История и публицистика

Бизнес и воздушные приключения

Документальная приключенческая повесть

Дорогой читатель!

Я с особым удовольствием предлагаю Вашему вниманию приключенческую повесть Героя Советского Союза, заслуженного летчика-испытателя СССР, члена Клуба авиастроителей Владимира Николаевича Кондаурова. Во-первых, просто потому, что читая ее, Вы получите огромное удовольствие. Во-вторых, потому что Владимир Николаевич - выпускник Московского авиационного института, один из тех выпускников, которыми гордится МАИ. А в-третьих, потому что это первая книга, первая ласточка Клуба авиастроителей и за ней, я уверен, последует много интересных и занимательных книг об истории советской и российской авиации, написанных прославленными летчиками, конструкторами, исследователями - теми, кто делал эту историю, кто был непосредственным участником событий.

Это одна из главных задач нашего клуба - рассказать всем, и в первую очередь молодым увлеченным ребятам, о замечательной романтической области - авиации. О том, как славилась и славится Россия подвигами летчиков-асов, творческими достижениями создателей летательных аппаратов.

Владимир Николаевич Кондауров - один из тех, о ком ходят легенды. Более 115 типов различных летательных аппаратов освоено им за время службы в Военно-воздушных силах.

В тяжелые для всех нас перестроечные годы полковник Кондауров, как и многие люди в нашей стране, оказался в ситуации, когда будущее нестабильно, когда не уверен в необходимости и полезности своей профессии, своему государству, своему народу. Эта повесть как раз о событиях, случившихся в то нестабильное время.

Изменить своему делу? Унывать? Нет, это не о Владимире Кондаурове! Для него приключения - образ жизни! То, что с ним произошло в эти годы, само по себе интересно, но не менее интересно и то, как Владимир Николаевич преподносит это своему читателю.

Читая повесть, Вы будете поражены тому заряду юмора и оптимизма, который может быть присущ немолодому человеку в столь сложных ситуациях. Мало того, благодаря писательскому мастерству, Вы будете чувствовать себя непосредственным участником событий!

Мне остается лишь завидовать Вам - ведь Вы только начинаете читать эту повесть и у Вас впереди замечательные приключения вместе с героями книги.

A.M. Матвеенко,
академик РАН,
ректор Московского авиационного института,
председатель Наблюдательного совета Клуба авиастроителей



Глава 1
ТЕЛЕФОННЫЙ ЗВОНОК


Поздний декабрьский вечер. За окном надоедливо шумит нескончаемый сырой, холодный крымский ветер. От горящей на журнальном столике свечи по углам комнаты затаился полумрак. Который уж вечер мы с женой, устроившись в креслах, молча всматриваемся в него, в полумрак нашей предстоящей жизни. Получаемый из Симферополя лимит электроэнергии, местные власти экономили на военных гарнизонах. Из темных окон своих квартир мы с завистью и недоброжелательством поглядывали в сторону моря, где сверкал огнями поселок Приморский. Рубильник находился в руках поселкового Совета. Среди летчиков-истребителей ходила такая шутка: «после четвертого разворота друзей нет». Это когда в баках плещутся последние литры топлива и все торопятся на посадку. Шутка с намеком. Там шутка, а здесь реальность. Можно было еще подключить электролампочку на 12 вольт от стоящего у стены автомобильного аккумулятора, особенно если в гости зайдут товарищи поделиться новостями, как правило, невеселыми.

Что делать? В моем сознании по-хозяйски расположилось угнетающее ощущение своей ненужности, ненужности именно тому, кому старательно служил с юных лет, – Государству. А где оно теперь, которому служил? Мне еще повезло, попал, как русский, в национальное меньшинство именно на Украине. Обидно конечно, но все же свои, братья-славяне. А многим моим коллегам приходится сейчас испытывать на себе национальные чувства «дружбы» где-нибудь в Туркменистане или в Эстонии. И все-таки, я оказался выброшенным за борт корабля, плывущего в бушующем море всеобщей перестройки понятий о собственности, о человеческих ценностях, морали, нравах. Корабля, взявшего курс на Запад, к берегам тех, которые никогда не испытывали к нему особых дружеских чувств.

* * *

В один из таких вечеров и раздался телефонный звонок, вихрем ворвавшийся в мои грустные размышления. Незнакомец, которым, судя по голосу, был молодой мужчина, просил о встрече, заверяя, что имеет ко мне серьезное деловое предложение. Через пару часов в квартиру вошли двое. Высокий стройный брюнет с худощавым лицом южанина и гладко зачесанными назад волосами явно претендовал на роль интеллигентного бизнесмена. Рядом с ним стоял широкоплечий атлет с чисто русским лицом, светлыми глазами и вежливой, слегка застенчивой улыбкой.

– Борис, – представился первый, – а это мой товарищ, Александр.

– Присаживайтесь, я слушаю вас.

Разговор повел южанин, выполняя, видимо, роль ведущего в этой паре:

– Нам посоветовали обратиться к вам как к профессионалу в своей области.

– Вам требуется мой совет?

– Нет, требуется перегнать Ан-24Т в Америку.

– Куда-а?! – ошеломленно спросил я, не поверив тому, что услышал.

– Да-да, я покупаю в Крыму самолет и хочу переправить его в США, – подтвердил тот с достоинством, довольный произведенным эффектом, – я русский, но последние четыре года провел в Калифорнии. Вот мой вид на жительство в США, а это наш, обычный паспорт, серпастый-молоткастый.

Внимательно просмотрев документы, я вопросительно глянул на второго, молчаливого собеседника.

– Саша живет в Москве, у него коммерческая фирма, – ответил за товарища Борис.

– Ну, хорошо-о, – медленно начал я, все еще пребывая в состоянии некоторой растерянности, – но, по-моему, вы обратились не по адресу. Я никогда не летал на подобном типе самолета, и тем более за границу. Перед вами в большей степени аэродромный летчик, а не пилот транспортной авиации.

– Один наш знакомый с аэродрома Кировское сказал, что знает только одного человека, который может справиться с такой задачей, и дал ваш телефон. Дело в том, что перелет будет происходить в нестандартных условиях.

– Что вы имеете в виду?

– Ан-24Т – бывший самолет военно-транспортной авиации, и его кабина рассчитана на штатный экипаж из пяти человек, но вы будете один.

– Оди-ин?! Вы в своем уме? – Появившееся было чувство заинтересованности уступало место раздражению от такого дурацкого разговора.

– Не-ет! Вы неправильно поняли, – рассмеялся Борис, – мы с Сашей полетим вместе с вами.

– Не уверен, что я должен радоваться этому, – резко оборвал я. – Вы что, сами из авиации? Что же вы умеете делать?

– В школьные годы в Алма-Ате я занимался в аэроклубе, – охотно ответил тот, – правда, теоретически. Полетать не удалось. Во время перелета я могу вести переговоры с наземными диспетчерами на английском. Кроме того, у нас будет портативный наколенный навигационный компьютер «GPS», с которым у меня имеется практический опыт работы во время перегона Ан-2 в Исландию.

В Исландию?! На Ан-2?! Положительно сегодня для меня был вечер неожиданностей.

– В таком случае, молодой человек, в полетах за пределы бывшего СССР у вас опыта гораздо больше, чем у меня, тем более на Ан-2. Кстати, я незнаком с этим, как его, «Джи-Пи-Эс»? Какие у него возможности?

– В него можно запрограммировать любой маршрут, если есть полетные карты этой же фирмы. В полете компьютер показывает отклонение от запрограммированной линии пути с точностью до нескольких метров. Для этого в поле зрения антенны должны находится до трех спутников одновременно.

– А если нет трех?

– Продолжает работать в режиме «Память» до двух минут, но такое случается очень редко.

– Понятно, – беседа принимала осмысленный характер. – А напарник ваш всегда такой молчаливый?

– В кабине самолета он полетит первый раз, но от природы Александр очень способный механик и мог бы выполнять обязанности авиамеханика.

– Неужели?! – в моем возгласе слышалась нескрываемая ирония. – И вы так думаете? Я в упор посмотрел на русоволосого крепыша.

– Можно, – скромно произнес «молчун», – если, конечно, нужную литературу почитать.

– И сколько вам на это потребуется времени?

– Две-три недели.

Я смотрел на обоих, явно находясь в затруднительном положении. Черт возьми, кто же они? Откуда такой апломб? Подумать только, этот пацан купил це-елый самолет, в ча-астную собственность! Откуда у них такие деньги?

Видя мою озадаченную физиономию, Борис попробовал уточнить:

– Наша помощь будет в определенных пределах, конечно. Но в основном мы полагаемся на вас.

– Хорошенькое дело, а почему бы вам все-таки не взять в экипаж нормального борттехника и штурмана? Не к теще же на блины собираетесь.

– По ряду причин мы заинтересованы в возможно меньшем количестве лиц, привлекаемых к данному проекту, – солидно объяснил хозяин самолета.

– С таким подходом можно потерять все.

– В бизнесе тоже приходится рисковать.

«Частная жизнь», «бизнес» – эти слова сейчас в моей квартире звучали неестественно и создавали ощущение присутствия рядом тревожного дыхания новой жизни, о которой я пока не имел ни малейшего представления.

– Для меня рисковать не привыкать. Было бы ради чего.

Мои слова собеседники восприняли совершенно по-своему.

– В случае вашего согласия, – доверительным тоном сообщил «ведущий» бизнесмен, – и успешного перегона моего самолета в Америку вы получите на руки 50 тысяч долларов. Я думаю, этой суммы будет достаточно, чтобы устроить свою жизнь гораздо лучше сегодняшней.

Вся беседа, включая озвученную сумму вознаграждения, носила столь необычный характер, что у меня голова пошла кругом. «Вот они, молодые предприниматели, – думал я, с некоторым удивлением и недоверием глядя на сидящих передо мной парней, – уверенно говорят об операциях на международном уровне».

– Кстати, – обратился я к ним, – приобретение самолета, надеюсь, не связано с криминалом?

– Не переживайте, документы сейчас находятся в стадии оформления и мы их обязательно вам покажем. Но, сами понимаете, цена покупки остается коммерческой тайной.

– Она меньше всего меня интересует. И на какое время намечается вылет?

– Будущей весной, думаем, в апреле.

– Конечный пункт маршрута в США?

– Штат Калифорния, город Сан-Диего. В местном аэропорту Паломар у меня фирма по ремонту самолетов частной авиации.

– Что же вы, интересно, собираетесь там делать с этим самолетом?

– Владимир Николаевич, мы сможем посвятить вас в наши планы в случае вашего согласия на совместный перелет, когда познакомимся поближе.

– Предложение ваше, прямо скажем, неожиданное, нужно подумать. Позвоните на следующей неделе.

Молодые люди ушли, а я потерял не только покой, но и всякий интерес к повседневной жизни. Неужели это тот случай, за который можно ухватиться? А что, если они мошенники или авантюристы, и влипнешь с ними в какую-нибудь неприглядную историю? А с другой стороны, чем черт не шутит, вдруг и правда заработаю на жизнь? Конечно, такой перелет – дело рискованное. Один прыжок через Атлантику чего стоит, но не ждать же тут у моря погоды.

Через несколько дней такой внутренней борьбы у меня обозначилось четкое желание – лететь! Как-то вечером, решившись, завел об этом разговор с женой. Она долго молча смотрела на меня, сначала с изумлением, затем с испугом.

– Ты это серьезно? – спросила наконец тихо, по-женски почувствовав неизбежность предстоящего события.

– А ты хочешь, чтобы наша жизнь целиком зависела от того, выдадут мне сегодня эту вшивую пенсию или нет? Представь, что не выдадут, с голоду помирать?

– Я понимаю, но почему обязательно летать, опять испытывать судьбу? – с отчаянием воскликнула жена.

Я смотрел на ее лицо и видел на нем следы перенесенных тревог и переживаний за многие годы совместной жизни, к которым собирался добавить новые. Видел, но решение лететь оказалось тверже чувства сострадания.

– Не переживай, на самолете два очень надежных двигателя, – успокаивал я, – да еще американская навигационная система. Только и дел, что взлететь да сесть. А потом, сама посуди, врачи и сейчас допускают меня к полетам без ограничений, не буду же я собственными руками «опускать шлагбаум».

– Ты же обещал мне летать только до пятидесяти! Я столько ждала, и вот, пожалуйста, не прошло и года…

– Я же не искал, сама судьба…

– Вам с сыном легко говорить – Судьба, а мне за двоих переживать, никаких сил уже не осталось, – она не спорила, она жаловалась на свою участь. – Ну тот молодой, понятно, а ты-то, беркут сивый, налетался ведь, грех жаловаться.

– Налетаться, моя родная, нельзя, так же как надышаться, – улыбнулся я с облегчением, понимая, что основное позади.

Скачать полностью

Владимир Кондауров

Об авторе


Летчик-испытатель. Освоил 115 типов летной техники – от планеров до вертолетов. Занимался испытанием боевых истребителей разных поколений для ВВС, ПВО и ВМФ. В ноябре 1989 года первым из военных летчиков совершил посадку на палубу авианосца на самолете МиГ-29. Звание «Заслуженный летчик-испытатель СССР» получил в 37 лет, а в 45 стал Героем Советского Союза. Автор книги «Взлетная полоса длиною в жизнь». В настоящее время живет в Дубне.

23.02.2010

Главная
Символика и геральдика
Картография
О фонде
Археологический атлас
История
Новое время и современность
Федор Колоколов
Экспедиция
Издательская деятельность
Выставочная деятельность
Проект «Усадьба»
Ратминский камень
Проект «Сталкер»
Лаборатория гражданского общества
Помощь донецкому музею
Межрегиональный центр
Другая Дубна
Фотогалерея
Календарь
Кинохроника
О нас пишут
История и публицистика
Обратная связь

 


Партнеры и спонсоры



Historic.Ru: Всемирная история
Historic.Ru: Всемирная история




ИСТОРИЯ СПОРТА ДУБНЫ

© Дубненский общественный фонд историко-краеведческих инициатив "Наследие", 2004 г.
Дизайн и хостинг — «Компания Контакт», г. Дубна.


Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100