Лица и судьбы

Говорим Дубна, подразумеваем Старица...

Город одиннадцати православных храмов, трех богаделен, детского приюта, духовного училища (1901 г.) и только одной ныне действующей церкви и монастыря.


В Писцовой книге Кашинского уезда по Дубенскому стану за 1628-29 гг. «письма и меры» дьяка Порфирия Бестужева и подъячего Данилы Брянцева приводятся данные о корпоративных землевладельцах. К этой категории относятся православные монастыри, которые владеют земельными и промысловыми угодьями, а также сельскими поселениями с проживающими в них крестьянами. Достаточно сказать, что основными монастырями-землевладельцами в Дубенском стане (окрестности современной Дубны) были Тверской Николы Чудотворца Выдогожский монастырь (село Подберезье), Тверской Отрочь монастырь (село Богунино и пустошь Мыльцева, нынешняя Мыльцевка под Кимрами) и Московский Стародевичий или Вознесенский девичий монастырь в Кремле (село Стариково и Зятьково). Кроме того, непосредственно к территории современных окрестностей Дубны со стороны реки Сестры подходили владения Николо-Песношского монастыря.

Примечательно, что в этой когорте фигурирует Старицкий монастырь во имя Пречистой Богородицы, которому, как сообщает дьяк в Писцовой книге, принадлежит село Новое Губин Угол (значит, ранее было еще и старое) и деревня Бережок «…на озерце» и ряд других поселений. В Писцовой книге упоминаются храм во имя Фрола и Лавра в селе Губине, а также монастырский двор с проживающими на нем «служками монастырскими».

Безусловно, присутствие крупных московских или тверских монастырей на кашинской земле объясняется во многом силой исторической традиции. Заволжский край, начиная с конца XIII века, становится ареной столкновения экономических и политических интересов двух конкурирующих между собой за пальму первенства на Руси центров: Москвы и Твери. Государственное противоборство двух столиц приводило к земельной экспансии церковных и частных землевладельцев на окрестные территории. Кроме того, монастырские корпорации в знак признательности получали в пожалование отдельные земли из княжеского домена. Таким образом, московские и тверские монастыри, помятуя об их авторитете и влиянии в церковной иерархии, сохраняли свои владения со времен средневековья вплоть до знаменитого Указа Екатерины II 1763 года о секуляризации монастырских землевладений, по которому все имущество монастырей, включая земельные угодья и крестьян, переходили в собственность государственной казны. Тем примечательнее факт присутствия в Дубенском стане в XVII столетии владений относительно небольшого (по статусу) и отдаленного по географии Старицкого монастыря. Какие причины послужили появлению «старицкого следа» на левом берегу Волги, на месте будущей Дубны?

Чтобы ответить на этот небезынтересный вопрос проведем небольшое детективное расследование и углубимся в историю России.

Начало XVI века… После смерти Великого Московского князя Ивана III (1462–1505гг.), при котором практически завершился процесс централизации русских земель (княжеств) под властью Москвы, произошло изменение политико-административного устройства центральной области страны. Относительно небольшой масштаб территориальной реформы, однако, привел к существенным политическим последствиям, которые проливают свет на исследование нашей темы.

За время своего правления Иван III расширил территорию своего государства в несколько раз, добился, пожалуй, самой сильной централизации верховной власти в тогдашней Европе, провел успешную борьбу с удельными князьями. Но в своем завещании Великий князь Московский все же не решился окончательно покончить с удельным прошлым и всем своим сыновьям выделил уделы. Исторический парадокс. Борясь за централизацию русских земель, присоединяя к Москве мощные политические центры — Великий Новгород, Ярославль, Суздаль, Ростов, Вятку, Тверь, Устюг и т.д., московский правитель в конце своей жизни наступает на те же «удельные грабли» и закладывает своего рода мину замедленного действия под политическую стабильность страны на ближайшие несколько десятилетий…

Безусловно, наследнику престола Василию Ивановичу достается основная территория — 86 городов с уездами. Остальным достаются старые города, которые имеют давние удельные традиции. Обратите внимание на знакомые названия. Сыну Юрию — Дмитров, Кашин, Руза, Звенигород, Брянск. Сыну Дмитрию — Углич, Устюжна, Зубцов, Ржев, Мезецк. Сыну Семену — Калуга, Бежецк, Козельск. Сыну Андрею — Старица, Верея, Алексин, Вышгород, Холм. Отметим, что кроме сыновей Ивана III удельными на начало XVI века были еще три князя: князь Федор Волоцкий, князь Василий Стародубский, Гомельский, Черниговский, Карачевский и Любечский, а также князь Василий Новогород-Северский и Рыльский.

Поскольку Дубненский стан входил в состав Кашинского уезда, то в соответствии с завещанием Ивана III он переходит во владение новоявленного дмитровского удельного князя Юрия Ивановича. Таможенный пост на устье реки Дубны переходит также под юрисдикцию князя Юрия, о чем свидетельствуют дошедшие до нас актовые источники того времени.

Спустя двадцать девять лет, после смерти Василия Ивановича в 1533 году к власти пришла его жена Елена Глинская. Это событие вывело в эпицентр политического процесса братьев мужа — удельных князей. Воспользовавшись неразберихой, престол пытается захватить сын Ивана Юрий — удельный князь дмитровский. В итоге Юрий был вызван в Москву, схвачен, посажен в заключение, где и умер. В связи со смертью удельного князя было ликвидировано и само княжество. Последний брат Василия князь Старицкий Андрей Иванович не был заподозрен в попытках захвата власти, жил в Москве. Однако через несколько месяцев, после смерти брата в заточении, он попросил Елену увеличить территорию его удела в награду за верность. Елена отказала, но в итоге старицкому князю была сделана денежная компенсация, с которой он уехал в Старицу.

Любопытно, что на этом ситуация не успокоилась. Между Еленой и Андреем Старицким возникли взаимные подозрения, и в 1537 году на Старицкое княжество были направлены войска (!!) под командованием князей Оболенских. Князь Андрей в смятении бежит в Новгород. После переговоров он возвращается в Москву, но по аналогии со своим удельным братом князем дмитровским (у них, кстати, много печальных аналогий в биографии) был схвачен, посажен в тюрьму вместе со своей женой и сыном Владимиром, где вскоре умер. Княжество Старицкое было временно ликвидировано, а с 1541 года его вернули сыну Андрея — князю Владимиру Андреевичу. Надо отметить, что впоследствии политический авторитет удельного князя Владимира Андреевича Старицкого находился на очень высоком уровне в среде политической элиты страны. Венчавшийся на царство в 1547 году двоюродный брат Владимира, можно сказать, души не чаял в своем родственнике, как сообщают исторические источники. Беззаветное доверие к удельному князю проявлялось, в частности, в делегировании властных полномочий. Когда молодой царь «всея Руси» Иван Грозный отправился в казанский военный поход в 1549 году, в Москве «на делах» был оставлен Владимир Андреевич. В Избранной Раде, объединившей вокруг персоны молодого правителя фаворитов, удельный князь Старицкий играл, по сути, центральную роль, являясь идеологом ряда реформ управления. Все внезапно изменилось после болезни Ивана в 1553 году. Поразившая царя болезнь не давала гарантий его выздоровления, в боярских кругах муссировалась идея о возможном преемнике царя, в случае его кончины. В качестве общей кандидатуры рассматривалась персона князя Владимира. История скрывает истинные причины тех событий. То ли фантазия царя разыгралась так, что у него возникло помутнение в рассудке, то ли действительно имели место слишком откровенные речи приближенных, включая самого двоюродного брата. Факт остается фактом. После своего выздоровления Иван распорядился казнить нескольких ненавистных бояр, а брата за измену заточил в темницу.

Перемена настроения у царя Ивана произошла через 13 лет. По свидетельствам современников, царь воспылал снова симпатией к заточенному брату и выпустил его на свободу, вернул все его владения, да в придачу дал своеобразный бонус в качестве компенсации «за бесцельно прожитые годы».

В 1566 году князь Владимир Андреевич Старицкий получает от царя в дар еще одно удельное княжество — Дмитровское и с этого года проживает в Дмитрове. Возникает Старицко-Дмитровский удел, который, по экспертной оценке, охватывает территории бывших удельных княжеств Дмитровского, Кашинского и собственно Старицкого. Соответственно, границы вновь образованного удела фактически совпадают с границами современных административных районов Тверской и Московской областей — Старицкого, Дмитровского, Кашинского, а также Кимрского района и Дубны.

Княжество располагается по Волге, но в силу географических особенностей не имеет общей территории, а, скорее, представляет собой два анклава-пятна в центре Заволжского края вдоль великой русской реки. Безусловно, присоединение к Старицкому княжеству богатой землями и ресурсами территории Дмитровского удела (в очередной раз — в 1310, 1454, 1504 г. — Дмитров становится удельной территорией) не может не привлекать экономические амбиции старицкой «номенклатуры» — бояр, монастырей, духовенства. Земельные угодья на Волге, рыбные и лесные промыслы, торговые коммуникации в пределах дмитровско-кашинских рубежей становятся объектом начавшейся экспансии, в том числе Старицкого монастыря… Есть сведения о том, что Грозный насильно обменял брату Старицкие владения (Старицу и Звенигород) на Дмитровские земли, дабы ликвидировать сам дух старицкой удельной вольницы. Однако независимость и спокойствие продолжались совсем недолго.

Однако независимость и спокойствие продолжались совсем недолго.В 1569 году, спустя три года, весь Старицко-Дмитровский удел был ликвидирован в связи с убийством самого князя Владимира Андреевича Старицкого вместе с его женой и детьми, сгинувшими в хаосе опричного террора. В очередной раз изменилось настроение брата-царя, в очередной раз воля сумасбродного Ивана Грозного погубила брата-князя. На этот раз уже окончательно. Удельное княжество Старицкое исчезло с карты страны навсегда, но владения Старицкого монастыря на дубненской земле сохранились, что и подтверждают Писцовые книги уже следующего столетия.

Удивительно, но в 1573 году Иван Грозный в очередной раз предпринял попытку восстановить Старицкий удел, пожаловав Дмитров Василию - уцелевшему сыну казненного Владимира Старицкого. Однако уже через год «князя Василия Володимеровича не стало». Необходимо отметить, что исчезновение Старицко-Дмитровского удела фактически завершило трехсотлетнюю удельную историю Руси. Формально последним оплотом удельного сепаратизма историки считают удельное княжество Угличское, выделенное самим Иваном Грозным для своего сына — царевича Дмитрия, которое было ликвидировано в 1591 году после трагической гибели малолетнего наследника престола.

Анализ дальнейшей судьбы этих территорий показывает, что владения удельного старицкого князя вошли в состав опричнины, которую выделил себе Иван Грозный, впоследствии трансформированной в Государев Двор. Известно, что с населения и рынков Дмитрова поступали богатые сборы в опричную казну. По всей видимости, именно из этих государевых земель (как правило, лучших) и была пожалована вотчина с центром в селе Городище на устье реки Дубны потомку известного деятеля опричнины, соратнику Ивана Грозного. Произошло это значимое для дубненского краеведения событие в 1618 году, когда молодой царь новой династии Михаил Федорович Романов за заслуги в Смутное время выделил из своих владений земли Илье Осиповичу Грязному (Грязнову). Если предположить, что между 1569 и 1618 годами территория правобережной Дубны (в том числе, дубненская стрелка Ратмино) находилась в так называемом «царском уделе», то закрывается последнее белое пятно «ратминской» истории. Таким образом, логично выстраивается история и хронология землевладения в Ратмино

Версия о происхождении земельных владений Пречистые Богородицы Старицкого монастыря близ современной Дубны выглядит вполне правдоподобно на фоне происходящих событий середины XVI столетия. Иногда отдельные эпизоды, которые кажутся случайностью, при детальном рассмотрении проливают свет на целые пласты информации, открывая новые горизонты знаний. Вот так по волжским берегам в черте Дубны до сих пор таинственно ходит средневековая Старица…

Игорь ДАЧЕНКОВ

31.08.2004

Главная
Символика и геральдика
Картография
О фонде
Археологический атлас
История
Новое время и современность
Федор Колоколов
Экспедиция
Издательская деятельность
Выставочная деятельность
Проект «Усадьба»
Ратминский камень
Проект «Сталкер»
Лаборатория гражданского общества
Помощь донецкому музею
Межрегиональный центр
Другая Дубна
Фотогалерея
Календарь
Кинохроника
О нас пишут
История и публицистика
Обратная связь

 


Партнеры и спонсоры



Historic.Ru: Всемирная история
Historic.Ru: Всемирная история




ИСТОРИЯ СПОРТА ДУБНЫ

© Дубненский общественный фонд историко-краеведческих инициатив "Наследие", 2004 г.
Дизайн и хостинг — «Компания Контакт», г. Дубна.


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100