Ратминский камень

Чечевичная похлебка для доктора наук, или Почём репутация?

Статья Светланы Корчагиной, посвященная проблемам экспертной деятельности Института российской истории РАН, была опубликована 6 июня на сайте информационного агентства Information Agency InterRight. Значительная часть статьи посвящена обсуждению истории с так называемым «экспертным заключением» доктора исторических наук В.А. Кучкина, сделанным по заказу жительницы подмосковной Дубны Л.Л. Зиновьевой.
Статья была выложена на городской форум dubna.net/forum. Полагая, что данный материал представляет большой интерес для региональной и местной общественности, мы приняли решение перепечатать ее в нашей газете. При этом мы не считаем возможным солидаризироваться с мнением автора статьи и публикуем ее в качестве дискуссионного материала (с небольшими сокращениями).


Не надо улиц переименовывать,
постройте новые и назовите.

Андрей Вознесенский

О кризисе российского научного сообщества сегодня не говорит только ленивый. Начатая в 2013 году реформа РАН обнажила во всей красе ранее скрытые от широкой общественности «болезни» научных учреждений: отсутствие преемственности кадров, клановость, кумовство; в придачу к ним – информационная закрытость, коррупция с бюрократией…

Очевидными следствиями этих «язв» стали низкая эффективность научных разработок, повсеместное распространение плагиата (только в 2013-2014 гг. он был выявлен более чем в 2 тыс. научных работ; 35 известных ученых и политиков были лишены ученых степеней).

«Мы закачиваем в эту систему миллиарды, – сетует вице-премьер Дмитрий Рогозин, – однако многие успехи существуют только на бумаге».

Это одинаково касается как приоритетных для экономики технических и естественных наук, так и наук гуманитарных. Ведь в современном информационном обществе объективное исследование социальных процессов и поиск ответственных решений не менее важны, чем новые космические разработки или достижения в биоинженерии. А насколько принципиальной может оказаться трактовка тех или иных проблем, к примеру, исторической науки, ярко свидетельствует современная политическая ситуация.

Маленький, но гордый

Российская академия наук – крупнейшее научное учреждение в мире, насчитывающее 68 тыс. сотрудников и 762 института. Институт российской истории (ИРИ РАН) – далеко не самый крупный и известный из них, хотя гордо именует сам себя «главным научно-исследовательским и экспертным центром страны в области отечественной истории». Успехи этого «центра», прямо скажем, весьма скромны – к примеру, защита последней диссертации датируется 2014 годом; не блещут и другие показатели.

В 2008 году ИРИ РАН и вовсе оказался в центре скандала. В СМИ прошел целый ряд публикаций под броскими заголовками: «Россия – вперед, Институт российской истории РАН – назад!», «О мракобесии в ИРИ РАН», «Большой скандал в маленьком институте» и т.д.

Суть конфликта состояла в том, что отделение историко-филологических наук РАН выразило свое недоверие руководителю ИРИ с 1993 года Андрею Сахарову и избрало на этот пост другого кандидата, Анатолия Чернобаева. В ходе обсуждения звучала резкая и обоснованная критика в адрес действующего директора. Говорилось о его диктаторских замашках, атмосфере страха в институте, тяге к «монополизации истины» и вытеснению историков, обладающих научным весом. При Сахарове из ИРИ был вынужден уйти целый ряд специалистов с мировым именем. Кроме того, в 2000 году были уничтожены «Центр истории России в средние века и раннего нового времени» и «Центр источниковедения». Остатки центров были объединены в Центр русского феодализма, уже в своем названии наследующий не лучшим традициям отечественной исторической науки.

В то же время именно при А.Сахарове в институте получили «прописку» небезызвестные Ю.Дьяков и Т.Бушуева, авторы-составители сборника документов «Фашистский меч ковался в СССР», выпущенного в поддержку «ледокольной» концепции С.Резуна (В.Суворова). Название сборника в скором времени стало нарицательным, символизирующим понятия «историческая фальсификация» и «ревизионизм».

Интриге со сменой директора суждено было продлиться аж два года из-за пресловутой клановой борьбы. Президиум РАН избранного отделением Анатолия Чернобаева не утвердил. Сахаров был оставлен и.о. директора еще на два года (до достижения им 80-летнего (!) возраста). В 2010 году он, наконец, покинул пост – под аккомпанемент очередного скандала, сняв с выборов директора свою кандидатуру… в пользу Александра Данилова, имеющего в научно-исторических кругах репутацию «пропагандиста» и «неосталиниста». (Интересно, что столь нетривиальное сочетание взглядов – с одной стороны, тяги к политическому ревизионизму «а ля Резун», с другой – симпатии к методам «отца народов» – характерно не только для бывшего директора ИРИ РАН, но и для некоторых нынешних его сотрудников, о чем подробнее будет сказано ниже).

Впрочем, в 2010 году ситуация разрешилась вроде бы благополучно. Отделение РАН вновь проявило самостоятельную позицию, проголосовав не за выдвинутого Сахаровым Данилова, а за более компромиссную фигуру – Юрия Петрова, специалиста по экономической истории, работавшего до этого на весьма экзотической должности заведующего сектором истории Департамента внешних и общественных связей Центрального банка Российской Федерации (Банка России).

Эксперты и «эксперты»

Формального понятия «историческая экспертиза», в которой ИРИ РАН претендует на «пальму первенства», в современной практике, строго говоря, не существует. Есть понятие «историко-культурная экспертиза», изложенное в Законе об объектах культурного наследия народов РФ (№73-ФЗ). Порядок ее проведения определен соответствующим правительственным положением и касается проблем сохранности и реставрации памятников истории и культуры.

Однако ИРИ РАН, заявляя о своих претензиях на главенство в области исторической экспертизы, по сути, претендует (по «славной» традиции бывшего директора Сахарова) на монополию в области научной истины, что, простите, отдает некоторой неадекватностью. Ведь никакого «главного центра» в российской исторической науке не было даже в советские годы.

Существует целый ряд авторитетных организаций, специализирующихся в области отечественной истории. В системе РАН, помимо Института российской истории, работают Санкт-Петербургский институт истории, Институт археологии, Институт истории материальной культуры, Институт славяноведения, Институт этнологии и антропологии, а также институты истории региональных отделений РАН – Институт истории и археологии Уральского отделения, Институт истории Сибирского отделения, Институт истории языка и литературы Уфимского научного центра и многие другие.

Кроме того, крупнейшими центрами исторической науки являются профильные факультеты МГУ, СПбГУ и других ведущих госуниверситетов страны. Важными научно-историческими центрами выступают и крупные музеи, имеющие мощные отделы научных исследований – ГИМ, Эрмитаж, Тверской объединенный музей и т.д.

Таким образом, повторимся, никакого «главного научно-исследовательского и экспертного центра» в российской исторической науке не было и нет. А желание «натянуть одеяло на себя» со стороны ИРИ РАН, возможно, является следствием безысходности и тихой паники: уже несколько лет ходят упорные слухи, что институт в ходе реформы РАН будет подвергнут радикальному сокращению, а то и слиянию с Институтом всеобщей истории. Соответственно, львиная доля сотрудников (большинство из которых – глубоко пенсионного возраста) отправятся на покой вслед за бывшим директором Сахаровым.

Поэтому и рвутся ученые мужи из ИРИ продемонстрировать свою уникальность и незаменимость, представ «независимыми экспертами»… Правда, получается плохо.

Множество нареканий, в том числе со стороны профессиональных историков, было высказано по весьма политизированному заключению ИРИ РАН о роли П.Л. Войкова в убийстве царской семьи. Хорошо известны скандалы, связанные с выводами сотрудников ИРИ относительно деятельности Ленина, Свердлова, Сталина и других знаковых персон советской эпохи. Особо запомнилось широкой публике экспертное заключение ИРИ РАН, в котором было высказано прямое предложение ликвидировать мавзолей Ленина и захоронения у кремлевской стены. На эту в высшей степени тонкую историческую тему даже Президент России – человек, известный своей прямотой – высказывается крайне осторожно… Но его позиция ревизионистам из ИРИ РАН, как видно, не указ.

Взгляды – оппозиционные, методы – сталинские

Тяга к переписыванию истории у некоторых «ириранцев» при ближайшем рассмотрении выглядит как состояние умопомрачения. Совсем недавно, начиная с 2013 года, в подобный скандал втянулся (и тоже – аккурат к собственному 80-летию) верный соратник г-на Сахарова, директор Центра по истории Древней Руси ИРИ РАН Владимир Кучкин.

Скандал, правда, вышел не такой заметный, как с мавзолеем Ленина – всего лишь областного масштаба. Доселе уважаемый доктор исторических наук Кучкин решил поддержать инициативную группу оппозиционно настроенных пенсионеров из подмосковной Дубны. Эта группа уже несколько лет безуспешно пытается добиться сноса памятного знака в честь древнерусского города, располагавшегося в XII веке на территории современного наукограда… Впрочем, ситуация нетривиальна до абсурда, поэтому стоит остановиться на ней подробнее.

Для интеллигентных дубненцев, большинство которых любит и знает историю родного края, общеизвестно, что первое упоминание о Дубне в летописи относится к 1134 году. Основан древнерусский город был, вероятнее всего, Юрием Долгоруким и его сподвижниками, наряду с другими поволжскими крепостями. Это официальная точка зрения в отечественной историографии… Об этом писали и продолжают писать в своих работах многочисленные историки и Большая советская энциклопедия. Богатое прошлое территорий, входящих в состав современной Дубны, изложено, в частности, в учебнике «Дубна. Родное Подмосковье». Он был издан в 1999 году, переиздавался в 2003-м и по сей день активно используется на уроках истории в городских школах. В муниципальном музее о прошлом родного края и древнерусском предшественнике современного города представлена тематическая экспозиция.

В 2004 году, в память 870-летия древнерусской Дубны, на месте древнего городища недалеко от слияния рек Дубны и Волги был установлен камень с надписью «Отсюда Дубна стала есть. 1134. Основана Юрием Долгоруким». Инициатором установления памятного знака выступил Московский областной общественный фонд «Наследие», в котором работают как профессиональные историки, так и энтузиасты-краеведы. Камень и оригинальная надпись на нем сразу вызвали интерес горожан, который был вполне удовлетворен целым рядом исчерпывающих публикаций специалистов. Ныне памятный знак является местной достопримечательностью, к нему приезжают фотографироваться свадебные кортежи, приходят группы туристов.

Однако в 2010 году на камень неожиданно ополчилась дубненская пенсионерка, в прошлом – школьная учительница рисования, известная в городе общественница Лариса Зиновьева. Она наотрез заявила, что никакой истории у Дубны до середины ХХ века, когда был основан Объединенный институт ядерных исследований (ОИЯИ), нет и быть не может. А древнерусская Дубна, Дубенское мыто и другие исторические поселения, находившиеся на этой территории в различные исторические периоды, не имеют к наукограду Дубна никакого отношения. В общем, «камень – убрать, историю – запретить!» Тут впору бы покрутить пальцем у виска… Но Зиновьева – дочь одного из основателей ОИЯИ, так что поначалу ее выслушивали даже в некоторых серьезных кабинетах.

Сколотив инициативную группу «Дубна-ХХ век» в составе нескольких пенсионеров, так же, как и она, недовольных окружающей действительностью, Зиновьева в течение нескольких лет забрасывала письмами с требованием убрать камень или изменить надпись на нем различные инстанции: от местных властей и научных институтов до руководства РАН и федеральных органов власти… Отовсюду приходили отказы с терпеливыми разъяснениями (подробнее историю «камнеборства» можно посмотреть на сайте фонда «Наследие» и на независимом городском интернет-форуме dubna.net: раздел «Наша Дубна», тема «Откуда Дубна пошла есть?»).

Отметим лишь, что обоснованность установки памятного камня в письменной форме подтвердили: директор Института археологии РАН академик Н.А. Макаров; директор Института истории материальной культуры РАН, член-корреспондент РАН Е.Н. Носов; доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института истории материальной культуры РАН С.В. Белецкий; доктор исторических наук, заместитель директора Государственного исторического музея по научной работе В.Л. Егоров; доктор исторических наук, профессор Международного университета «Дубна» И.Я. Шимон и еще целый ряд специалистов, чьи письменные заключения по данной проблеме вполне можно назвать экспертными. И, что немаловажно, все они были получены бесплатно, по запросам «Наследия», Совета депутатов города Дубны и городской администрации.

Кроме того, свое суждение о ситуации с памятным камнем вынесли Общественная палата Дубны, прокуратура и суд в нескольких инстанциях. Естественно, все они не в пользу Зиновьевой.

Однако в 2013 году пенсионерка-общественница неожиданно обрела «единомышленника» (впрочем, далеко не бескорыстного). Где бы вы думали? В ИРИ РАН.

Любой каприз за ваши деньги

Помимо «экспертизы», которую вроде бы делает ИРИ по заказу государственных учреждений (безвозмездно), в институте существует и такая хитрая услуга, как «экспертиза» на коммерческой основе, которую в принципе может заказать любой гражданин. Этой услугой и воспользовалась Лариса Зиновьева. Исполнителем стал уже упомянутый научный сотрудник ИРИ, директор Центра по истории Древней Руси Владимир Кучкин.

Уплатив в кассу института 66 тысяч рублей, госпожа Зиновьева стала обладателем вожделенного многостраничного документа. В нем, помимо длинных и запутанных экскурсов в исторические источники, сказано, что в 1134 году в летописи, вероятно, упоминается не город, а река Дубна. А одноименный древнерусский город (по мнению коллег из других академических институтов) не может считаться предшественником наукограда Дубна, т.к. «не мог повлиять на его развитие...». Разумеется, даже этих довольно туманных рассуждений «эксперта» Кучкина Зиновьевой хватило, чтобы с новой силой обрушиться на памятный камень и на «неправильную» надпись на нем.

Впрочем, поведение пенсионерки на тот момент стало уже абсолютно предсказуемым. Пикантность ситуации заключалась в другом. Заключение Кучкина, по сравнению с его же трудами на аналогичную тему 30-40-летней давности, выглядит выхолощенным, тенденциозным и однобоким. А ведь историческая наука с годами обогащается, появляются новые работы… Но их «в упор не видит» главный научный сотрудник ИРИ РАН В.А. Кучкин, полемизируя лишь с несколькими тезисами С.А. Белецкого, датированными 1980-ми годами прошлого столетия. Более того, Кучкин странным образом фактически опровергает собственные (!) выводы, опубликованные в монографиях 1969 и 1984 годов, где прямо указано на основание древнерусской Дубны ростово-суздальским князем Юрием Долгоруким. Добавим, что в этих изданиях Кучкиным размещена карта, на которой обозначена древнерусская Дубна – город (!), а вовсе не река. И под занавес, в своей недавней статье «Город Дубна на реке Дубне», опубликованной осенью 2015 года, В.А. Кучкин не моргнув глазом снова утверждает, что древнерусскую Дубну как поселение городского типа основал князь Юрий Долгорукий, только сделал это на несколько лет позднее, чем первое летописное упоминание.

В тексте так называемого «экспертного заключения» встречаются фразы, больше характерные для заказного PR-материала, а не для научной работы (например, «узнав об этом, князь Юрий Долгорукий перевернулся бы в гробу!»). Зато отсутствует неотъемлемая часть любой научной работы, начиная со студенческого реферата – библиография. А отсутствует она потому, что в многостраничном псевдонаучном тексте, больше напоминающем публицистическую, чем научную статью, подписанном Кучкиным, есть ссылки лишь на отдельные публикации по обсуждаемой теме. Обширная историография вопроса, а также источниковедческая база, прежде всего материалов по сфрагистике, связанная с древнерусской Дубной (не менее 30 источников), доктором исторических наук практически полностью проигнорирована.

Отсутствие преемственности в науке, острый дефицит молодых научных кадров – это беда. Но еще большая беда, когда маститые, уважаемые в прошлом ученые «за умеренную плату» готовы торговать именем и репутацией, ставя свою подпись под сомнительными документами. А что это было именно так – т.е. документ за подписью Кучкина составлен не самим Кучкиным – свидетельствуют очевидцы.

По их словам, пенсионерка Зиновьева просто-напросто «взяла штурмом» ИРИ РАН. С упорством, достойным лучшего применения, она вначале бомбардировала Центр по истории Древней Руси своими заявлениями о «фальсификации истории» в виде памятного камня в Дубне. Потом, когда в ИРИ дали слабину и решили извлечь выгоду из неумеренной активности жалобщицы, предложив платную «экспертизу», Зиновьева вместе с одним из сотрудников Центра подготовила устраивающий ее текст, который Кучкин, как говорится, подмахнул не глядя, понадеявшись на коллегу-подчиненного.

«Маразм крепчал»

То, что сотрудник Института российской истории Кучкин не удосужился вникнуть в суть ситуации и историю скандала, раздутого Зиновьевой вокруг памятного камня в Дубне, и польстился на материальное вознаграждение за сфабрикованную «экспертизу», сыграло с ним злую шутку. Очевидно, пожилой кабинетный ученый полагал, что конфликт удастся замять по-тихому. А может, и сочувствовал пенсионерке, чьи взгляды и жизненная позиция ему внутренне близки...

Но народ в Дубне готовился встать на защиту своего памятника: было собрано более 2000 подписей (для 75-тысячного города – очень много!), призывающих поставить заслон разрушительной деятельности группы «Дубна-ХХ век» во главе с Зиновьевой. После неоднократных, но безуспешных попыток наладить цивилизованную научную дискуссию с ИРИ РАН и лично Владимиром Кучкиным сообщество подмосковных историков-профессионалов, которые уже несколько лет работают на раскопках древнего городища в районе летописной Дубны, подготовило аргументированный ответ на «экспертное заключение», подписанное руководителем Центра по истории Древней Руси... К слову, в раскопках, ведущихся по всем правилам археологии, принимают активное участие и добровольцы-горожане. Это творческое и благородное дело, которое действительно объединяет людей, любящих свой город и свою историю, кропотливо изучающих ее.

А вот ответ профессионального историка Кучкина, чуть ли не полгода вызревавший в недрах ИРИ РАН, любовью к истории отнюдь не дышал… Этот удивительный документ под заголовком «Ответ музейным оппонентам» правильнее было бы назвать «письмом рассерженного барина». Практически никак не реагируя на вполне аргументированную и справедливую критику своей научной позиции, Кучкин на протяжении всего текста (21 страница) просто-напросто открыто унижает специалистов, посмевших ему возразить, а в отдельных местах опускается до прямой лжи и клеветы.

По его мнению, директор Музея археологии и краеведения Дубны (один из авторов ответа на «экспертное заключение» ИРИ РАН) «не имеет права давать официальные оценки экспертным научным заключениям». А раз он это делает, то он и его сподвижники не профессиональные историки (каковыми в действительности являются), а «новоявленные краеведы», «не владеющие логикой», злонамеренно вводящие в заблуждение жителей Дубны. Далее следуют уж совсем абсурдные обвинения оппонентов в незнакомстве с историографией вопроса (как говорится, с больной головы на здоровую) и вообще «фальсификации истории».

Впрочем, тон и стиль документа становятся вполне понятны уже на стр.7, где автор дает характеристику группе, возглавляемой пенсионеркой Зиновьевой (которая, напомним, напрочь отрицает историю Дубны до 1946 года). Данная группа предстает в «ответе» Кучкина «уважаемыми старожилами», которые, будучи неутомимыми борцами за истину, провели архивные изыскания, «в том числе в строго засекреченных документальных фондах» (sic!) и сделали потрясающее открытие – что «нынешняя Дубна ничего общего, кроме одинакового наименования, с летописной Дубной не имеет».

Вопреки фактам. Вопреки логике. Вопреки любви

Как, наверняка, догадывается проницательный читатель, в этом опусе господина Кучкина еще явственнее прослеживается цепкая рука пенсионерки Зиновьевой, которая, очевидно, следует завету Катона Старшего: камень должен быть разрушен! Любой ценой, любыми средствами… А уважаемый доктор наук руководствуется, похоже, другой максимой: «Кто платит, тот заказывает музыку». Интересно, читали ли «экспертное заключение» Кучкина и его «ответ…» директор ИРИ РАН Ю.А. Петров и заместитель директора С.В. Журавлев? Или просто так, не глядя, подмахнули их, понадеявшись на профессионализм подчиненного? В связи с этим припоминается еще одно крылатое выражение, на сей раз современное: «Круговая порука мажет, как копоть…».

Ведь история с памятником в Дубне только на первый взгляд выглядит как частный случай. На самом деле в ней, как в капле воды, отразились настроения весьма малой, но зато весьма агрессивной части российского общества. Той части, которая предпочитает созиданию разрушение.

В последние годы в России проделана огромная работа по поиску ответов на сложные исторические вопросы, восстановлению связи времен, преемственности поколений. Взять, к примеру, торжественное празднование 200-летия победы в Отечественной войне 1812 года или восстановление почитания героев Первой мировой войны… А в контексте Православия, веками определявшего дух русского народа, и другие, гораздо более отдаленные исторические события предстают как единое целое с нашим настоящим: многие вспомнят, как искренне и вдохновенно отмечала страна недавнее 700-летие преподобного Сергия Радонежского, молитвенника и печальника земли Русской.

О том, чтобы память не угасала, чтобы ближе и понятнее нам становились далекие предки, радеют и в Московском областном фонде «Наследие», и в Музее археологии и краеведения Дубны. А помимо них – в сотнях, тысячах музейных и общественных организаций Московской области и всей России. Радеют активно: организуют ежегодные раскопки, кропотливо изучают архивы, оцифровывая бесценные источники и делая их доступными широкой общественности… И всё это – на энтузиазме, на добровольные пожертвования.

Но есть у нас и люди, которым не нужна многовековая история, неинтересна память предков (разве что – своих, ближайших)… Обычно, когда начинаешь их расспрашивать, выясняется, что и к Великой Отечественной они относятся как-то иначе, чем большинство, и вообще Россия – какая-то сомнительная страна. Ну не любят они Родину, что делать… Впрочем, это не их вина, а их беда. Но, увы, они эту «беду» и свое болезненное, деформированное восприятие пытаются навязать обществу.

Потому что, если следовать логике Зиновьевой и Ко, на поводу у которых «за умеренную плату» пошел доктор исторических наук Владимир Кучкин, то свое летоисчисление должны поменять большинство городов России: например, Тверь, отсчитывающая годы от косвенного упоминания в летописи; Рязань, которая вообще была перенесена на другое место и называлась Переяславлем… Список очень длинен!

А что касается памятников, то тут, как говорится, «раззудись, плечо, размахнись, рука!». Почему бы пенсионерке Зиновьевой не объявить войну памятнику Юрию Долгорукому на Тверской площади в центре столицы, на постаменте которого четко выбито: «основателю Москвы…». Меж тем, сегодня каждый школьник знает, что Долгорукий Москву не основывал, а отобрал у боярина Кучки (может, потому историк Кучкин так недолюбливает князя?). Также нет точных исторических свидетельств, что Долгорукий лично основал, к примеру, Дмитров или Кострому. Но памятники ему там преспокойно стоят в самом центре города… Снести их в угоду агрессивным пенсионерам и ангажированным историкам? Ну, так ведь этим не ограничится! Огромное количество памятников по всей стране «неправильно трактуют историю», если подходить к ним с теми претензиями, которые предъявляет госпожа Зиновьева к памятному камню в Дубне.

В общем, «все на памятникоповал»! А что? Есть страны, где подобной деятельностью очень «успешно» занимаются: Польша, например, Украина… Не иначе, их пример вдохновляет дубненскую общественницу, размахивающую, как флагом, «экспертными заключениями» главного научного сотрудника ИРИ РАН.

То, что с этой «экспертизой» не согласны как минимум в двух других академических институтах, мы уже упоминали. Может быть, настала пора обратиться к руководству Российской академии наук? Пусть оно даст объективную и беспристрастную оценку коммерческому «экспертному заключению» научного сотрудника ИРИ Кучкина, в котором он противоречит своим же научным трудам.

Пусть ученые мужи, наконец, разъяснят нам, есть ли у данного сотрудника монополия на историческую истину. А если нет – пусть сообщество академиков серьезно разберется с тем, кто, как и на каких основаниях выдает подобные «экспертизы». Иначе, простите, «от людей стыдно». Конечно, сотрудника академического института хочется защитить от негативного общественного мнения… Но репутация Академии наук ныне такова, что самое время вспомнить фразу Сократа: «Платон мне друг, но истина дороже».

Информационное агентство Information Agency InterRight

22.06.2016

Главная
Символика и геральдика
Картография
О фонде
Археологический атлас
История
Новое время и современность
Федор Колоколов
Экспедиция
Издательская деятельность
Выставочная деятельность
Проект «Усадьба»
Ратминский камень
Проект «Сталкер»
Лаборатория гражданского общества
Помощь донецкому музею
Межрегиональный центр
Другая Дубна
Фотогалерея
Календарь
Кинохроника
О нас пишут
История и публицистика
Обратная связь

 


Партнеры и спонсоры



Historic.Ru: Всемирная история
Historic.Ru: Всемирная история




ИСТОРИЯ СПОРТА ДУБНЫ

© Дубненский общественный фонд историко-краеведческих инициатив "Наследие", 2004 г.
Дизайн и хостинг — «Компания Контакт», г. Дубна.


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100