Археологический атлас

А.Успенская. Древнерусское поселение близ г.Дубны

Антонина Владимировна Успенская - известный археолог, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Государственного Исторического музея, под руководством которой в 1963-1965 гг. исследовалось Ратминское городище – остатки древнерусского города Дубна. Впервые статья была опубликована в 1966 году в 40-м выпуске «Трудов Государственного исторического музея» (стр. 105-111).

За последнее время вышло немало работ, посвященных изучению археологических памятников Верхнего Поволжья. На основе археологических раскопок поселений и могильников установлено, что эта территория в X-XIII вв. отличалась значительной населенностью. По берегам Волги, а также ее притоков, в районах, примыкающих к древнейшим городам Угличу, Ярославлю, Костроме, древнерусские поселения располагались на расстоянии 3-4 км друг от друга. Многие могильники этого района раскопаны целиком, и на основании погребальных комплексов и деталей обряда получены ценные данные об этническом составе населения.

Однако не весь бассейн Верхней Волги изучен в одинаковой степени. Памятники, расположенные по берегам Верхней Волги в пределах ее притоков Кимрки, Дубны и Сози, кратко описаны были В.А. Плетневым еще в начале нашего века. С тех пор, если не считать беглого обследования этого района экспедицией Института истории материальной культуры в 30-х годах в связи со строительством канала Волга — Москва, археологические памятники этого района не изучались. В результате ввода в действие Угличской ГЭС и других гидросооружений на Волге, многие археологические памятники данного района оказались сильно разрушенными, в том числе и поселение у с. Ратмино (бывшее с.Усть-Дубенское) в 4 км к северо-востоку от г.Дубны Московской области.

Это поселение находилось на правом высоком берегу Волги при впадении в нее реки Дубны. В.А. Плетнев отмечает, что в конце XIX в. здесь еще заметны были валы, некогда окружавшие это поселение, которое, по его мнению, можно считать остатками древнего городка Дубна1.

Поселение Дубна упомянуто в русских летописях под 1216 г., в связи с походом новгородского войска во главе с князем Мстиславом Удалым на Владимиро-Суздальское княжество.

«...1216... А сами Новгородцы по Волзе поидоша, воюючи и пожгоша Шешу и Дубну, а Володимер со Псковичи и Смолняны взяша городок Коснятин и пожгоша и, и все Поволжье повоеваша»...2 Очевидно, Шоша и Дубна были крупными населенными пунктами в этом важном в стратегическом отношении для Владимиро-Суздальского княжества районе. Все известные походы новгородцев, а также смоленских князей на Суздальскую землю во второй половине XII и начале XIII в. осуществлялись через этот участок Верхней Волги. Обычно войска выходили на Волгу близ устья Тверцы, затем следовали до Дубны или реки Нерли. Эти два большие притока Волги открывали пути в центральные районы Владимирского княжества — к Юрьев-Польскому и Переяславль-Залесскому.

В настоящее время находящиеся на высоком мысу, образуемом Волгой и Дубной, остатки древнего поселения Дубна очень сильно разрушаются. По-видимому, сохранилась меньшая часть территории памятника (рис.1). Каждую весну после разлива на песчаном пляже и в воде местные жители собирают обломки глиняной посуды, шиферные пряслица, железные ножи и стрелы, стеклянные браслеты, бусы и другие предметы.

В связи с аварийным состоянием памятника экспедиция Государственного Исторического музея в течение двух сезонов производила здесь раскопочные работы3.

Культурный слой поселения находится под наносами реки толщиной в 70-80 см, что чрезвычайно осложняло раскопочные работы.

Со стороны Волги в обрыве берега видны остатки разрушенных жилищ, глинобитных печей и следы неоднократных пожарищ. На поселении вскрыто более 500 кв. м площади. Толщина культурных отложений равняется 70-80 см, а в отдельных местах, где прослеживались остатки жилых комплексов, она достигала 0,9-1 м.

На раскопанной площади открыты остатки шести жилых построек, которые выявлены по развалам печей, а в отдельных случаях по подпольным и столбовым ямам. Жилища располагались в один ряд вдоль Волги. Это были наземные деревянные срубы. Определить размеры жилищ оказалось невозможным, т.к. наземные деревянные части не сохранились.

Печи в домах, судя по обнаруженным развалам, были двух типов: глинобитные и печи-каменки. В развале последних встречены куски глиняной обмазки: видимо, камни между собой скреплялись глиной.

Разрушенные глинобитные печи представляли собой скопление ярко-красной обожженной глины. В конструкции, главным образом в основании печей, также применялись небольшие камни. В некоторых жилищах в подпечных ямах прослежены небольшие углубления от столбов, поддерживавших основание печи.

Вблизи развалов печей, а также в заполнении подпольных и подпечных ям сконцентрировано больше всего находок. В одном из жилищ найдены два шиферных пряслица, стеклянные браслеты, ножи, ключи, пружина от цилиндрического замка и интересный ювелирный инструмент — медный пинцет-тисочки с нарезными углублениями на ножках для фиксирующего кольца (рис. 2, 2). Подобные зажимные тисочки найдены при раскопках Новгорода в слоях XI-XII вв.4

В другом жилище набор вещей был более разнообразен. Кроме шиферных пряслиц, ножей, ключей, черешкового наконечника стрелы, здесь найдены были украшения — хрустальные и золотостеклянные бусы, пластинчатый перстень с геометрическим узором, медный крестик-энколпион, привеска-амулет в виде плоского конька, украшенного кружковым орнаментом (рис. 2, 6). Этот материал позволяет датировать жилые комплексы XI — первой половиной XII в. Рядом с жилищами обнаружены большие и глубокие ямы, являвшиеся, вероятно, погребами. В заполнении одной из них найдено большое число фрагментов глиняной посуды, железные ножи, тесло (рис. 3, 3) и кресало овальной формы с фигурной прорезью (рис. 3, 1). Подобные кресала встречены в раскопках Новгорода в слое XII в.5

Среди многочисленных и разнообразных предметов, найденных в культурном слое поселения, особенный интерес представляют изделия из железа, куски криц и шлака, свидетельствующие о наличии на поселении железоделательного производства. На небольшой сравнительно вскрытой площади поселения железных ножей и их обломков найдено более 70 экземпляров, относящихся в основном к XI-XII вв. Среди них следует отметить редкую находку — нож, клинок которого с одной стороны украшен орнаментом из трех рядов чеканных треугольников (рис. 2, 1). Подобные орнаментированные ножи известны только из раскопок Новгорода и Тимеревского могильника, где они довольно точно датированы второй половиной X в. 6

В числе железных изделий надо назвать орудия труда: обломок косы-горбуши, тесло для обработки дерева, долота, зубила, молоток, шилья, иглы, «спицы-кованы» (рис. 3, 6); обнаружен также и ряд бытовых предметов — светцы, кресала, дужки и петли от деревянных ведер, цилиндрические замки и ключи. Один ключ от цилиндрического замка несложной конструкции инкрустирован золотой проволокой (рис. 3, 4). Подобные Ключи известны в Новгороде из слоя XI в.7

Судя по находкам, рыбная ловля занимала не последнее место в жизни данного поселения, выгодно расположенного на берегу двух больших богатых рыбой рек — Волги и Дубны. При раскопках найдены глиняные и каменные грузила от сетей, а также многочисленные рыболовные крючки (рис. 3, 2). Последние отличаются большими размерами, изготовлены из массивного железного стержня и употреблялись для ловли крупной рыбы. Найдены также костяные иглы для вязания сетей.

Из предметов вооружения встречено 8 железных наконечников стрел. Все они черешковые, 7 из них листовидной формы, 1 — бронебойная, четырехгранная. Такие стрелы хорошо известны из других памятников древней Руси и датируются XI-XII вв.

Многочисленную группу находок составляют пряслица. Их найдено 55 экземпляров, преимущественно в местах расположения печей или очагов. Подавляющее большинство пряслиц — шиферные, бочкообраз¬ной или усеченно-конической формы; только два экземпляра изготовлены из белого известняка.

Изделий из кости найдено немного. Среди них заслуживают внимания два гребня трапециевидной формы, украшенные кружковым орнаментом, кочедыки, проколки, амулет из клыка лисицы и костяные копоушки (рис. 3, 7-9). Последние характерны в основном для финских памятников X-XI вв. и чрезвычайно редко встречаются на русских поселениях этого времени. Копоушки, найденные на данном поселении, по форме и грубости выделки отличаются от костяных копоушек Сарского городища и могильников Ярославского Поволжья8; тем не менее эти находки свидетельствуют о связях славянского и финского населения Верхнего Поволжья в это время.

Несколько слов надо сказать и о предметах украшения. Найдены бронзовые браслеты разных типов: пластинчатые, сложновитые и круглодротовые; перстни рубчатые, пластинчатые гладкие и с узором; привески-амулеты в виде плоского конька и пасти животного, бубенчики, предметы поясного набора (рис. 2, 3-7). Интерес представляет обломок гривны — шейного украшения из массивного бронзового дрота с многогранными головками, относящегося к XI в.

Набор бус также довольно разнообразен. Среди них большинство из глухого и прозрачного стекла: мозаичные, золотостеклянные, зонные синего, зеленоватого и желтоватого тонов. Встречены также хрустальные бусы рыбовидной формы (рис. 3, 10).

Стеклянные браслеты, обычные для домонгольской Руси, найдены только в обломках. Имеются гладкие и витые; преобладают зеленоватые, голубые и коричневые тона.

Что касается керамического материала, то он представлен исключительно обломками круговой посуды. Бытовали глиняные сосуды различной величины, четко профилированной формы, хорошего обжига. Третья часть найденных обломков имела орнамент, который обычно украшал верхнюю часть горшка. Наиболее распространен был узор из прямых и волнистых линий, реже — в виде отпечатков геометрического штампа (рис. 2, 8-13).

Интересны фрагменты посуды, украшенные сплошь точечным узором, нанесенным техникой накола. Находки этой посуды свидетельствуют о связях с сельским населением окрестностей древнего Углича и Коснятина, где эта керамика имела более широкое распространение9.

Таким образом, на основании рассмотренного материала можно определить начальную дату существования поселения у с. Усть-Дубенское (Ратмино) концом X — началом XI в. Поселение здесь просуществовало более двух столетий, причем за это время оно не раз подвергалось сильным опустошениям, о нем свидетельствуют следы пожарищ в культурном слое памятника. Летописные данные о разгроме и сожжении поселения Дубна в 1216 г. Новгородским войском подтверждаются материалами раскопок.

Литература

1 Плетнев В.А. Об остатках древности и старины в Тверской губернии. Тверь, 1903, стр. 257.

2 Полное собрание Русских летописей, т. I, стр. 212, т. XXV, стр. 111.

3 В раскопках принимали участие преподаватели истории из г. Дубны: Козлова 3.Г. и Иванова Ю.Ф., а также учащиеся старших классов средних школ.

4 Колчин Б.А. Железообрабатывающее ремесло Новгорода Великого. Материалы и исследования по археологии СССР. Вып. 65. М., 1959, стр. 22—23.

5 Колчин Б.А. Указ. соч., стр. 101.

6 Мальм В.А. Орудия труда // Ярославское Поволжье. М., 1963, стр. 34.

7 Колчин Б.А. Указ. соч., стр. 101.


16.04.2009

Главная
Символика и геральдика
Картография
О фонде
Археологический атлас
История
Новое время и современность
Федор Колоколов
Экспедиция
Издательская деятельность
Выставочная деятельность
Проект «Усадьба»
Ратминский камень
Проект «Сталкер»
Лаборатория гражданского общества
Помощь донецкому музею
Межрегиональный центр
Другая Дубна
Фотогалерея
Календарь
Кинохроника
О нас пишут
История и публицистика
Обратная связь

 


Партнеры и спонсоры



Historic.Ru: Всемирная история
Historic.Ru: Всемирная история




ИСТОРИЯ СПОРТА ДУБНЫ

© Дубненский общественный фонд историко-краеведческих инициатив "Наследие", 2004 г.
Дизайн и хостинг — «Компания Контакт», г. Дубна.


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100