История и публицистика

Большая Волга и её обитатели

Сколько же им тогда было лет? Если учесть, что в армию забирали с 18, то на начало войны в 1941 году под призыв попадали ребята 1923 года рождения. Выходит, что в середине 60-х самым молодым, прошедшим от начала до конца всю войну и уцелевшим, было лет по сорок с небольшим. В общем-то, не старые, но уже повидавшие в своей жизни многое люди. А жили они обычной жизнью людей своего возраста, со всеми свойственными этому возрасту взглядами, привычками, потребностями. Работали, любили, ходили на футбол и рыбалку, воспитывали детей, отмечали праздники, бывало, и не праздники отмечали. Всякое бывало...

СКОЛЬЗКИЙ ПУТЬ

В старом деревянном здании бывшей большеволжской школы сидел в своём кабинете участковый, держа в руках тетрадный в косую линейку листок, и разглядывал на нём каракули.

Каракули эти были анонимкой. Писавший их человек утверждал, что в одной из комнат барака у гражданина по имени Сашка стоит 30-литровая бутыль с брагой, почти готовая к перегонке.

Сашка был молодым тщедушным мужичком. Сашкина жена работала нянечкой в больнице, двое детей учились в школе. Участковый был на концерте школьников в клубе «Маяк» и слышал, как Сашкины дочь и сын тоненькими голосами пели: «То ль берёзка, то ль рябина, куст ракиты над рекой...» Что стояло над рекой, капитан милиции так и не понял, но песня была жалостливая, трогала за душу, да ещё и эти худенькие детишки с их чистыми ангельскими голосами.

Теперь вот надо отреагировать на эту бумажку, пойти к отцу этих певчих, провести, как положено, с понятыми обыск и изъять, если найдётся, предназначенное для продажи зелье, а хозяина строго наказать, дабы другим неповадно было нарушать государственную монополию на производство и продажу спиртных напитков.

Участковый тяжело вздохнул. В войну было проще. Надо было идти в атаку, и он шёл, а тут на кого наступать, кого в плен брать? Отца двоих детей с 80-рублёвой зарплатой? Говорят, сам Сашка виноват, не учился, мол. А когда ему учиться было? В войну, ещё пацаном, работал в колхозе, потом устроился на завод учеником токаря, а в настоящее время числился матросом на одном из катеров. Жаль мужика, но и не реагировать на сигнал было нельзя. Тут уже могла возникнуть другая анонимка, но уже в кабинет повыше с требованием проверить самого участкового, мол, сигнализируем ему, а он и в ус не дует, покрывает, мол, злостных нарушителей социалистической законности.

Капитан аккуратно уложил тетрадный листок в планшетку, поправил кобуру, надел фуражку и отправился на задание.

На улице стояла благоприятная весенняя погода. Светило солнышко, на лавочке у дома возле железнодорожной станции два пенсионера разыгрывали партию в шахматы. Участковый постоял, оценил ловушку, которую один из игроков подготовил другому, попробовал оценить шансы на победу, но оставил это и двинулся дальше. Пересек железную дорогу, затем «Дмитровку» и по грунтовке, не скрываясь, зашагал прямиком к злополучному бараку. Постучал в дверь. Дверь открылась как-то неожиданно быстро. За ней обнаружился Сашка в тельняшке и кальсонах, а комната просто благоухала дрожжами.

Участковый объяснил хозяину комнаты причину своего визита и попросил двух соседок поприсутствовать в качестве понятых при производстве обыска. Хозяин в кальсонах изобразил ладонями что-то вроде щита и попробовал интеллигентно возразить: «Позвольте, на каком основании?» Но капитан его не слушал. Он усадил соседку помоложе за стол, вручил ей лист бумаги, авторучку и велел писать. Женщина попыталась отказаться от этой почетной обязанности, но участковый и слушать её не стал, а принялся диктовать, одновременно осматривая комнату. Отодвинутый мощным милицейским плечом в сторону Сашка принялся натягивать штаны, пиджак и ботинки, понимая неизбежность ареста. Бутыль нашлась быстро. Была она действительно стеклянная, 30-литровая и полная готовой к перегонке бражки. Милиционер велел женщинам расписаться, спрятал бумагу в планшетку, обнял двумя руками ёмкость с брагой и, кивнув Сашке, сказал: «Пошли!».

Все, кто был в это время в бараке, увидели, как по дороге идёт участковый в обнимку с бутылью, а за ним семенит Сашка, на ходу застегивая пуговицы пиджака. Когда добрались до вокзала, капитан подозвал Сашку и велел нести бутыль ему, а сам зашагал чуть впереди. Все, кто был в это время на вокзале, на контейнерной площадке, в том числе и крановщик в будке портального крана, все кто выглядывал из окна привокзальной двухэтажки, и двое пожилых шахматистов на лавочке видели, что по долгу службы идет участковый, а позади него с бутылью браги, трудно перешагивая рельсы, тащится застигнутый с поличным матрос.

И вот, где-то посередине путей матрос споткнулся, бутыль из его рук выскользнула, шандарахнулась о рельсы и вдребезги разбилась. Все содержимое тут же разлилось без всякой возможности собрать хоть малый объём для предъявления в качестве доказательства. Это видели все, не все, правда, поняли, что произошло. А произошло на глазах у всех закрытие дела за отсутствием улик с демонстрацией яркого примера неотвратимости наказания.

Капитан остановился, снял фуражку и протёр её изнутри носовым платком. Потом водрузил фуражку на место и, ни слова не говоря, отправился в свой участковый пункт милиции. Сашка, немного постояв и погрустив о напрасно затраченных деньгах, повернулся и зашагал в сторону своего барака.

В кабинете участковый достал из планшетки анонимку и свежий протокол обыска. Положил их рядом. Почерк в этих разных бумагах оказался одинаковым.

Капитан ухмыльнулся, а потом задумался. За свою жизнь он побывал во многих уголках своей страны, а война занесла и во многие чужие страны. Он знал, что румыны и болгары делают своё вино, приходилось ему пить грузинские, молдавские и крымские вина собственного производства, и никто там не гонялся за этими виноделами, а вот тут, на Руси, всё под жестким запретом. Почему? Запретный плод всегда слаще, возможно, и пьют у нас по этой причине больше? Или сильнее? Или вопреки?

ПОРОСЁНОК

Константиныч ждал отпускника-зятя с его отпускными уже больше двух часов. Это томительное ожидание вместе с ним разделял хозяин соседнего дома Михалыч. Вчера была Пасха, но партийный Константиныч, как и беспартийный Михалыч, переусердствовали, отмечая Воскресение Христово. Худо было в этот понедельник двум соседским мужикам, и это совместное страдание и изнурительное ожидание не только сближало их, но и рождало в головах двух бывших фронтовиков самые смелые фантазии на предмет поправки здоровья.

Обсуждалась, к примеру, безумная идея перехватить денежку до получки у соседа, кулака и мироеда в третьем поколении, Кондратьевича и не менее безумная фантазия попросить чего-нибудь на опохмелку у супруги Константиныча Фёдоровны.

Эти и другие идеи, по мере их поступления и обсуждения, признавались нереальными и отметались, пока Михалыч не предложил обратиться в один известный домик, где давали бутылку самогона, правда, под залог.

Осталось решить, что можно вручить местному бутлегеру в качестве залога. Взять что-либо из дома друзья не могли, поскольку и у одного, и у другого в доме находились хозяйки. Чуток поразмыслив, Михалыч предложил дворами пройти в его сарай и выкрасть оттуда поросёнка, которого можно спокойно предложить в качестве залога и незаметно вернуть, как только объявится зять с отпускными.

Смастерив из верёвки нечто похожее на ошейник и поводок, злоумышленники вывели хряка Борьку из сарая и повели его в подпольный ломбард. К их удивлению, кастрированное существо хоть и не бежало за ними вприпрыжку, но и не сопротивлялось особо и даже не визжало и не хрюкало от возмущения. По пути этой странной троице попалась водопроводная колонка. Пройти мимо, не испив холодной водицы в таком своём состоянии, мужики просто не могли. Жажда мучила сильно.

Михалыч прижал поросёнков поводок ногой к земле и нагнулся над краником, а Константиныч нажал на рукоятку. Колонка брызнула живительной влагой. Потом напарники поменялись местами. Михалыч, довольно жмурясь от утихшего внутри пожара, пристроился у рукоятки управления струёй, а Константиныч, жадно глотая, испил холодной волжской водицы. Потом оба крякнули, обернулись и не увидели рядом с собой поросёнка. Борька пропал.

Константиныч осмотрел кустики, и там животное не обнаружилось. Михалыч заглянул в колодец без люка и даже матюгнулся в него. Там тоже никого не было, и только одинокое эхо нецензурно отозвалось со дна колодца. Мужики присели на травку у забора. Был бы рядом Илья Ефимович Репин, он бы тут же написал картину под названием "Дураки на Волге". На Большой Волге, то есть. Но рядом никого не было, а в ближайшей перспективе маячило обнаружение супругой Михалыча пропажи и в лучшем случае ёе обращение к участковому с вытекающим из этого официальным расследованием происшествия. В худшем случае скорый, но справедливый самосуд, где роль судьи, прокурора, адвоката и палача отводилась супруге Михалыча.

Бывают моменты, когда человек осознаёт, что какое-никакое, а прошлое у него было, а вот будущего может и не быть. Михалыч осознал это моментально, едва представил себе разозлённую свою супругу весом в полтора центнера.

…Это для дворян география наука никчемная, а для обыкновенного поросёнка хорошее знание местности в виде небольшого участка улицы Вокзальной оказалось спасением от унизительной роли залогового имущества. В момент, когда мужики топтались у водопоя, поросёнок почувствовал, что натяжение верёвки ослабло, и сбежал. Рванув от злоумышленников, Борька быстро преодолел расстояние от колонки до родного дома, ткнулся пятачком в калитку, которая гостеприимно распахнулась перед страдальцем, и, взобравшись на крылечко, захрюкал. Маруся, супруга Михалыча, сильно удивилась этим звукам. По её предположению, напиться до такого состояния её муж за каких-то полчаса, после того как она его видела, никак не мог. Да и на какие шиши он сумел бы набраться до поросячьего облика?

Женщина открыла двери, увидела Борьку с петлёй на шее и чуть было не упала в обморок. Потом успокоилась, поскольку поняла, что о суициде хряка и речи быть не может, а может идти речь о злостном хищении семейного имущества супругом Михалычем, и затаила на того злобу.

Едва Михалыч ступил за калитку своего дома, как в воздухе просвистело что-то металлическое. «Сковородка», - безошибочно определил Михалыч и поспешил укрыться за поленницей берёзовых дров.

Константиныч присел на своём крылечке, сделав вид, что он ни слухом, ни духом, а сидит тут давным-давно и читает в своих очках с роговой оправой газету. Исподтишка наблюдал, как маленький, лысый Михалыч обещает своей супруге разные неприятности, видел, как Михалыч, геройски подбоченясь, выходит из-за поленницы и начинает пугать супругу всякими словами, вроде: «убью, зарежу, разведусь, не приду ночевать, сдохну под забором», - но едва на крылечке появлялась монументального вида супруга, он тут же быстро исчезал за поленницей и в просвет между дровами следил за действиями своей первой и последней в жизни любви.

Потом Фёдоровна пригласила Константиныча откушать горячего борща, а Маруся, изловчившись, поймала-таки своего благоверного и заперла его на чердаке сарая.

Вечером пришёл зять Константиныча, который в хлопотах совершенно забыл о двух своих старших приятелях. Мужики друг на друга чуток пообижались, но с началом нового дня ушло похмелье, ушла обида и все, кроме отпускника, отправились на работу. Константиныч был начальником и отправился руководить. Несмотря на то, что говорить чиновник должен длинно и непонятно, сухим канцелярским языком, с отвечающим текущему моменту выражением лица, в душе он всё же мог оставаться обыкновенным человеком, которому ничто человеческое не чуждо.

Михалыч в то время работал сантехником. Он, наверное, и предполагать не мог, что наступят времена, когда эта профессия станет настолько востребованной и уважаемой, что к сантехникам выстроятся очереди не меньше, чем в советское время к дантистам.

Герои реальные, но ФИО по понятным причинам изменены или даются не полностью. С огромным к ним уважением,

Сергей ГОР



01.06.2011

Главная
Символика и геральдика
Картография
О фонде
Археологический атлас
История
Новое время и современность
Федор Колоколов
Экспедиция
Издательская деятельность
Выставочная деятельность
Проект «Усадьба»
Ратминский камень
Проект «Сталкер»
Лаборатория гражданского общества
Помощь донецкому музею
Межрегиональный центр
Другая Дубна
Фотогалерея
Календарь
Кинохроника
О нас пишут
История и публицистика
Обратная связь

 


Партнеры и спонсоры



Historic.Ru: Всемирная история
Historic.Ru: Всемирная история




ИСТОРИЯ СПОРТА ДУБНЫ

© Дубненский общественный фонд историко-краеведческих инициатив "Наследие", 2004 г.
Дизайн и хостинг — «Компания Контакт», г. Дубна.


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100