Федор Колоколов

Краткое начертание жизни сочинителевой

Принадлежащий перу Федора Колоколова краткий очерк биографии Публия Овидия Назона издан в 1796 году. Написание букв в тексте уточнено по правилам современного русского языка, все остальные особенности орфографии и пунктуации оригинала оставлены нами без изменений.

Публий Овидий Назон, Римский остроумнейший песнопевец, родился от создания Рима в 711 году, во время консулства Гирция и К. Вибия Пансы. Он с самых молодых лет своих природную имел склонность к музам. Однако по совету родителя своего, обучаясь он у Арелия Фуска риторике, оказал и в ней достохвальные успехи, по свидетельству Сенеки. В мужеском возрасте отправился он для изучения наук в Афины; и с Макром стихотворцем посещал многие Асийские и Сицилийские городы. Возвратившись из путешествия своего в Рим, почтен был достоинством Триумвира, потом вскоре Децемвира и Центумвира.

Тако украшенный и возвеличенный сладчайший песнопевец сей, хотя достиг наконец и сенаторского достоинства и носил уже на раменах своих знамения его; однако любя науки, и сохраняя свой покой, на двадесят четвертом году возраста своего, отрекся он как от вхождения своего в Сенат, так и от прочих всех должностей; довольствуясь же одним кавалерским своим достоинством, обратил паки все мысли свои к любезнейшим музам своим, к священному глаголу, песнопению своему.

Он имел трех жен, из которых с первою в скором времени учинил развод. Да и с другой в сожитии не многие препровождал он годы, третью же супругу свою, уроженную и воспитанную в преславном и знаменитом Марциевом доме, любил он чрезвычайно до самой смерти своей, и ея верность к себе и любовь, даже и во время заточения своего, в премногих Елегиях, превозносит до небес. Сия супруга его, от прежняго мужа своего, родила дщерь, которая после соединилась браком с Зуиллием другом Германика Цезаря. Сам же Овидий, неизвестно, от которой из трех сих жен своих родил дщерь свою, которая от двух мужей родив также двух сынов сотворила его дедом; и в то самое время, когда родитель ея отправлялся из Рима в заточение; была она с супругом своим в Африке. Сия дщерь его именуется Перилля, к которой писал он прекрасную Елегию.

Имел он также, в бытность свою в Риме, и отчину в Пелигнах, (в четвертой части Италии, где столичный город есть Сульмо, в котором и родился преславный сей песнопевец) и загородные сады за Тибром, близ мосту Милвиева лежащие, и другия весьма приятныя уединенныя места, в которых обыкновенно он, с покойным духом, упражнялся в садовой работе и в стихотворении.

В сем сластнейшем течении сердца своего, продолжал он дни свои, не отлучаясь от Рима, до пятидесятого года жизни своей, на котором лишился он отца своего девяноста уже лет достигшего, а потом вскоре и любезнейшия матери своея. К сим двум чувствительнейшим язвам его, приложилась почти в тоже самое время, еще третия и опаснейшая рана, а именно подпал он ужасному негодованию самодержавнаго Августа. Источником сего злосчастия его были любовныя творения его, которыя для Римского юношества почитались весьма соблазнительными. Отсюду то и последовало заточение его, на пятьдесят первом году жизни его, в Томон город лежащий при Евксинском Понте, в нижней Миссии. Любовные же те книжки, под именем Кориины любительницы его писанные, из всех публичных библиотек вон извержены были.

Кроме известныя причины сея заточения его, как и сам он в первой Елегии, весьма хорошо извиняется пред Государем своим, полагается и другая сокровеннейшая вина, повергшая некогда Августа в тягчайшую скорбь и печаль, и некое духа его растервение, по всем случае, всеми силами старается Овидий защитить и оправдать себя тем перед Величеством, что он согрешил перед ним внезапну, по одному только случаю, и без всякого злоумышления своего.

Итак отправясь он в сылку из Рима месяца Декабря, прибыл в Коринф, где препроводив некоторую часть зимы, паки месяца Марта, отплыл из Коринфа на корабле во Фракию, а оттуду сухим путем в Томон, где до шестидесятого года жизни своей он прожил.

В сем-то горестнейшем заточении, написал он многия книги стихами, которых однако совершенно выправить ему, и к желанному концу своему привести, не позволила злосчастнейшая судьба его. Многия же творения свои, по причине неописанных горестей своих, и сам он своею рукою предал огню.

Однако за превосходныя дарования свои, был он в величайшем уважении и почтении у самых варваров, которые его, за стихи Гетическим языком писанные в похвалу Августа, освободили от всех тяжестей и податей, и сверх того еще, украсили его, за песнопения его, знаменитейшим венцом.

Впрочем хотя он дражайшей супруге своей и сделал завещание, чтобы по смерти его перенести кости его в малой урне из Понта в Рим. Однако сей завет его, по бывшим тогда не маловажным обстоятельствам, остался не действительным, как пишет о том Иероним.

По смерти Августовой пожив он еще три года в заточении и умер в Томоне. Гробница его найдена в Сабарии, по свидетельству Брушия.

Главная
Символика и геральдика
Картография
О фонде
Археологический атлас
История
Новое время и современность
Федор Колоколов
Экспедиция
Издательская деятельность
Выставочная деятельность
Проект «Усадьба»
Ратминский камень
Проект «Сталкер»
Лаборатория гражданского общества
Помощь донецкому музею
Межрегиональный центр
Другая Дубна
Фотогалерея
Календарь
Кинохроника
О нас пишут
История и публицистика
Обратная связь

 


Партнеры и спонсоры



Historic.Ru: Всемирная история
Historic.Ru: Всемирная история




ИСТОРИЯ СПОРТА ДУБНЫ

© Дубненский общественный фонд историко-краеведческих инициатив "Наследие", 2004 г.
Дизайн и хостинг — «Компания Контакт», г. Дубна.


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100