобрании, посвященном борьбе с алкоголизмом, он прямо ответил на вопрос о том с кого надо начинать эту борьбу, а именно с руководства. Этот случай говорит сам за себя. Это было в его духе! Прямо, честно, без тени сомнения.
Надо сказать, что я и мой брат удивлялись находчивости, смекалки нашего отца. Ведь много раз, особенно на фронте, его жизнь висела на волоске, но что-то помогало ему остаться в живых. И это не преувеличение! Случай, как, например, где-то рядом разорвется снаряд, мимо пролетит пуля, на фронте никого не удивляли, так как это было слишком обыденно. Но сейчас начинаешь понимать, какой героизм проявляли наши солдаты, в том числе и мой отец. Ему была присуща необычайная сноровка и смекалка. Ведь Александр Филиппович на загляденье мог обращаться с любым слесарным инструментом, да и вообще с техникой общался на "ты". И это нас очень завораживало, подстегивало к образованию во всех сферах деятельности человека. И я считаю, что это было самым главным в его влиянии на нас, как на сыновей.
На вопрос: А что изменилось в нем с присвоением знака Почетный гражданин города Дубна?
Я думаю, что он понял, что добился в своей жизни очень многого, именно с присвоением этого звания. И это его немного угнетало. Я же был очень горд, но мой отец говорил, что это тяжелое бремя, которое обязывает ко многому. Надо постоянно себя контролировать. Нашего отца никогда не надо было упрекать в самолюбии или “в звездной болезни”. Он как был всю свою жизнь очень открытым человеком, так им и оставался навсегда. Также Александр Филиппович был чрезвычайно прилежен во всем, так, например, про него писалось очень много статей, заметок в книгах, журналах, газетах, и всегда он собирал их для потомков. Порядок в его мыслях и действиях был просто безупречный. Он любил говорить, что в человеке все должно быть прекрасно и то, что человек всегда обязан говорить правду и только правду.
К городу Дубна он относился, как ко второй Родине. Он говорил, что здесь достиг всего чего желал, и что за это очень признателен Дубне, поэтому он трудился на предприятии ДМЗ не жалея себя. Я думаю, что Александр Филиппович Кукушкин по праву достоин носить звание Почетного гражданина города Дубна.
.Воспоминания Новикова Юлия Петровича
С Александром Федоровичем мы вместе работали в цехе № 16. В нем он находился в должности слесаря-ремонтника. На заводе Александр Филиппович проработал почти 40 лет, поэтому я считаю его человеком уникальным. Ведь ему приходилось в силу своей профессии работать на очень сложном техническом оборудовании (ковры, вибростенды). Его профессиональные качества не имели себе равных. Так, например, основные инженеры нашего цеха были по национальности немцы, поэтому ему приходилось очень много с ними общаться. Н никогда Александр Филиппович не позволял себе проявить даже толику неуважения к ним. В своем деле был непревзойденный мастер. Ему можно было поручить любое задание и без тени сомнения руководство знало, что он его обязательно выполнит. Свой станки Александр Филиппович неоднократно собирал и разбирал, а главное, ремонтировал собственноручно. Очень работоспособный, ведь куда бы его ни забросила жизнь - везде он находил себе дело по душе. Уйдя на пенсию, Александр Филиппович все равно продолжал трудиться на своем земельном участке.
Общаясь с ним, никогда бы не пришло в голову, что с тобой говорит полный кавалер ордена Славы. С Александром Филипповичем можно было поговорить на любые темы. Ведь в силу своего огромного жизненного опыта, он видел по-иному ответы на жизненно важные вопросы. Общечеловеческий уровень общения его был очень велик. Разговор с ним шел без каких-либо заискиваний с его стороны.
В семье Александр Филиппович также характеризуется только с хорошей стороны. Он смог воспитать двух сыновей, а со своей женой у них был прочный семейный союз. Хочу отметить, что он особое внимание уделял вопросу патриотизма молодежи. На все встречи, организованные учебными организациями, Александр Филиппович откликался с радостью. Он не был уж очень хорошим оратором, просто видел по-другому некоторые эпизоды, как на воине, так и в жизни. И всегда молодежь ходила с охотой на эти встречи, потому что с таким жизненным опытом, как, у Александра Филипповича, невозможно казаться не интересным.

18.02.2005

Главная
Символика и геральдика
Картография
О фонде
Археологический атлас
История
* Историческая география
* Историческая топонимика
* Дубненский край в IX-XI вв.
* Древнерусская Дубна (XII-XIII вв.)
* Постмонгольская Дубна и Дубенское мыто (XIV-XVI вв.)
* Позднее средневековье (XVI-XVII вв.)
* Северное Подмосковье в XVIII столетии
* Северное Подмосковье в XIX- начале XX вв.
* Люди и судьбы
* Окрестности
* Тверские колокола
* Ратмино
Новое время и современность
Федор Колоколов
Экспедиция
Издательская деятельность
Выставочная деятельность
Проект «Усадьба»
Ратминский камень
Проект «Сталкер»
Лаборатория гражданского общества
Помощь донецкому музею
Межрегиональный центр
Другая Дубна
Фотогалерея
Календарь
Кинохроника
О нас пишут
История и публицистика
Обратная связь

 


Партнеры и спонсоры



Historic.Ru: Всемирная история
Historic.Ru: Всемирная история




ИСТОРИЯ СПОРТА ДУБНЫ

© Дубненский общественный фонд историко-краеведческих инициатив "Наследие", 2004 г.
Дизайн и хостинг — «Компания Контакт», г. Дубна.


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100